Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Военная агрессия России

Коэффициент войны. Почему формулу мира от Порошенко нужно пересчитать

Коэффициент войны. Почему формулу мира от Порошенко нужно пересчитать

Не исключено, что предложенный президентом вариант — единственно возможный, учитывая политические и военные обстоятельства. Однако формулы всегда абстрактны, а значит, хороши в теории

000

Во время инаугурации Пётр Порошенко озвучил формулу примирения на востоке Украины. Говорил президент долго, в основном — о мире и единстве. А в это время у нас в Луганске опять стреляли. За окном раздалось пару коротких очередей. Кто стрелял, почему, в кого — не разобрать, да и привыкли мы уже. Пришлось чуть увеличить громкость в телевизоре. Президентская формула мира хороша, слушать было интересно, но как применить её к той реальности, которая за окном?

Кто виноват
Вину за кризис в Донбассе Порошенко возложил на Януковича. С точки зрения истории так оно, скорее всего, и есть. Ведь именно Янукович не смог вырулить из зимнего противостояния, запустившего цепную реакцию. Примерно так же видит ситуацию и большинство украинцев в центральных и западных регионах страны. Однако здесь, в Луганской и Донецкой областях, всё выглядит иначе.

Для жителей Донбасса волнения начались с евромайдана, а война — с началом АТО. Когда бои идут в твоём городе, угол обзора совсем иной. Помните 21-летнюю медсестру Юлю Изотову из Краматорска, которая погибла во время штурма блокпоста ополченцев 3 мая? На её похороны пришли тысячи людей. «У неё всю спину разорвало. Это же нелюди натворили!» — рыдала в камеру её лучшая подруга. Попробуйте убедить её в том, что во всём виноват Янукович. 

Украина видит потоки беженцев из Донбасса. В Киеве ситуация выглядит так: десятки тысяч мирных украинцев бегут от «террористов», не желая становиться гражданами непонятных «народных республик». Что ж, случается и такое. Но большинству вся эта игра престолов до лампочки. Люди бегут от войны. Бегут и спасают детей как проукраинские граждане, так и сторонники самопровозглашённых ЛНР и ДНР.

Когда в Луганске штурмовали погранчасть, я позвонил другу. «Слышишь, как бахает? — спросил он, подержав телефон у открытого окна. — Аж стёкла дрожат». Окна жилого дома выходили прямо на поле боя, в них залетали пули. Это было во вторник, 3 июня. А в среду на нашем железнодорожном вокзале случился аншлаг: проводники пропускали в вагоны безбилетников, горожане готовы были ехать стоя. Бежали, не разбирая направлений: перед глазами у луганчан был полуразрушенный Славянск.

Что делать
Нужен диалог. Вести его президент собирается «не со стрелками, абверами, бесами или прочей нечистью», а с мирными гражданами, пусть даже они придерживаются иных политических взглядов. Порошенко предлагает вынести террористов (или ополченцев) за скобки, как нечто для Донбасса чуждое, инородное, а значит, лишнее. Такой подход соответствует информационной стратегии, взятой на вооружение правительством с самого начала кризиса на востоке. Её суть: ополченцы (террористы) — сплошь засланные казачки, разбавленные проплаченной местной шпаной.

Но это, опять же, взгляд издалека. Картинка в телевизоре в разных регионах Украины воспринимается по-разному. Помню, операторы любили выхватывать из отряда ополченцев возле луганского СБУ пожилого бородача в камуфляже и казачьей папахе. Бородач вёл себя вызывающе, говорил журналисту: «Можешь показывать всех, никто не боится!» И демонстрировал автомат. Кого видел в кадре киевский или львовский телезритель? Страшноватого диверсанта и наёмника на задании. А я узнал Николая Ивановича, немного эксцентричного отшельника, который последние годы своей жизни посвятил строительству храма возле села Каменка. Недавно закончил купол. Боевик из него — не очень: зрение такое, что автомат ему лучше без рожка давать.

Не надо иллюзий: ополченцев поддерживает значительная часть местных. Взять, к примеру, явку на референдумы о независимости так называемых ДНР и ЛНР. Конечно, верить заявлениям «народных» ЦИК о всенародной поддержке сложно. Но даже в Администрации Александра Турчинова её оценили в 30% и 25% в Донецкой и Луганской областях соответственно. А это каждый третий и каждый четвёртый житель областей. От их имени говорят «народные губернаторы» Болотов и Пушилин и воюют абверы с бесами. Вынести всех их за скобки было бы удобно, но куда выносить десятки и сотни тысяч местных жителей?

А поговорить
Вести диалог президент собирается с местной властью, но с обновлённой. «Сегодня нам нужен легитимный партнёр по диалогу. Говорить с бандитами мы не будем. А действующие местные депутаты уже никого не представляют. И мы готовы огласить досрочные местные выборы на Донбассе», — поделился планами президент. Вроде бы логично. Партия регионов своё влияние на востоке растеряла, а значит, и договариваться с ней смысла нет. Возникает вопрос: у кого, кроме «бандитов», влияние на востоке есть?

Когда весной начались захваты админзданий, регионалы не удержали рычаги управления. В Луганске местную власть опрокинули за один день. 29 апреля новостная лента была интересна, как никогда: за несколько часов ополченцы захватили ОГА, облпрокуратуру, горсовет, апелляционный суд и заблокировали управление МВД. Что же касается оппозиции — дело швах. Последние 10 лет вся власть в Донбассе была сосредоточена в руках Партии регионов, а оппозиционные политические силы существовали только на бумаге: ни власти, ни авторитета у них не было. А ведь новый переговорщик должен быть авторитетным настолько, чтобы перехватить инициативу у ополченцев-террористов. Чтобы появился такой переговорщик, необходимы новые выборы. Вновь проблема: как эти самые выборы организовать? Причём не кое-как, а чтобы в их легитимность поверило местное население. Напомним: выборы президента в Донбассе не состоялись, за исключением нескольких районов, которые контролируют украинские военные. В остальных городах и весях избирательные участки даже не громили — они попросту не открылись, а члены избиркомов сидели по домам, отключив мобильные телефоны.

Им было страшно, и за них было страшно. Правительство пообещало этим людям защиту, но на деле члены избиркомов остались один на один с так называемыми ополченцами: кого-то избили, кому-то пришлось посидеть под дулом автомата, кому-то угрожали по телефону. Двоих журналистов, освещавших выборы на севере Луганской области, «арестовали». Ребят через несколько дней выпустили, но лечиться одному из них придётся ещё долго, причём в эмиграции. В общем, любые выборы здесь можно будет проводить только после окончания АТО. Вывод: выборы если и состоятся, то под дулами автоматов. По крайней мере, именно так их воспримет значительная часть местных жителей. Какая уж тут легитимность.

Никто не забыт
Формула примирения для Донбасса необходима. Не исключено, что предложенный президентом вариант — единственно возможный, учитывая политические и военные обстоятельства. Однако формулы всегда абстрактны, а значит, хороши в теории. На практике мы получим результат с поправкой на коэффициент войны, который включает в себя всё то, что не укладывается в формулу.

Во-первых, в формулу не укладываются гробы, особенно те, в которых лежат отцы, мужья, братья, друзья. О погибших украинских военных регулярно отчитывается руководство АТО, а вот точно оценить потери среди ополченцев практически невозможно: счёт идёт на сотни. Оплакивать какого-нибудь Гиркина-Стрелкова будут в Москве, но остальных — в Луганске, Донецке, Мариуполе и других городах Донбасса. Не стоит ожидать, что здесь скоро забудут погибших.

Во-вторых, останется послевкусие поражения, долгое и горькое. «Донбасс никто не ставил на колени», — твердили здесь во время «оранжевой революции», а после неё с нетерпением ждали реванша. Идеологический окрас поражение Донбасса имело и в 2004-м, а уж теперь ставки возросли многократно. Для многих война с «хунтой» — это Великая Отечественная 2.0, поражение в которой будет не только политическим, но и экзистенциальным. Такую травму никакими инвестициями не залечишь.

Козыри Порошенко
Обещанная президентом «экономическая реконструкция» была нужна Донбассу и до войны, а уж после — как воздух. И здесь у Порошенко есть союзник в лице местного бизнеса, который вымирает в условиях «народных республик». Моему знакомому айтишнику уехать из Луганска помог работодатель — компания эвакуировала сотрудников из региона. Другой знакомый тоже уезжает вместе со всей фирмой — несколько раз к ним в офис являлись люди с автоматами и пытались «национализировать» технику.

Бизнесмены будут рады просто миру, можно даже без вливаний. Но предприниматели не составляют в Донбассе большинства, их проблемы и психология понятны далеко не всем. А вот сторонники «народных республик», наоборот, считают, что независимость принесёт региону экономический подъём. Так что аббревиатуры ДНР и ЛНР будут долго восприниматься ими как символы несбывшейся мечты. А все послевоенные проблемы региона простыми людьми будут списываться на единство с Украиной и на её руководство.

И всё же время играет президенту на руку: число уставших от войны растёт в Донбассе с каждым днём. Мечты мечтами, но лучше плохо жить при ненавистном правительстве, чем погибнуть от шальной пули или под артобстрелом. Однако возлагать слишком уж большие надежды не стоит. Даже если Киев принесёт мир и процветание, никто не забудет, что приказ о начале АТО был отдан в Киеве. Это тоже следует вычесть из результата, полученного по президентской формуле.

Анатолий Рублёв, Луганск

 

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.