Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Военная агрессия России

Тарута: Освобожденному Донбассу нужна "промывка мозгов"

Тарута: Освобожденному Донбассу нужна "промывка мозгов"

Губернатор Донецкой области – о сроках окончания АТО, причинах войны на Востоке, десепаратизации и восстановлении региона

000

С Сергеем Тарутой Фокус пообщался в знаменитом скоростном поезде Hyundai, следовавшем по маршруту Киев-Дружковка (до оккупированного Донецка "хюндаи"  пока не ходят). Вместе со своей командой и киевскими журналистами губернатор ехал проведать недавно освобожденные от сепаратистов территории вверенного ему региона.

Во время интервью Тарута постоянно отвлекается на телефонные звонки – губернатору докладывают о ситуации в зоне АТО, эвакуации беженцев, разрушенных объектах инфраструктуры и заводах, ремонте школ и дорог и т.д. Несмотря на активизацию сепаратистов в последние дни, он верит, что ДНР будет полностью ликвидирована уже в ближайшее время.

Военная помощь не нужна

Когда закончится очистка Донбасса от террористов?

Я надеюсь, что в Донецкой области – уже в августе. К сожалению, в последние пять-шесть дней мы видим негативную динамику. Боевики получили значительное подкрепление из России. Если бы не новые поставки тяжелой техники и боевиков со стороны РФ, все бы точно закончилось в этом месяце.

Есть угроза того, что подконтрольная ДНР территория расширится, и сепаратисты отобьют назад освобожденные ранее земли?

Думаю, что нет. Единственный вариант – если зайдет российская армия, но это совсем другой разговор.

По вашим данным, какой процент боевиков составляют российские наемники и регулярные части?

Большинство, их уже до 80%. Часть местных сепаратистов убежала, часть погибла, часть быстренько сложила оружие и пытается жить мирной жизнью. Местные ведь в основном стояли на блокпостах, не участвовали в активных боестолкновениях.

Какую стратегическую цель, по-вашему, преследует Россия?

Дестабилизация ситуации в Украине. Но захват всей Украины невозможен – как завоевать мою душу и души всех украинцев?.. При наихудшем сценарии, это будет незатухающий конфликт, в котором мы рано или поздно победим. Вопрос только в количестве жертв и разрушений.

Что может остановить Кремль? Только смена власти в России?

Я думаю, и усилия международного сообщества должны быть более весомыми.

Например? Предоставить Украине военную помощь?

Нет, военная помощь в данном случае как раз будет вредна, она может стать для России основанием для полномасштабного вторжения. Скажут, что Америка пытается захватить территорию, чтобы создать угрозу для России и т.п.

Пародия на Майдан 

Если оглянуться назад, вы сделали все, чтобы не допустить разворачивания масштабного конфликта?

Мы сделали все, что могли бы сделать. А о 90% того, что сделали, я пока вообще не хочу говорить. Закончится война, и я смогу поведать немало интересного. В любом случае полномочия губернатора не такие большие. У губернатора нет и не должно быть частных армий, это задача центральных органов власти.

Но ситуация на подконтрольных сепаратистам территориях Донецкой области и так намного лучше, чем в Луганской. Мы смогли обеспечить элементарные потребности граждан: у них есть вода, хлеб, электричество, лекарства, транспорт и т.д.

А центральная власть сделала все, чтобы не допустить эскалации конфликта?

Как чиновник, я не могу критиковать свое начальство. Но, поверьте, вопросов у меня очень много. Сейчас надо победить, надо заниматься реформами, ведь, кроме образовательной реформы, никаких других реформ в стране нет, а АТО – не помеха реформированию.

Все-таки, если мы вернемся в март месяц, когда весь сепаратизм сводился к митингам и маршам по Донецку с флагами России и дубинками – можно было бы его задавить еще тогда?

Нет, этого нельзя было сделать. Был четкий план России по раскачиванию обстановки. На первом этапе они пытались опереться на протестные настроения жителей Донбасса. Но это у них не получилось – мы провели активную контркампанию, и суммарно не более 15 тысяч человек вышли на акции. А расчет был на то, что выйдут миллионы.

Когда они увидели, что мы немного прочистили мозги местным жителям, появились отдельные боевики, а когда их начали уничтожать украинские силовики, через границы начали переходить уже целые караваны.

Тем не менее, уровень поддержки сепаратистов в Донбассе все равно высок. Это признают и местные проукраински настроенные граждане.

Протест возник не в марте-апреле. Основа для него была заложена давно, когда закрывались предприятия, когда росла безработица, когда целые города получали статус депрессивных. Потом – когда был Майдан и соответствующая идеологическая обработка – только маленькая часть населения Донецкой области помогала Майдану, остальные воспринимали его в штыки.

Социальные проблемы имели системный характер, это не был "вирус"вроде гриппа, а большое злокачественное образование, и "химиотерапию"надо было проводить намного раньше.

Тем не менее, массовая бедность в Донбассе существовала многие годы, а до восстания не доходило.

Если бы не работа политтехнологов, если бы они не взрывали народную массу, если бы не платили за участие в первых демонстрациях, ничего бы не было. Это совершенно не было похоже на протест на Майдане. В Донецке максимум вышло 10 тысяч человек – на миллионный город. То есть люди не выходили по своей воле, ими манипулировали.

Надо лечить мозги

Что надо делать после освобождения Донбасса?

Лечить мозги и создавать рабочие места.

Как лечить мозги?

Не применять насилия. Люди должны понимать, что украинская власть – это доктор, а не палач. В отношении тех, кто не был замешан в убийствах, надо применить амнистию.

Как это осуществить на практике? У нас до сих не могут разобраться, кто в кого стрелял на Майдане, а здесь имеем дело с боевыми действиями на огромной территории.

Когда мы только освободили Славянск, сами люди приходили, и говорили: вот этот –  сепаратюга, этот – воевал с оружием в руках. Плюс у нас есть достаточно большое досье на многих, кто участвовал в конфликте. Но мы должны опираться не на насилие, а на прощение.

Вы уверены, что симпатизирующее сепаратистам население на освобожденных территориях не затаит обиду на украинскую власть и не нанесет удар в спину при первой возможности?

Я не думаю, что таких людей много. Есть антикиевские, но не антиукраинские настроения.

А что плохого сделал Киев этим людям?

Считается, что все беды, все разрушения, вся бедность – от Киева, который забрал себе полномочия. Первым делом в освобожденных городах надо будет совершить "промывку мозгов"и доказывать на конкретных примерах, что разрушения в городах и жертвы среди мирного населения – дело рук не украинской армии, а сепаратистов.

А что делать с теми семьями, в которых муж, брат или сын пошли в сепаратисты и были уничтожены нашими войсками?

Мы должны предоставлять адресную помощь всем пострадавшим. Тогда раны от этих событий со временем затянутся, поверьте.

То есть вы будете помогать семьям, в которых кормилец погиб от рук сил АТО?

Прежде всего, надо разобраться, как погиб тот или иной человек. Если окажется, что в какой-то семье кормилец был явным сепаратистом или убийцей – я не знаю пока, что с такими семьями делать.

На освобожденных территориях на свои рабочие места часто возвращаются чиновники или депутаты, замеченные в активной помощи террористам, это касается и силовых структур, и местных госадминистраций и местных советов. Что вы планируете с этим делать?

Мы должны опираться на закон и не подменять его революционной целесообразностью. Если кто-то из чиновников был замечен в сепаратизме, задача прокуратуры и правоохранительных органов найти доказательства и дать им оценку. С помощью автомата мы ничего не добьемся.

Я знаю многих мэров, которые оставались в оккупированных городах и как-то пытались обеспечивать их жизнедеятельность. Но они неудобны для своих конкурентов, и те, пользуясь возможностью, пытаются свести с ними счеты и обвиняют в сепаратизме. Там, где местные госслужащие были более чем лояльны к сепаратистам, мы должны их менять, но только на основании доказательств.

Работа мэров и председателей госадминистраций – это административная работа, военные комиссары здесь не помогут. У нас есть пример Артемовской райдаминистрации, где был назначен военный (командир батальона "Артемовск"Константин Матейченко - Фокус), и он сейчас пытается де-факто вводить военное положение. В его кабинете не проводятся совещания, зато в качестве "аргументов"для посетителей на рабочем столе лежат боевые гранаты. Это лишь создает больший раскол и вызывает большую ненависть к местной власти.

То есть проводить полное обновление силовых структур и исполнительной власти не нужно?

Те, кто показал неэффективность, должны быть сняты. У меня есть досье на каждого, и я знаю, кто был эффективен, а кто неэффективен. Кадровый состав милиции был почти везде обновлен. Мы сейчас просим патриотов, чтобы они брали на себя солидарную ответственность за действия правоохранителей.

У нас была ситуация в Великоновоселковском районе, где поставили руководителем администрации местного "патриота"(Александра Ариха – Фокус). Он набрал себе замов из криминалитета, и они все начали терроризировать всю область. В этом районе никогда не было сепаратизма, всегда висели украинские флаги, а мы взяли и своими действиями взорвали ситуацию.

Есть идея, что после окончания войны Донецкую область надо разделить как минимум на две, создав условную "Приазовскую область" с центром в Мариуполе, или каким-то другим путем перекроить Донбасс. Как вы к этому относитесь?

Это чушь собачья, чистой воды популизм. Это тот же сепаратизм, только в рамках одной территории. Эти идеи экономически необоснованы и неактуальны сейчас. В рамках децентрализации будет стоять вопрос по изменению территориальных общин, но в рамках областей. А о "Приазовской области"я слышал еще, когда ходил в школу…

Военная разруха 

Сколько жителей Донецкой области покинули регион из-за войны?

По нашим оценкам, около 500 тысяч человек. Подавляющее большинство из них уехали в другие регионы Украины. Официально у нас зарегистрированы 30 тысяч беженцев, которых мы эвакуировали в южные районы области.

Какой процент экономического потенциала Донецкой области уничтожен войной?

Все зависит от конкретных отраслей. Что касается угольной индустрии – это может быть до 10%. Инфраструктура, например мосты, – тоже до 10%. Большие потери понесло и сельское хозяйство. Остальные отрасли пострадали меньше. Критичны ли эти потери? Да – но для этого года. А на перспективу ничего фатального не произошло.

Какие самые крупные промышленные объекты уничтожены?

Есть четыре шахты, которые, по предварительным расчетам, нецелесообразно будет восстанавливать. А разрушений крупных предприятий пока нет.

Какой объем средств потребуется в целом на восстановление?

На сегодняшний день это миллиарды гривен.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.