Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Военная агрессия России

Житель Краматорска: Когда работают Грады – это очень страшно

Житель Краматорска: Когда работают Грады – это очень страшно

Краматорский журналист Александр Олейник - о том, как жил его город во время оккупации боевиками ДНР и как живет теперь

000

С Александром Олейником Фокус впервые поговорил в конце мая, перед самыми президентскими выборами. Тогда он согласился рассказать, как живет Краматорск под властью террористов, только на условиях полной анонимности. 6 июля украинские войска освободили город от сепаратистов, которые контролировали его с середины апреля. Теперь Олейник, проживший в Краматорске все это время, готов говорить, уже не скрывая своего имени.

Как жилось в городе в последние недели перед освобождением?

Последние недели были самые тяжелые. Боевики постоянно обстреливали аэродром, буквально каждую ночь. С горы Карачун стреляли наши войска. Когда сидишь дома, не знаешь, кто откуда и куда стреляет, и очень нервничаешь…

В последнее время какие-то нехорошие люди стали обстреливать уже непосредственно город: жилые кварталы, школы, детсадики и т.д. Это очень сильно изменило ситуацию: люди и так были напуганы, а когда пошли такие обстрелы, началось какое-то повальное бегство из города.

Больницы работали?

По-разному. Медики ведь тоже люди, они тоже боялись, в некоторых больницах начальство ставило персонал перед выбором: или увольняйтесь, или приходите на работу. Была большая проблема с инсулинозависимыми. Где-то с середины мая перестало работать казначейство, и город не мог закупать инсулин. Какие-то остатки были, но они быстро закончились. Один раз пришла какая-то типа гуманитарная помощь от ДНР, но это были слезы по сравнению с потребностями. Я не знаю, как выживали люди, которым требовался инсулин…

А магазины работали?

Работающих магазинов было все меньше и меньше, полки почти опустели, но голода всё же не было.

Водоснабжение было?

В последние недели были разрушены насосы канала «Северский Донец-Донбасс», который поставлял воду в значительную часть города.

И как люди справляются?

Город питается водой из двух источников. Второй источник как раз под Карачуном, он был поврежден, но частично вода поступала. В поселке Беленькое под Краматорском  восстановили три старые скважины, из них брали около 15 тысяч кубов, а город потребляет до 60 тысяч, то есть вы представляете масштаб проблемы. Из-за того, что запустили скважины, могли воду давать на час-два в отдельные районы. По городу ездили водовозки, в школах ставили емкости с водой.

Что было с электричеством, газом, мобильной связью, интернетом?

Мобильная связь и интернет работали хорошо. Электричество и газ были нарушены в тех районах, которые наиболее активно обстреливались.

Жители Славянска теперь рассказывают, что в последние недели они жили, как в Средневековье: без удобств цивилизации, готовили еду на кострах и т.д., в Краматорске было что-то подобное?

У нас такого не было, но если бы боевики у нас еще посидели некоторое время, могло бы и у нас такое быть. В ряде районов люди прятались примерно до 2-3 часов ночи в бомбоубежищах, пока не заканчивался обстрел. А потом с половины одиннадцатого ночи все начиналось заново.

Как происходило освобождение Краматорска?

В ночь с пятницы на субботу (с 4-го на 5-ое июля - Фокус) были сильные бои. Мы сразу было подумали, что колонны, которые въезжали в город - это наши войска, но потом поняли, что это Стрелков со своими боевиками прорывается из Славянска. Была мысль, что он теперь засядет в Краматорске, и мы очень загрустили. Боевики примерно в полночь обосновались в центре, на площади перед горисполкомом, и их тогда никто не бомбил. А примерно к двум часам дня почти все массово ушли, многие с семьями и детьми. Боевики забрали почти все автобусы, которые были в городе, всего до полусотни,  просто останавливали легковушки на улицах и выбрасывали людей. Эти сволочи два дня подряд в час пик, когда люди идут на работу и с работы, обстреливали остановки и автобусы, после этого маршрутки перестали ходить, и боевики при уходе забрали их прямо с автобазы.

Руководство АТО обвиняют в том, что боевикам Стрелкова дали спокойно выйти из Славянска, а потом уйти на Донецк.

В ту ночь был сплошной штурм позиций АТО по всем направлениям, самые жестокие бои, которые мы видели за все это время. Колонна стрелковцев напала на наш блокпост между Славянском и Краматорском, в итоге всю колонну сожгли. В это время основные силы боевиков тихо уходили полями и посадками.

Из Краматорска они уходили не только в Донецк, а в Краматорск, Горловку и т.д. В Краматорск они прорывались с боями, а из города они уже смогли более-менее спокойно выйти, хотя над колоннами летали наши «сушки», которые провожали их до Донецка. Я не исключаю, что какая-то договоренность могла иметь место.

Может быть, боевикам дали возможность уйти спокойно, потому что в колоннах было много заложников из гражданского населения.

Я не знаю о заложниках, но боевики точно уходили со своими семьями, было много женщин и детей.

Насколько разрушен город?

Все зависит от конкретного района. В районе Станкостроя есть девятиэтажка, которая очень сильно пострадала. В центре на Богдана Хмельницкого пострадала школа и несколько «сталинок», куда прямо попали снаряды. В районе улицы Шкадинова тоже пострадали многоэтажки и гаражи. Был еще и обстрел «Градами». Когда работают «Грады» – это очень страшно, обстрел был в трех-четырех километрах от моего дома, но мне казалось, что все происходило прямо за окном.

Кто стрелял из «Градов»: армия или боевики?

Я точно не знаю, но считаю, что стреляли боевики. Очевидно, целились по аэродрому, но руки кривые, промахнулись на десяток километров и попали по поселкам Веселое и Красногорка, где в сумме пострадало с три десятка частных домов.

Но в целом, большая часть города вполне сохранилась, вот те районы, о которых я упомянул – это практически и все разрушения.

Как население воспринимает украинские войска?

В основном нормально. Если раньше из города убегали украинские патриоты, теперь страшно уже другой стороне, многие сторонники сепаратистов убежали. Остались, конечно, всякие бесноватые, но куда без этого. Изначально очень многие поддерживали ДНР, но потом люди охладели, перестали «подогревать» боевиков, носить им еду и т.д.

После освобождения Красного Лимана украинские силовики проводили поквартирный обход домов в поисках затаившихся сепартистов, в Краматорске что-то подобное происходит?

Мне об этом неизвестно. Я думаю, пока руки не дошли еще.

На данный момент армии в городе почти нет. На площади стояли три БТРа, я, кстати, ходил мимо них, и у меня никто даже документов не спросил. Все украинские войска находятся на аэродроме и на Карачуне.

Кто поддерживает порядок в городе? Милиция работает?

Пока это всё не началось, в городе было четыре с половиной сотни милиционеров, на момент вхождения сил АТО осталось тринадцать.

А где остальные?

А остальные стали предателями или уехали. Патрулирования никакого в городе нет, ходят саперы, разминируют здания, еще около сотни милиционеров прислали из других областей, их поселили где-то в общежитии, местные предприниматели организовали им кормежку, но на улицах я их пока не видел. Также пытаются создавать какие-то народные дружины, но их я тоже не видел еще.

Вам сейчас стало спокойнее жить в городе?

Мне – да, а моим знакомым сепаратистам – наверное, нет.

Какие-то диверсионные отряды сепаратистов остались в Краматорске?

Думаю, остались. Недавно я шел по городу, и наши военные предупредили меня, чтобы я быстрее уходил, потому что идет зачистка. Возле аэродрома одной ночью также были перестрелки.

Какая главная проблема сейчас у жителей Краматорска?

Сейчас главная проблема в том, что у населения нет денег, чтобы купить продукты. С понедельника начали понемногу платить пенсии и другие соцвыплаты, все понемногу начало налаживаться. А раньше те же пенсионеры очень бедствовали – не потому, что нельзя было купить еду, а потому, что не на что.

Ваши знакомые, покинувшие город, уже начали возвращаться?

Есть такое мнение, что из Краматорска выехали до ста тысяч человек, т.е. более половины всех жителей. Есть многоэтажки, в которых не осталось ни одного жителя. Да, люди возвращаются. Работники заводов приезжают, медики и т.д. За всё это время в целом погибло около 40-50 человек, в основном мирных, а раненых – до полутора сотен, двадцать из них еще в больницах. Десятки людей забрали боевики, и единицы из них вернулись.

К людям с проукраинскими взглядами сразу приезжали, забирали - и с концом. На завод приехали однажды вооруженные люди со списком, взяли начальника под белы ручки и пятерых работников забрали прямо с рабочих мест. Потом директор завода еле смог договориться, чтобы их отпустили.

Беседовал Милан Лелич, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.