Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Военная агрессия России

Конфликтолог Андрей Гирнык: Информационная война в Крыму проиграна

Конфликтолог Андрей Гирнык: Информационная война в Крыму проиграна
Конфликтолог Андрей Гирнык рассказал Фокусу о том, что спровоцировало проблемы на востоке Украины и в Крыму
000

Горячая точка сегодня не Киев, а Крым. Почему обострился конфликт и что с ним делать?

Это старый конфликт, прошедший разные стадии, но сейчас он находится на максимальном пике обострения за всю свою историю. Вмешательство третьей силы, по сути, легализирует появление здесь четвёртой, пятой, десятой сторон. Сейчас это уже конфликт не между Украиной и Крымом, а между Украиной, европейскими государствами и Россией.

Мы проиграли информвойну ещё до начала конфликта. Крымчане живут в другом информационном поле. Они могут не знать фамилий украинских министров и депутатов, но прекрасно ориентироваться в правительстве и Думе РФ. Никто и никогда стратегически не думал, как сделать так, чтобы крымское население было ориентировано на Украину.

В какую сторону может качнуться Украина?

Конфликт в острой форме может ускорить некоторые события, например, вхождение Украины в НАТО или подписание ассоциации с ЕС. В такие моменты, особенно когда третья сторона пытается давить, появляется необходимость безотлагательных решений.

Но сегодня-то Виктора Януковича нет, правительство сменилось. Основные противоречия исчерпаны?

Фактически произошла лишь смена людей у власти. Но сама система и структура власти осталась прежней. Она и не могла измениться, для этого необходимо новое законодательство, глубокие реформы. А потому все вопросы, лежавшие в основе первичного конфликта, пока остались.

На какой стадии развития находится конфликт «Майдан — власть»?

По наиболее популярной 9-стадийной модели конфликта австрийского конфликтолога Фридриха Глазла мы дошли до 7-го уровня. Чтобы вы понимали, 9-й уровень — это война на полное уничтожение противника. 8-й уровень — ликвидация центров координации действий («огонь по штабам»), в нашем случае это было бы уничтожение не только участников протеста, но и кого-то из лидеров оппозиции.

Сейчас мы немного откатились назад, одна из сторон победила. Вооружённого конфликта нет. Но остаются горячие точки в Крыму и на востоке Украины. Кроме того, есть конфликт в самом Майдане — между радикалами и приверженцами ненасильственного протеста. Между ними глубокое идейное отличие, и в конце концов оно может привести к размежеванию двух сил.

Что, на ваш взгляд, стало кульминацией конфликта?


Смерти протестующих. Хотя иногда сложно сказать, что именно было кульминацией. В теории есть понятие «мёртвая точка» конфликта. Это субъективная кульминация, когда одна из сторон чувствует, что не может дальше продолжать конфликт (по причине истощения ресурсов, потери поддержки и т. д.). Мы не знаем, почему Виктор Янукович покинул Киев, но, по сути, он достиг этой мёртвой точки.

Как вы оцениваете роль международных посредников?


Они, безусловно, повлияли на снижение градуса противостояния. Но разрешить главные проблемы они не могут. При остром конфликте переговорщики никогда не ставят задачу разобраться с его первопричиной. Цель — приостановление конфликта. В нашем случае посредники сделали немало, к примеру, возвращение к Конституции 2004 года было важным достижением.

Но международные посредники недооценивали глубину противоречий и стремились уладить конфликт, а не решить его. Ослабление Януковича их вполне устраивало. Чем слабее власть в стране, тем легче ей навязывать свои интересы. Они действовали нормально с точки зрения своих стран.

Как украинцам договориться?


Необходим широкий компромисс, который будет принят всеми сторонами. Но компромиссы бывают продуктивные и непродуктивные. В Украине высок риск того, что компромисс будет найден правящими элитами, но в результате он окажется невыгоден населению. Например, новое правительство заявило, что нас ожидают тяжёлые времена. Возникает вопрос: тяжёлые времена будут одинаково тяжёлыми для всех или только для малообеспеченных и среднеобеспеченных граждан? Пойдёт ли правительство на то, чтобы часть материального бремени взяли на себя элиты? Если элиты договорятся о перераспределении источников доходов, должностей и точка, то мы возвращаемся к варианту «Янукович-2» или «Кучма-2». Возможен и вариант, который реализовывало правительство Николая Азарова: отсутствие реформ, наращивание долгов и их проедание.

Что нас ждёт в случае непродуктивного компромисса?


Посмотрите, что уже третий год происходит в Египте. В любом случае компромисс, как говорит английская пословица, это хороший зонтик, но плохая крыша. Это временное решение, которое должно перерасти в сотрудничество. Важно найти взаимопонимание между западом и востоком страны. Стратегия «мы живём, как нам нравится, а вы живёте, как вам нравится» провальна. Нужно искать формы взаимодействия. Ведь конфликт сохраняется, когда стороны перестают слушать друг друга.

Елена Струк, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.