Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса

Владимир Демчишин: Украина сможет полностью отказаться от российского газа в 2017 году

Владимир Демчишин: Украина сможет полностью отказаться от российского газа в 2017 году

Министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин рассказал Фокусу о требованиях МВФ к новым коммунальным тарифам, отношениях с Яценюком и войнах с монополиями олигархов

000

На часах уже 20:00, а визитёры в приёмной Владимира Демчишина продолжают хлопать дверями. "В следующий раз приходите с конкретными наработками", — немного раздражённо выпроваживает министр одного из них. Уточняю у секретаря, какой рабочий график у Демчишина. Стандартный рабочий день — с 8 утра до полуночи. Из его кабинета выхожу в 10 вечера с новым багажом знаний — министр порой увлекается разговором и начинает посвящать в тонкости горения угля марок "А" и "Г". Демчишин — бывший инвестиционный банкир, в энергетике работает около полугода. Его подопечные говорят, что всё это время он усиленно вникал в курс дела, поэтому на общение со СМИ было не так много времени.

На крючке МВФ

Переговоры с МВФ завершились. Какие условия фонда должен выполнить энергетический сектор, чтобы страна получила $17,5 млрд?

— Первое — это реформирование Нафтогаза, обещанное не только МВФ, но и Европейскому энергетическому содружеству. Кабмин уже согласовал новый закон о рынке газа, который полностью этот рынок переформатирует, — произойдёт расщепление функций Нафтогаза и облгазов. Транспортировкой, добычей и хранением топлива будут заниматься разные компании. Это позволит сделать рынок конкурентным, на нём появится много игроков.

Дмитрий Фирташ — монополист на рынке облгазов, что для него изменится?

— Сейчас у нас закрытая система доступа к конечному потребителю, за него никто не борется. Есть Фирташ, который через облгазы оперирует сетью трубопроводов с газораспределительными станциями и поставляет газ предприятиям или физлицам. То есть обеспечивает и функцию транспортировки, и функцию поставки. Когда произойдёт расщепление функций, он не сможет этого делать.

Конечным поставщиком сможет стать кто угодно. Эти поставщики будут искать, где купить газ повыгоднее — у трейдера, производителя или Нафтогаза, и заключать прямые договоры с конечным потребителем. Оператору сети они будут платить только фиксированную стоимость, которая будет определяться по чётко выписанной формуле.

Чтобы контролировать, как поставщики покрывают нужды потребителей, на рынке начнёт работать так называемый социальный поставщик — оператор ГТС, который будет получать информацию по договорам, отслеживать, если на рынке нехватка газа, и в случае необходимости поставлять недостающую разницу.

Насколько вырастут тарифы на газ и электроэнергию по договорённостям с МВФ?

— Вокруг тарифов шла острая дискуссия. В меморандуме в прошлом году был утверждён рост тарифов на 40%, но из-за девальвации гривны в МВФ заявили, что нынешняя цена слишком низкая. Они предложили поднять её до уровня импортной. Их логика понятна: ведь тогда невозможно было бы воровать газ на уровне облгазов и теплокоммунэнерго за счёт разницы цены. Это когда газ покупается для промышленности по одной цене, для населения по другой, а потом идёт манипулирование статистикой.

Но перейти сразу на такое повышение для населения мы не могли, это потребовало бы мгновенного запуска системы субсидий для 7 млн домохозяйств. Мы убедили МВФ пойти на уступки в вопросе цены и дать время, чтобы люди модернизировали свои дома, а теплокоммунэнерго — инфраструктуру. Тогда, с одной стороны, средний чек для потребителя за счёт цены вырастет, но за счёт снижения потребления снизится.

В итоге был найден компромисс: цена будет подниматься в течение двух лет поэтапно, но первое повышение произойдёт уже в апреле. Люди получат платёжки, оценят новые тарифы и летом утеплят стены, поменяют котлы, чтобы подготовиться к будущей зиме. С апреля также введём систему субсидий. По нашим оценкам, их будут получать две трети населения. В изменениях к бюджету мы уже заложили 12,5 млрд грн на эти цели. Также на 40% начиная с марта должны вырасти тарифы на электроэнергию.

Жизнь с колёс

Насколько сегодня критичны запасы газа и угля?

— В хранилищах сегодня 8,5 млрд кубов газа, а критический запас с точки зрения технологии и поддержания давления в трубе — 6 млрд. Мы выбираем по 65–70 млн кубометров в день, так что до конца марта запасов у нас достаточно. В апреле потребление снизится, и мы сможем поддерживать баланс за счёт европейского реверса и собственной добычи.

С углём ситуация сложнее — мы продолжаем жить с колёс. Есть профицит газового угля (марки "Г"), его уже накопилось около 500 тыс. тонн, и нехватка угля антрацитовой марки (марки "А"). На складах в зоне АТО находятся 3 млн тонн антрацитов, но вывозить мы можем только незначительными партиями. В итоге ежемесячно нам не хватает 200–300 тыс. тонн антрацитного угля. Берём с мира по нитке: частично закупаем у Луганскугля и шахты им. Киселёва, частично — в России, привезли две лодки из ЮАР.


"В группе "Приват" уверены, что управляют Укрнафтой лучше государства" - о причинах противостояния государства и Игоря Коломойского


Как долго может занять перевод ТЭС на уголь марки "Г"?

— Полноценная замена котлов может занять до двух лет, но мы сейчас работаем над тем, чтобы успеть это сделать к началу следующего отопительного сезона.

А если не успеете?

— Будем импортировать. У нас уже есть опыт этой зимы, мы видим аритмичность поставок из России, трудности с доставкой угля из Донбасса, поэтому подготовка к отопительному сезону начнётся гораздо раньше. Нам нужно уже до октября накопить 1,5 млн тонн антрацитов, и мы начнём это делать с апреля. В прошлый октябрь мы вошли с запасом 400 тыс. тонн.

Будете импортировать электроэнергию из России?

— Если представится такая возможность. Это самый дешёвый вариант. Но нам также важно выровнять перекосы в потреблении. Для этого мы повысили цену электроэнергии в пиковый дневной и вечерний периоды и снизили в ночной. Промышленность уже пользуется этим, но основная проблема в том, что население пока не переходит на ночной тариф. Стирку, глажку можно устраивать после 10 вечера — это было бы дешевле, но тогда необходимо установить счётчики с зональным учётом.

Интриги нашего двора

Поясните скандал с контрактом на поставку российской электроэнергии.

— Это контракт со справедливой ценой, без которого нам пришлось бы вернуться к аварийным отключениям. Когда я начал объяснять, что к чему, ажиотаж сразу утих. По сути, за исключением каких-то технических ошибок на промежуточных стадиях подготовки договора, там ничего преступного не нашли. Вся шумиха вокруг этого контракта создана искусственно третьей стороной.

Намекаете на ДТЭК Рината Ахметова?

— Я не намекаю. Я просто анализирую факты. Ситуация была такая: Центрэнерго сидит без угля, Донбассэнерго стоит. У ДТЭК доля на рынке 40%, а если брать тепловую генерацию, то вообще 90%. Вот и получается, что ДТЭК был больше всех заинтересован в срыве контракта.

А почему разгорелся скандал с южноафриканским углём?

— По первым поставкам из ЮАР у меня у самого были претензии из-за качества угля, которое не соответствовало цене. Но по дальнейшим поставкам мы пересчитали предоплату, снизили цену с 112 до 99 долларов за тонну, повысили требования к качеству — 5600 калорий вместо 5000. Поэтому мне непонятно театральное представление, когда ко мне забегал народный депутат Егор Соболев, требовал показать контракт, а потом рассказывал, что я от него прячусь.

Тем более что там сумма поставок — $10 млн, а шума — на миллиард. Кроме того, без этих 160 тыс. тонн угля нам бы пришлось остановить Трипольскую и Змиёвскую теплостанции в середине января. Сбалансировать энергосистему было бы даже с импортом электроэнергии крайне сложно.

У Крыма и оккупированного Донбасса есть задолженность перед остальной Украиной за энергоресурсы?

— Крым рассчитывается вовремя, у Донбасса огромный долг. По газу это около 7,5 млрд грн, даже если считать по цене 6000 грн за 1000 кубометров без НДС и транспортировки. По электроэнергии — 3,5 млрд грн, и каждый месяц сумма растёт на 700–800 млн грн.

В связи с этим НКРЭКУ и приняла постановление 158, ограничив выплаты генерации, находящейся в зоне АТО, которую не контролируют органы государственной власти. Там все станции работают на выделенный регион, перетока с контролируемой территории нет. В итоге они производят энергию, потребители за неё не платят, а ГП "Энергорынок" компенсирует.

На днях Энергорынок отправил 170 млн грн Донбассэнерго и 330 млн грн другим станциям на основании решений админсудов. Но мы подали апелляцию, сейчас эти деньги через финмониторинг заморожены на счетах банков.


"Нам нужно сократить 20% шахтёров из 52 тысяч"


У государства конфликт с Игорем Коломойским относительно того, кто и как должен управлять Укрнафтой. Пока он решается в пользу группы "Приват". Какой выход из ситуации?

— Я верю в заключение обоюдовыгодной сделки. В перспективе государство с Приватом должны сформировать одну большую группу. Кроме Укрнафты, Кременчугского НПЗ туда могли бы войти другие активы: Укртранснафта, перевалочные мощности в Херсоне или Одессе, может, даже сеть заправок. То есть необходимо выстроить целостный, вертикально интегрированный нефтеперерабатывающий комплекс, в который можно привлечь даже западного инвестора.

Компания станет публичной, стороны подпишут договор, согласуют между акционерами вопросы, как должны выплачиваться дивиденды, каким будет корпоративное управление и прочее.

А сам Коломойский в этом заинтересован?

— Думаю, что Приват не ставит перед собой задачи просто управлять Укрнафтой, чтобы управлять. Просто они уверены, что делают это лучше государства. И, глядя на то, как государство управляет своими активами, у них действительно есть основания так считать. Их можно понять.

Какие у вас отношения с Арсением Яценюком? Судя по количеству публичных обвинений в ваш адрес, не очень.

— С профессиональной точки зрения, я считаю, что у нас весьма конструктивные отношения. Но взаимные претензии есть. С одной стороны, Арсения Петровича можно понять: у общества большие ожидания от премьера, и он сильно переживает. С другой стороны, вместо того чтобы поддерживать, он занимает позицию "требовать". Вместо того чтобы помочь — препятствует. В декабре, когда подготовленные мной постановления задерживались на согласовании в Кабмине, я это ощутил.

Война с империей

Пётр Порошенко заявил, что за два года Украина освободится от газовой зависимости от России. Каким образом?

— Главный упор — на уменьшение потребления за счёт утепления крыш, подвалов, окон, стен. И по мере увеличения тарифов на газ население вынуждено будет этим заняться. Это то, что не было сделано в 2007–2008 годах. Тогда квадратный метр в Киеве стоил $3–4 тыс., и люди массово покупали хрущёвки и панельки, не задумываясь, насколько качественные эти метры. Если бы были другие тарифы на коммуналку, то они бы отнеслись к этому более ответственно. А сегодня выходит, что мы вдуваем в их жильё тепло, а оно греет атмосферу.

И сколько массовое утепление позволит сэкономить?

— По нашим расчётам, потребление должно упасть минимум на 25%. То есть если сейчас население и теплокоммунэнерго потребляет 20–21 млрд кубометров газа, то через два-три года это может быть 13–15 млрд. В денежном выражении это экономия $1,5–2 млрд в год.

Это единственная причина, по которой снизится наша зависимость от РФ?

— Нет, конечно. Есть планы по наращиванию собственной добычи газа. У нас больше триллиона кубометров запасов традиционного газа, а мы добываем по 20 млрд в год. То есть у Украины есть разведанный запас на 50 лет. Нужно дать стимул инвесторам вкладывать в новые скважины и реконструкцию старых. Сейчас мы его предоставим в виде понижения рентной платы — для новых скважин, эксплуатируемых до двух лет, будет предложен понижающий коэффициент 0,55. Полагаю, что к 2017 году собственная добыча Украины может вырасти до 25 млрд кубометров.

Кроме того, есть возможности уменьшить потребление газа со стороны промышленности. Это уже вопрос модернизации производств. В Польше с ВВП в 3 раза большим, чем у нас, потребляется всего 18 млрд кубометров газа, а у нас — 43 млрд. Думаю, что рост зарплат и более жёсткая позиция государства по уплате налогов заставят собственников перераспределить затраты в пользу снижения энергоёмкости.

"Тарифы на газ будут подниматься в течение двух лет поэтапно"

И какой баланс мы получим в 2017 году?

— Предположим, 13 млрд потребляет население, 20 млрд — промышленный сектор. Собственная добыча — 25 млрд кубометров. Итого 8 млрд нам нужно импортировать. Даже сегодня при существующих мощностях реверса мы можем получать из Европы больше 15 млрд. А когда будет запущен польский интерконнектор, то это может быть 18–20 млрд кубометров в год. Впрочем, если к тому моменту мы сможем получать российский газ по более выгодной цене, то почему нет.

Вы готовитесь к Стокгольмскому суду по газовому спору с РФ?

— Работа идёт, тратим большие деньги на юристов. Понимаем, что если суд признает цену в 260 долларов справедливой в 2014–2015 годах, то Газпрому придётся вернуть нам несколько миллиардов долларов. Плюс отдельно за потерю Черноморнефтегаза в Крыму.

А когда сядете за стол переговоров с РФ по летнему пакету?

— Россияне настаивают на том, что рамочный договор уже есть — это зимний пакет. Они предлагают продолжать сотрудничество по тем же условиям, а вопрос лишь в скидке в 100 долларов за 1000 кубометров, которую мы получали на зимний пакет. Это основной пункт переговоров. Попытаемся договориться до лета, но вы же понимаете, что многое решает геополитика. Сейчас нагнетается ситуация, и пока о газовых переговорах речь не идёт.

Жизнь по средствам

В угольной промышленности анонсированы серьёзные оптимизационные меры. Чего ждать шахтёрам?

— Мы готовим план по приватизации шахт, первый шаг будет немассовый — с молотка для пробы уйдёт несколько предприятий. Их на самом деле не так легко выбрать — у многих накопились большие долги перед поставщиками, в частности, за потреблённую электроэнергию. Возможно, необходимо будет продлить мораторий на взыскание долгов с шахт.

Из 35 шахт под нашим управлением мы закроем 5, ещё 7 законсервируем в этом году. 20% человек необходимо сократить. Это 10 тыс. из 52 тыс. шахтёров. В основном пенсионеры. Они профессионалы, большие молодцы, но у нас нет выхода. Глобально в течение двух-трёх лет нам вообще нужно оставить на шахтах только 25 тыс. человек. Этого будет вполне достаточно.

В других секторах у нас такая же ситуация. Например, в Энергоатоме работают 35 тыс. сотрудников, хотя по европейским меркам было бы достаточно 15 тыс. В Минсоцполитики сейчас думают, чем занять этих людей. Возможно, это будут инфраструктурные проекты — реконструкция ЖКХ, строительство мостов, аэропортов, дорог.


"Вместо того чтобы поддерживать, он занимает позицию "требовать". Вместо того чтобы помочь — препятствует"– оботношениях с Арсением Яценюком


Министерство будет продвигать проекты альтернативной энергетики?

— Альтернативная энергетика интересная, но дорогая. Она и раньше у нас окупалась только за счёт высокого тарифа, который, по сути, оплачивал Энергорынок. Украина сейчас не в том финансовом положении, чтобы развивать такие проекты. Нужно выждать, пока эти технологии подешевеют.

На какие инвестиции в наш энергосектор вы рассчитываете и что требует первостепенной модернизации?

— Наша делегация только что вернулась из Китая, где были встречи с представителями министерства коммерции КНР и Банка развития. Они подтвердили готовность выделить кредит на $3,6 млрд для проектов по газозамещению. То есть средства будут потрачены на реконструкцию ТЭЦ, ТКЭ, возможно, на строительство завода по газификации угля в Одессе.

Как минимум есть 6 государственных ТЭЦ, которые нужно модернизировать — и генерирующие мощности и систему распределения. Около $30 млн необходимо Нововолынской шахте. Есть планы по инвестициям в Шебелинский ГПЗ, закупке оборудования для ремонта скважин и их бурения.

Фото: УНИАН

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.