Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Марк Фейгин: Савченко можно обменять на российских спецслужбистов
Военная агрессия России

Марк Фейгин: Савченко можно обменять на российских спецслужбистов

Известный российский адвокат Марк Фейгин – об условиях содержания украинской летчицы Надежды Савченко в СИЗО Воронежа, рассмотрении дела в Европейском суде по правам человека и перспективах ее экстрадиции

000

Вчера, 15 июля, Госдеп США признал историю с задержанием украинской летчицы Надежды Савченко одним из доказательств прямой причастности России к конфликту на юго-востоке Украины. Действительно, официальная версия российской стороны – о том, что виновная в расстреле российских журналистов на Луганщине летчица была задержана при попытке пересечь украино-российскую границу под видом беженки – не выдерживает никакой критики. Тем не менее, в Следственном комитете РФ отбрасывают саму возможность экстрадиции Савченко в Украину, а администрация СИЗО, где она содержится, до сих пор не пускает к ней консула Украины в РФ Геннадия Брескаленко – хотя такое обещание ранее давал глава Администрации президента Путина Сергей Иванов. О текущей ситуации и перспективах дела Фокус поговорил с известным российским адвокатом Марком Фейгиным, который с прошлой пятницы представляет интересы украинской летчицы.

Вам удалось встретиться с Надеждой Савченко?

Пока нет. Возможно, это произойдет сегодня.

А украинского консула к ней до сих пор не допустили?

Нет, под сугубо формальными предлогами. По существу же, они не заинтересованы в том, чтобы консульские службы Украины в России получили прямую и достоверную информацию, поскольку вопрос, скажем так, весьма щекотливый для взаимоотношений двух государств.

Вам что-то известно об условиях содержания Савченко? Оказывается ли на нее давление?

У нее одиночная камера. Она находится в СИЗО Воронежа, оно небольшое, рассчитано на 69 человек. СИЗО в России делятся на два типа: с более мягкими и более жесткими условиями, так называемыми "красными". Это СИЗО относится ко второму типу. На счет давления – пока у меня нет никакой информации.

Вы сообщали о том, что власть РФ могла допросить сестру Надежды Савченко – Веру. Это ведь могло стать одной из форм давления?

Данную информацию консулу Украины Геннадию Брескаленко сообщил лично следователь по делу Дмитрий Маньшин. Мы не могли не предупредить об этом Веру Савченко, поскольку мы не знали возможного исхода такого допроса, вдруг бы он закончился ее задержанием – зачем же тогда давать лишние возможности для давления на нашу подзащитную.

По вашему мнению, она вообще законно находится за решеткой?

Для того, чтобы ответить на ваш вопрос с процессуальной точки зрения, надо, прежде всего, выяснить, каким образом Савченко оказалась перемещена с территории Украины на территорию России. Если это было осуществлено незаконно, то и содержание в российском СИЗО сейчас является незаконным.

Тот факт, что Европейский суд по правам человека уже начал производство по делу Савченко, может как-то повлиять на позицию российских властей?

Всё может повлиять на дело, и обращение в международные органы в том числе, поскольку ЕСПЧ – ключевой орган, который налагает на РФ обязательства по исполнению своих решений. Другое дело – решающим ли образом, потому что Россия зачастую демонстрировала игнорирование своих обязательств по выполнению международных норм, имеющих приоритет над нормами национального законодательства. Покуда Российская Федерация в Совете Европы, решение ЕСПЧ является для нее обязательным, если она не будет выполнять его, может последовать исключение из Совета Европы, Белоруссия тому наглядный пример.

Как вы оцениваете перспективы рассмотрения дела по срокам?

Пока преждевременно об этом говорить. Уголовно-процессуальный кодекс отводит на предварительное следствие максимальный срок в два года. Пока процессуальная сторона дела такая. Но ситуация может разрешиться хоть завтра, если на высшем уровне будут достигнуты какие-то договоренности, прежде всего под давлением европейского сообщества, о какой-то сделке, которая может и иметь какую-то юридическообразную форму.

Какие политико-правовые выходы могут быть найдены?

Все что угодно. Например, передача расследования по делу Савченко украинским правоохранителям, поскольку невозможно провести все процессуальные действия в России, ведь те же следователи РФ не могут проводить допросы, следственные эксперименты или обыски на территории той же Луганской области. Я думаю, что могут возникнуть какие-то варианты решения, которые будут устраивать все стороны.

Вы верите, что эти случится?

Другие сценарии я рассматриваю как выходящие за рамки разумного. Ведь суд в России со всем тем набором обстоятельств, который уже имеет место, будет выглядеть как оксюморон.

Но представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин заявил, что шансы на экстрадицию Савченко равняются "шансам Петра Порошенко стать президентом Америки".

Маркин у нас как раз отвечает за заявления подобного рода.

Это давление на суд, бравада, демонстрация мощи своей позиции или что?

Он до установления вины, игнорируя принцип презумпции невиновности, подменяя собой суд, делает такие заявления, которые никак не коррелируются с законом

Важно понимать, что суд в России не является независимым, он встроен в исполнительно-государственную вертикаль власти, при авторитарной системе это нормально. А Маркин не боится за свои слова, поскольку не будет за них никоим образом наказан.

В соответствии с международными договорами между Украиной и РФ последняя не обязана выдать Савченко?

Есть Венская конвенция, к которой присоединились Украина и Россия. Она предусматривает четкие критерии, согласно которой выдача происходит только по запросу принимающей стороны. Украина пока не может сделать такой запрос, поскольку пока вообще непонятно, на каком основании гражданка Украины оказалась на территории России.

Кто будет это устанавливать? Россия, похоже, будет настаивать на версии о том, что Савченко пересекла границу добровольно под видом беженки.

В частности, Европейский суд по правам человека.

Но это явно не будет быстрым делом?

Конечно. Но есть политическая сторона вопроса, тот же Совет Европы может обратиться к российским властям с требованием как-то следовать конвенции.

Возможен ли обмен Савченко на кого-то из российских граждан, к примеру?

Это неплохая идея. Обмен может быть произведен, например, на представителей российских спецслужб, если такие действительно задержаны украинскими властями. В любом случае, это будет политическое решение, как в свое время обмен Луиса Корвалана на Владимира Буковского.

Зачем, по вашему мнению, Россия идет на такие репутационные потери в связи с делом Савченко? Чего власть РФ хочет добиться?

Я думаю, это средство политического давления на Украину по вопросу Юго-Востока и Крыма. Россия хочет обзавестись как можно большим количеством таких инструментов давления. Кстати, есть и другие граждане Украины, кроме Савченко, которые сейчас находятся на территории России в аналогичном положении.

Беседовал Милан Лелич 

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.