Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса

Почему закон о люстрации не поможет отделить предателей от честных людей

Почему закон о люстрации не поможет отделить предателей от честных людей

Люстрация — это, конечно, очень важный и нужный процесс. Но человеческую совесть он всё равно не заменит

000

 16 сентября 2014 года депутаты Верховной Рады проголосовали за закон "Об очищении власти". Принятие этого нормативного акта стало эпохальным событием в истории законотворчества независимой Украины и открыло перед обществом невиданные доселе возможности для глобального обновления властной вертикали, избавления её от коррупционеров, взяточников, приспешников режима Януковича и окончательного искоренения советского номенклатурного наследия — одним словом, всего того, что так долго не позволяло Украине сделать свой первый уверенный шаг в глобальный мир и стать равноправным членом дружной семьи европейских народов.

Ну что, прочли? Зря. Банальщина. Хотя и на популярную тему — о люстрации. Калейдоскоп журналистских клише не столь вариативен, увы. Как ни крути, в подавляющем большинстве случаев получается передовица "Правды" образца 1970-го.

Поэтому я расскажу вам реальную историю, основанную на реальных событиях реальных жизней реальных людей. Семь лет назад я активно умирал, педантично исполняя все директивы стратегического плана тотального саморазрушения. Я был на три десятка килограммов тяжелее, запивал горсти антидепрессантов тяжёлым алкоголем, выкуривал по две пачки красного "Мальборо" в день и работал в прокуратуре одного из районов города Луганска. Именно в тот период "контора" окончательно трансформировалась в закрытое акционерное общество для напомаженных индюков с донецкой пропиской.

Оперативно скупив все руководящие посты, они использовали таких, как я, в качестве безмолвного тяглового скота, который тащил за собой прогнившую арбу украинской правоохранительной системы ради зарплаты, выслуги лет и права носить в нагрудном кармане красную прокурорскую ксиву, которая, чего уж греха таить, давала и до сих пор продолжает давать определённые преференции её обладателям. Донецкие работали много и интенсивно, но на карман.

Мы работали ещё больше и ещё интенсивнее, чтобы донецкие не отвлекались от основного занятия и вспоминали о нас как можно реже, потому что краеугольными камнями донецкого дискурса всегда являлись деньги и сила, и оба эти фактора были не на нашей стороне.

В тот период у нас сформировалась небольшая компания, куда помимо меня входили двое местных "убоповцев", Андрей и Дима, и двое местных же "прокурорских", Дима и Серёга, с которыми мы, собственно, и проводили всё служебное и большую часть личного времени, перемежая 14-часовые рабочие будни 24-часовыми выходными загулами.

Сообща мы распутывали хитросплетения конвертационных центров и финансовых пирамид, сообща приземляли бандитов и мошенников на аэродромы исправительных учреждений нашей необъятной родины, сообща выгребали взыскания за недостаточную, по донецким представлениям, напористость на работе. "Если к нам не приходят люди или приходят с пустыми руками, значит, вы не работаете", — пеняли нам "варяги".

В 2008-м, едва не слетев с катушек от передозировки ненавистью к такому руководству и едва не застрелившись из-за отвращения к самому себе, я уволился. Товарищи мои, к их чести, меня не забыли, как это принято у людей, состоящих на государственной службе: звонили, приезжали и помогали ассимилироваться на "гражданке", потому что нет никого более беспомощного и неприспособленного к обычной жизни, чем бывшие правоохранители.

Прошло шесть лет. Изменилось всё. Изменилось настолько, что я успел напрочь забыть себя прежнего. Прошлое виделось мне картиной Поллока — психоделическим абсурдом, экспрессионистской абстракцией, химерой. Начался Майдан.   

Поначалу я не воспринял его всерьёз, сочтя очередным потешным бунтом — флешмобом столичных яппи и глянцевых персонажей. Однако страшная ночь с тридцатого на первое внесла радикальные коррективы в восприятие происходящего, я включился в протест, вылетев за это с очередной работы, доставив бездну хлопот луганским комсомольцам и оказавшись на спецучёте СБУ как лицо, склонное к экстремизму и прочим перверсиям. Своих приятелей я и вовсе практически потерял из поля зрения. Звонить им я даже не пытался — не хотел радовать "майора" и подставлять парней.

Вслед за Майданом началась война. Война, которая навсегда вырвала из моей жизни огромное количество людей. Некоторые умерли в моих глазах сразу же, убежав в Россию, некоторые погибли, а некоторые…  уж лучше бы погибли. В конце июля Андрей прислал мне сообщение: "Привет, братец. Чистим Лисичанск. Слава Украине". Я, наверное, сотню раз перечитал эти шесть слов, обезумев от счастья и гордости.

Чуть позже, когда нам удалось созвониться, выяснилось, что принимать присягу "мусарне ЛНР" мой товарищ отказался, был до полусмерти избит, затем, едва став на ноги, вывез семью подальше и вернулся выполнять свою непосредственную работу — бороться с преступниками. Принимал участие в зачистках Лисичанска, Северодонецка, боевых столкновениях с русскими оккупантами и боевиками "ЛНР". Оказалось, что Дима, его коллега из УБОПа, тоже на месте — командует нашим блокпостом в одной очень неспокойной точке Луганщины.

Когда зашёл разговор о мотиве его выбора, Андрей, которому, в принципе, ничего не мешало присоединиться к банде лугандонских мародёров и начать вместе с ними грабить регион, сказал очень простую, но невероятно важную вещь: "Раньше я никогда не думал, что присяга хотя бы что-то для меня значит, я знал её наизусть, но не понимал, о чём она, а теперь понимаю".

А ещё через месяц я услышал и о "прокурорской" составляющей нашей некогда дружной компании. Серёга с Димой так и работают в прокуратуре. В прокуратуре "ЛНР". Они — враги. Такие дела.

Люстрация — это, конечно, очень важный и нужный процесс. Но человеческую совесть он всё равно не заменит. Это всё, что нужно знать о люстрации нормальному человеку. 

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.