Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса

Спикер Рады, которой как бы нет

Спикер Рады, которой как бы нет
Председатель распущенной Рады (по версии Виктора Ющенко),  или глава действующего парламента (по версии коалиции), Александр Мороз рассказал Фокусу, почему не проиграет выборы, как обойтись без Конституционного суда, а также кто привёл Юрия Луценко в правительство и  почему не получилась широкая коалиция
000

 
— Александр Александрович, что, по-вашему, сейчас происходит в стране?

— Это искусственное создание кризиса для решения политических целей — пересмотра результатов выборов-2006 с намерением блокировать политреформу. Идёт борьба за сохранение абсолютной власти Президента.

— То есть политреформа под угрозой?
— Не думаю. Хотя бы потому, что изменения в Конституцию внесены в соответствии с самой Конституцией, а второе — Конституционный суд просто не может признать легитимным указ Президента от 2 апреля (о досрочном прекращении полномочий законодательного органа — Фокус)

— Даже мысли такой не допускаете?

— Не допускаю.

— Хорошо, а как вам такой вариант: выборы как результат «полюбовной» договорённости Президента и коалиции?

— Я за такие выборы, если исходить из того, что необходимо подтверждение доверия народа. Но тогда важно, чтобы это доверие подтверждалось одновременно к обоим институтам власти — и к Президенту, и к парламенту.

— То есть должны состояться ещё и выборы главы государства, которым будет предшествовать его отставка?

— Нет. Отставки Президента не бывает, так же как и отставки парламента. Власть непрерывна!

— Хотите сказать — Президент должен уйти сам?

— Если он настаивает, не имея на то оснований, на досрочных выборах Рады, он и сам должен пойти на досрочные выборы, как это сделал Президент Кравчук в 1994 г.

— Значит, угрозы того, что Верховная Рада сама начнёт этот процесс через процедуру импичмента, нет?

— Нет. И не столько потому, что для этого нет оснований, но и потому, что это, во-первых, неэффективно, а во-вторых, нет соответствующего закона, который был заблокирован и прежним, и нынешним Президентами. В законе о временных следственных комиссиях была выписана процедура импичмента, и президент, видимо, остерегаясь её, закон не подписал.

— Вы настаиваете на варианте с перевыборами Виктора Ющенко, потому что как спикер, в отсутствие Президента, будете выполнять его обязанности?

— Эта норма действительно предусмотрена в Конституции, но ограничена всего 90 днями, и предполагает подписание только указов определённого содержания. Поэтому бороться за такую функцию… Знаете, это даже излишне обсуждать.

— Коалиция сама спровоцировала Президента на роспуск парламента, затеяв создание конституционного большинства. Ведь понятно было, что он воспримет это болезненно и начнёт защищаться.

— Нам вовсе не нужна была коалиция в 300 голосов! Нужно процедурное большинство в 300 голосов, чтобы продолжить процедуру внесения изменений в Конституцию в части местного самоуправления. Но за эту цифру уцепились, как за угрозу. Если уж говорить об угрозах — то зачем менялись председатели районных судов в Киеве и регионах? Почему отправили в отставку председателя Печерского райсуда? Почему, наконец, «Офіційний вісник Президента України» (издание, где был опубликован указ о досрочном прекращении полномочий парламента — Фокус) был заранее подготовлен к печати? Это что — подготовка к дискуссии или к опубликованию незаконного указа?

— Вы имеете в виду, что Ющенко был готов к роспуску за несколько месяцев до него?

— Он был готов давно и не отрицал, что может действовать подобным образом.

— С какого момента, по вашим сведениям? 

— Уже месяца через два после подписания Универсала национального единства.

В результате политического кризиса кто-то из политиков «высшей лиги» будет вынужден сойти с арены
В результате политического кризиса кто-то из политиков «высшей лиги» будет вынужден сойти с арены



— И действия коалиции не имели к этому отношения?
— Коалиция всегда действовала в соответствии с Конституцией, а если были какие-то дискуссионные моменты, то их можно было рассмотреть в регламентном порядке. Мы интересовались, например, с какими нормами закона о Кабмине не согласен Президент? Давайте их уберём. Договорились об устранении разногласий. Но потом из секретариата Президента приходило заявление: «Ни о чём не договорились». Там нужны были не компромиссы, а поводы для нагнетания ситуации.

— Ваши отношения с Ющенко, должно быть, окончательно испортились после того, как вы подписали закон о Кабинете Министров? Как вы их сейчас оцениваете?

— Считаю их нормальными, поскольку меньше всего обращаю внимание на эмоции. Он руководитель одного института власти, я чётко выполняю свои обязанности. Что касается мнений о том, как я их выполняю — это «вкусовщина». Каждый судит по-своему. Но я не считаю себя меньшим патриотом, чем Президент или какой-нибудь другой политик. Я отстаиваю интересы страны.

— Вас не обидел вывод из состава Совбеза?

— Со стороны Президента это были, конечно, эмоции. Но я даже доволен, поскольку СНБО наконец-то начал работать в соответствии с Основным Законом. В Конституции определено, что председатель парламента может принимать участие в его работе. Но, будучи членом Совета, он будет зависим от председателя. А это не соответствует принципу разделения властей.

— Коалиция ставит под сомнение законность указа о прекращении полномочий парламента. Если бы Президент распустил Раду летом, перед назначением Виктора Януковича — было бы это более законно, на ваш взгляд?

— И тогда это было бы незаконно. Тогда тоже не было оснований — тех единственных, которые определены 90-й статьёй Конституции. Коалиция была создана в определённый Основным Законом срок, в срок была подана кандидатура премьера, и распусти Президент парламент только потому, что ему эта кандидатура не понравилась, была бы та же коллизия, что и сейчас. Но нынешней ситуации, видимо, есть объяснение: месяцы, которые прошли после формирования правительства, и успешные результаты его работы продемонстрировали окружению Президента невозможность возврата к старой модели власти. Поэтому и была придумана история с незаконным расширением коалиции.

— С момента роспуска Рады Юлия Тимошенко выглядит очень уверенной и подчёркнуто спокойной. Как вам кажется — она в этой ситуации добилась, чего хотела? Получила ли гарантии премьерского, скажем, поста от Президента?

— Похоже, она удовлетворена тем, что снизила авторитет Президента.

— Другими словами, она играет против Президента?

— А разве для кого-то это секрет?

— Она влияла на него в вопросе роспуска Рады?

— Считаю, да.

— Доказательства?

— Все доводы, которые Президент излагает сейчас, озвучивала и она, но раньше.

— И о других оппозиционерах. Как вам успехи вашего бывшнго однопартийца Юрия Луценко на оппозиционном поприще? Видна ли выучка СПУ?

— У меня больше 10 лет педагогического стажа. У меня были ученики, которые имели успешные оценки, но не всегда действовали «на отлично» в жизни…

— Вы с ним совсем не общаетесь?

— Не общаемся.

— С тех пор, как он ушёл из СПУ?

— Раньше. Вот он говорил: «Меня просили председатель парламента, Президент и т.д., чтобы я остался министром». Никогда я его об этом не просил, мы с ним вообще не говорили на эту тему. Он говорит о предательстве, но партию он предал давным-давно. Да он и министром стал больше не по настоянию социалистов, а Петра Порошенко и Президента. Исходя из ситуации, которая складывалась, я согласился — пускай будет министром. Из списка Соцпартии (на прошлых парламентских выборах — Фокус) он ушёл, будучи третьим в нём. Не потому, что хотел быть нейтральным, а потому что предполагал быть первым. Что ж, сейчас он добился первого места — пускай ему везёт.

— Опыт ещё одного экс-социалиста Иосифа Винского, кажется, здорово пригодился сейчас Тимошенко….

— Да, Винский очень опытный. Но слишком властный. Сдерживать его в Соцпартии мог я. Как будет в новой политсиле — посмотрим. Он так часто говорит о ней: «наша партия». Это интересно. Но он действительно опытный орговик. Таких у Тимошенко не было.

— Прямо подарок от СПУ…

— Мы, может, его заслали туда, чтоб он изнутри развалил Блок Тимошенко (Смеётся).

— Виктор Янукович неоднократно говорил после роспуска Рады, что у Президента ещё есть время передумать. Вы тоже всерьёз считаете, что у него есть пути к отступлению от собственного указа? Но ведь так он потеряет лицо.

— (Эмоционально) Что значит «лицо политика» перед реальными обстоятельствами, перед интересами государства?! Ведь речь не идёт о том, что мы заботимся о репутации Президента, парламента или конкретного должностного лица. Мы заботимся о репутации государства! Если мы ответственные политики — давайте этим заниматься.

— Но отступление от указа для Президента сейчас — политическое самоубийство!

— Посмотрите на социологию: да никто на это не обратит внимания! Людям надоели интриги, им нужен порядок! И если Президент будет исходить из этого, то скажет: вот здесь мы ошиблись, давайте отступим, сделаем шаг назад и определимся. Без Конституционного суда и прочего. Я это ещё третьего апреля предложил: пускай все сделают по шагу назад. Для этого надо отменить указ Президента и постановления парламента. А потом окажется, что парламент решит (или уже решил) вопросы, которые были раздражителем для Президента. И всё, проблем нет! Но сейчас Президента беспокоит другая проблема — «Наша Украина» проиграла последние выборы. К тому же, чем дальше идёт политреформа, тем больше влияния на местах теряют «нашеукраинцы». Вот этого им совсем не хочется, потому и ведутся разговоры о ревизии воли избирателей. Если так рассуждать, то почему, например, их не беспокоило посягательство на волю избирателей, когда в оппозицию ушли двое из СПУ (Иосиф Винский и Галина Гармаш — Фокус)? И только через месяц возникла обеспокоенность из-за депутатов, двинувшихся «в обратном направлении»!

— Да вы, кажется, расстроены происходящим…

— Наоборот, я спокойно отношусь к ситуации. Она не может продолжаться до бесконечности. А если Президент хочет абсолютного результата — тогда нужны двойные перевыборы. Но он действует алогично, его загоняют в тупик, и меня это беспокоит. Он не может отрицать, что полтора года — выгодно это было нам или не выгодно — мы (соцпартия — Фокус) защищали авторитет Президента, когда ближайшее окружение доставило ему столько неприятностей! Но он, похоже, этого не ценит. Что ж, это его проблемы. Я предлагал ему идти другим путём — мы расширяли коалицию, дали «Нашей Украине» солидные министерские должности в Кабмине. Неужели сложно было понять, что надо было действовать именно таким образом? Этих людей заставили уйти, а потом начали искать объяснения, мол, их из власти выживали…

— И почему же не получилась широкая коалиция?

— Виновато окружение Президента. Ближайшее.

— Кто это, интересно? Раньше были «любі друзі», теперь они удалены. Значит — Виктор Балога?

— «Любі друзі» — это категория. Качество остаётся, а состав меняется…

— А вы не боитесь, что вот сейчас широкая коалиция состоится, но на новый лад. Просто Партия регионов договорится с Президентом об условиях перевыборов с тем, чтобы продолжить сотрудничество после них. И социалисты уже не будут нужны.

— Эти домыслы я уже слышал. Могу в ответ сказать, что пока парламент с Кабмином действуют вполне согласованно. А если бы и так… (Пауза). Пускай. Но тогда у меня возникает вопрос — почему, если мог состояться союз «Нашей Украины» и Партии регионов, этого не произошло ещё летом 2006-го, в июле? Ведь договор у них уже был подписан. Кстати, никто их не пытался шельмовать за двойную игру.

— Учитывая низкие рейтинги Соцпартии — вам какой формат участия в выборах ближе: пойдёте в список Партии регионов или примете участие в «бело-голубом» блоке, если такой будет?

— Не стоит обсуждать абстрактные конструкции. Мы исходим из того, что неконституционных выборов не будет. Плановые выборы состоятся в 2011 г. Вот тогда и посоветуемся по поводу перспектив и так далее. Замечу — с 1994-го не было ни единых выборов, на которых бы заказная социология не предрекала социалистам поражение. И, тем не менее, мы всегда проходили в парламент.

— Постойте, как же не будет выборов — вы же сами говорите, что они возможны, если Президент согласится переизбираться вместе с парламентом.

— Если эта идея будет реализована, выборы будут в конце года, не раньше. И тогда, опять же, мы успеем поговорить о конструкции избирательной кампании.

— Александр Александрович, вам не бывает обидно, что СПУ — самая старая украинская партия — сейчас в хвосте избирательских симпатий, а на первых местах «младшие» политические силы?

— Да, я с этим уже сталкивался — то «озимое поколение» появлялось, то ещё какая-то политсила, которая имеет «колоссальное преимущество». Рейтинги огромные — и только после выборов они «сдуваются». Поэтому на это смотрю спокойно. Не может проиграть партия, имеющая идеологию, структуры в каждом районе, около 30 тысяч «первичек», которая признана в мире и является членом Социнтерна. И поэтому, уверяю вас, всё будет нормально.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.