Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса

Постпред Украины в ООН: Россия использует шантаж и подмену понятий

Постпред Украины в ООН: Россия использует шантаж и подмену понятий
Постоянный представитель Украины в ООН Юрий Сергеев утверждает, что мировое сообщество никогда не признает Крым российским
000

Какие механизмы ООН может задействовать Украина для разрешения конфликта с Россией?

Мы можем действовать через Совет Безопасности ООН и через Генеральную ассамблею организации. В Совбезе состоялось 8 заседаний по нашему вопросу, на которых практически все члены совета поддержали территориальную целостность Украины. На седьмом рассматривался проект резолюции, признавший тогда ещё предстоящий референдум в Крыму нелегитимным. Проект был ветирован представителем России (13 стран его поддержали, Китай воздержался. — Фокус). Мы понимаем, что дальнейшие наши действия в Совете Безопасности будут наталкиваться на одну и ту же реакцию РФ. Хотя именно решения Совбеза обязательны для всех государств — членов ООН, в отличие от решений Генеральной ассамблеи, носящих рекомендательный характер. Но и её поддержка для нас важна как значимый инструмент глобальной солидарности. Поэтому на последнем заседании Генассамблеи мы представили резолюцию под названием «Территориальная целостность Украины».

Какие рычаги влияния на ситуацию использует Украина вне заседаний Совбеза и Генассамблеи ООН?

Сейчас в Украине работает мониторинговая группа ООН по правам человека. Её задача — объективная оценка последствий недавних событий для прав человека и мониторинг текущей ситуации в стране. Миссия должна была работать и в Крыму, но крымская сторона агрессивно настроена по отношению к наблюдателям. Кроме того, в отдельных регионах Украины появятся политические офицеры ООН, которые будут информировать Генерального секретаря организации Пан Ги Муна о происходящем.

Что это даст Украине с практической точки зрения?

Фактически это позволит нам избежать манипуляций России и даст картину того, как на самом деле обстоят дела в Украине. В целом все задействованные механизмы призваны консолидировать мировое сообщество, объединить его во мнении, что в XXI веке пиратство, совершённое Россией, недопустимо и не может быть принято. Впоследствии это будет влиять на решение стран, регионов или организаций о том, как им вести себя с агрессором и оккупантом.

Может ли Украина воспользоваться механизмом введения миротворческих сил на территорию государства по решению ООН?

Этот вопрос в компетенции исключительно Совета Безопасности. Необходимо его решение, и ясно, что оно будет заблокировано Россией. К сожалению, обойти это никак нельзя.

Признает ли мировое сообщество Крым российским?

Этого не будет. Солидарность стран по поводу целостности Украины очевидна. К тому же мы не отказываемся от Крыма, как Грузия не отказывается от Осетии и Абхазии, а Азербайджан — от Нагорного Карабаха. И в ООН, к примеру, правовой статус Нагорного Карабаха так и зафиксирован: оккупированная территория Азербайджана. Очевидно, что силового решения этой проблемы нет. Сработают вещи иного порядка. Регионы должны увидеть, что их искусственное отделение не принесло им никакой пользы. Так что будущее за правдой. В Украину эта правда должна прийти с экономическим и социальным развитием основной части страны. Но есть ещё один важный момент.

Какой?

Вызов ведь брошен не только Украине, а всей системе ООН. И в случае с Сирией, и в случае с Украиной ООН не смогла предпринять экстренные меры для урегулирования конфликта. Организация не в состоянии эффективно реагировать на кризисные явления (и это касается не только военного противостояния, но и экономических, финансовых вопросов), решая проблему в самом её начале. Акцентирую в первую очередь на устаревших механизмах ветирования, используемых в Совбезе. Они не дают возможности немедленно реализовать, в частности, миротворческий потенциал ООН. А мы видели, как затягивание конфликта в Сирии приводило к большему количеству жертв.

Как можно изменить ситуацию?

Старые члены ООН давно ведут переговоры о реформе Совета Безопасности и Генеральной ассамблеи. Понимание того, что нужно делать, есть. К примеру, французская делегация, выступая на Генассамблее ООН в сентябре 2013 года, призвала всех отказаться от применения вето (правом вето обладают пять постоянных членов Совбеза — Великобритания, Франция, США, Китай и Россия. — Фокус) в случае явной агрессии и угрозы человеческим жизням.

Появилась ли воля на такие реформы?

Это болезненно для стран — постоянных членов Совета Безопасности. К тому же до сих пор вето создавало некую систему сдержек и противовесов. Но в свете последних событий было бы лучше перейти к модели Генеральной ассамблеи, то есть к принятию решений через голосование большинством.

А что говорят о ситуации в Украине представители стран — членов ООН в неформальной обстановке?

Нам искренне сочувствуют. Даже те, кто формально поддерживает Россию. Они это делают в силу определённых обстоятельств. Я имею в виду бывшие страны СССР, входящие вместе с РФ в Организацию договора о коллективной безопасности. Они прекрасно понимают, что, достигая своей неправедной цели, Россия использует неправедные методы — спокойно, уверенно обманывает и дезинформирует. Все это видят.

На ложь реагируем не только мы или крупные страны, как, например, США. Иордания на одном из заседаний пункт за пунктом аргументировала, почему военное вторжение в Крым является агрессией в ответ на мистификации России.

А каковы аргументы российской стороны?

Принцип территориальной целостности — это главенствующее звено в современной системе правопорядка. Россия же апеллирует к праву народа на самоопределение. Но и правом на самоопределение, записанным в уставе ООН, она тоже манипулирует. Ведь им могут воспользоваться только те народы, которые не имеют своей государственности в ином месте. Называть происходящее в Крыму самоопределением российской этнической группы абсурдно, потому что есть государство Россия. И все прекрасно понимают, что происходит подмена понятия.

Какие неформальные методы давления использует Россия, чтобы привлечь страны на свою сторону?

Мы знаем, что Россия через свои диппредставительства по всему миру начала оказывать жёсткое давление на государства. Во многих случаях это и шантаж, и угрозы.

Но всё равно стран, резко выступающих против Украины, нет. Из прессы мы видим, что в поддержку Владимира Путина высказались, например, Сирия, Северная Корея. Но это старые друзья России.

Что будет в случае эскалации конфликта?

Всё, что мы делаем, как раз и направлено на недопущение дальнейшей экспансии России. Это политические предупреждения, адресованные России, и рекомендации украинскому Кабмину, которые должны упредить любые сепаратистские настроения. Конечно, правительству сложно в нынешних экономических условиях. Но нужно понять проблемы, существующие на местах, услышать людей.

Елена Струк, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.