Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

Демоны книгохранилищ. Зачем издаются книги

В этом мире становится всё меньше читателей. Они исчезают с улиц, из залов ожидания, летних парков и зимних кафе. В книжных магазинах их тоже немного
000

Можно, конечно, допустить, что они прячутся по домам, читают при свете настольных ламп, отгородившись от шумного мира. Но у меня лично такой вариант вызывает серьёзные сомнения: я видел читателей, я знал многих из них, как правило, это были социально активные граждане с отменным чувством юмора, хотя и чересчур невнимательные.

Читали пионеры и домохозяйки, представители технической интеллигенции и отважные люмпены. И читали, что характерно, всё подряд – от приключенческих повестей до романов Солженицына. Империя зла, разваливаясь на куски, оставляла своих читателей один на один с лучшими образцами мировой беллетристики, которая не давала населению империи окончательно оскотиниться и потерять остатки душевного равновесия.

 Лично мне ближе именно торговцы старым книжным неликвидом, букинисты-камикадзе, которые вместе с дежурным романом Кинга продают частичку своей спекулянтской души 

И что же изменилось? Почему в трамваях не увидишь даже дамских романов? Вы скажете, пришло другое время, молодёжь имеет весьма туманные представления о литературе, интернет отвоёвывает всё новые лакомые куски на книжном электоральном поле, поэтому – какие читатели, забудьте об этом. Хорошо, отвечу я вам, это молодые люди, они родились во время одного дефолта и достигли половой зрелости во время следующего, что с них взять? А где же их родители? Они же в своё время читали, и делали это довольно охотно. Неужели они прочитали всё, что их интересовало? И интересовало ли их вообще что-нибудь? Оказывается, человека довольно просто отучить от таких приятных (хотя и необязательных, соглашусь) привычек, как книги или прослушивание музыки (конечно, речь не идёт об отформатированных эфэмках).

Как-то так неожиданно получилось, что большинство сограждан не интересуются ни литературой, ни театром, ни даже кино. Какие там новые технологии, какие электронные книги, которые как будто должны заменить старое доброе чтение. Оказывается, достаточно нескольких операторов кабельного телевидения, и население уверенно и неуклонно превращается в планктон.

Впрочем, ладно. Кто-то ведь продолжает читать книги. Для кого-то они всё-таки издаются. Какие-то последние из могикан, демоны уцелевших книгохранилищ по-прежнему таскаются по книжным магазинам (которых, как это ни странно, становится всё больше), выискивая на полках что-то только им известное и необходимое.

Сходите при случае на книжные развалы. Эти вечные студенты, которые ходят сюда как на работу, пританцовывая вокруг картонных коробок, набитых собраниями классиков марксизма-ленинизма и совет­скими изданиями второсортных американских детективов. Эти расстриги-интеллигенты, которые таскают подмышками страшного веса и вида тома Шекспира и Фрейда, Ницше и Джугашвили. Эти перекупщики чужих библиотек, которые переносят в старых деревянных чемоданах обломки чужого благополучия, распродавая его по демпинговым расценкам на блошиных рынках. Новые книги – это прекрасно, я не спорю, новые бестселлеры так или иначе раскупаются поколениями новых книголюбов. Но лично мне ближе именно торговцы старым книжным неликвидом, букинисты-камикадзе, которые вместе с дежурным романом Кинга продают частичку своей спекулянтской души. Может, потому что в прочитанных книгах сохраняется дыхание их владельцев, чужая биография, что передаётся на уровне дактилоскопии.

Заметки карандашами и чернилами, следы от стаканов на обложках, свидетельство великого хода времени, великого переползания истории над нашими головами – ни один глянец не может заменить этого щемящего и нестерпимого запаха старой типографской краски.

Да, почему опять о фриках? Читатели есть, и они разные. Их отличаешь, как членов большой дружной семьи. Или секты. Недавно ехал в подземке, читал книгу, подаренную издателями. Напротив сидела девушка, тоже что-то читая. Оказывается, того же автора, что и я. Я окликнул её, показал обложку своей книги. Она на миг сосредоточилась и показала обложку своей. Как будто это был проездной билет.

Сергей Жадан, поэт

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.