Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Александр Квиташвили: Чтобы сорвать реформы, писали, что я с женой Саакашвили торгую органами

Александр Квиташвили: Чтобы сорвать реформы, писали, что я с женой Саакашвили торгую органами

Министр здравоохранения Александр Квиташвили рассказал Фокусу о том, почему за полгода он так и не реализовал ни одной реформы

000

У Александра Квиташвили два высших образования, ни одно из которых не связано с медициной. Однако это не помешало дипломированному историку и госслужащему построить карьеру в сфере здравоохранения. Набравшись опыта в различных международных организациях, включая ООН, в 2008 году Квиташвили возглавил министерство труда, охраны здоровья и социальной защиты Грузии. К моменту прихода на этот пост развалившуюся медицинскую сферу на его родине нужно было строить с нуля. Добившись успехов в Грузии, Александр Квиташвили был уверен, что ему удастся навести порядок и в украинском Минздраве. Однако спустя полгода работы в наших реалиях министр признаётся, что от его оптимизма не осталось и следа.

На подготовку проекта реформ в украинской медицине у вас ушло пять месяцев, но в адрес Минздрава звучат обвинения, что всё делается слишком медленно. Что мешает работать быстрее?

— По украинским стандартам пять месяцев на подготовку к реформам — очень мало, по грузинским — очень много. Если вы спрашиваете о конкретных людях, то из их числа мне никто не мешает. Мешает триллион ненужных законов, регламент Кабмина, который нужно менять. Для принятия одного решения нужно месяц бегать за каждым министром. И не потому, что они не работают, просто система так выстроена. В начале моей работы здесь мои прогнозы были совсем другими. В конце февраля, когда мы начинали разрабатывать законопроекты, здесь сидела команда юристов от Ernst&Young. Тогда я сказал, что проект реформы мы выносим на мартовское заседание Кабмина. А они мне: "Нет, до июня ничего не получится". Я спросил: "Как это?" Они отвечают: "Надо будет много чего подписать, согласовать". В итоге так и вышло. В сфере здравоохранения за месяц вообще ничего нельзя изменить. Сейчас мы демонтируем систему, которая 25 лет цементировалась. К сожалению, на это нужно много времени. Но всё будет хорошо. Главное — начать. До нас этого в Украине никто даже не пытался сделать.

кто он


Министр здравоохранения Украины

почему он


С нуля создал современную систему здравоохранения Грузии

Во время заседания коллегии Минздрава Арсений Яценюк дал вам три месяца на достижение конкретных результатов в проведении реформ. Уложитесь?

— Сейчас всё зависит от того, как быстро примет законы Верховная Рада. Надеюсь, это случится на ближайшей пленарной неделе. Без этих законов мы ничего сделать не сможем. Мы должны начать работу по созданию электронной системы управления сферой здравоохранения, начать собирать статистику. Так что за три месяца многое можно успеть. Но, естественно, никто от нас не ждёт новых больниц и т. п.

Где проводить реформы сложнее — в Грузии или в Украине?

— В Украине. В Грузии вся система была развалена, мы её строили с нуля. А здесь система сохранилась, поэтому изменения даются намного сложнее. Но грузинский опыт мне очень помогает. С другой стороны, те информационные атаки, которые идут в Украине, это песни ангелов. Не дай Бог вам посмотреть грузинскую прессу 2008 года, когда меня назначали. Там писали, что больницы — это бутафория, а пациенты — нанятые актёры. Писали, что мы эту бутафорию переносим с одной точки на другую и снимаем видеоролики. Писали, что мы с женой Саакашвили торговали органами. А сейчас одно грузинское СМИ опубликовало информацию, что Сандра (жена Михаила Саакашвили. — Фокус) приезжала в Украину и торговлю органами мы начали уже здесь.

"Единственный способ повысить профессиональный уровень врачей — заинтересовать их финансово. Зарплата медработника будет зависеть от количества пациентов, которых они обслуживают. К хорошему врачу идут пациенты, больше пациентов — больше денег" 

У вас нет желания всё бросить и сбежать из Украины?

— Бежать из Украины желания нет, но иногда бывает очень трудно, и тогда хочется всё бросить. Но я не такой человек: если я за что-то взялся — должен довести до конца. Это дело принципа. Я должен закончить это нужное для страны дело.

В своей программе реформ вы предлагаете дать медучреждениям больше автономии. Что в итоге изменится в работе поликлиник и больниц?

— Бесплатная медицина в Украине — это профанация, её нет. Если верить опросам, 90% населения платит за лечение или прямо в карман врачу, или делает "добровольные" взносы в благотворительные фонды. После принятия законов, которые мы внесли в парламент, сразу ничего не изменится. Но наша задача сделать так, чтобы деньги, которые сейчас идут из кармана в карман, шли на благо больниц и тратились на развитие технологий, инфраструктуры и т. д. Медучреждения продолжат получать те же самые средства, которые они получали от государства. Но их бюджеты будут формироваться из разных источников. Это и государственные финансы, и деньги, которые они сами зарабатывают. Большинство услуг будет оказываться бесплатно. Но есть некий перечень, за что можно брать деньги. Это лабораторные исследования или, к примеру, установка плазменного телевизора в палате. Сейчас в больницах много пустых коек. Эту инфраструктуру можно переделать в хосписы или реабилитационные центры. Есть много чего, на чём можно заработать, и мы хотим, чтобы у больниц эта возможность появилась.

То есть если, к примеру, врач-стоматолог в государственной поликлинике во время приёма просит оплатить лечение, эти деньги никак не легализуются?

— Да, эти деньги идут ему в карман, а потом на приобретение телефона Vertu. Стоматология — самый плохой пример, она и так хорошо развивается. Мы хотим, чтобы этот принцип работал в других учреждениях. Легально плату можно будет брать только за дополнительные услуги, потому как согласно Конституции медицина в Украине бесплатная.

Вы планируете инициировать изменения в Конституцию, чтобы легализовать оплату за все медицинские услуги?

— Если изменения в Основной Закон будут готовиться, наше министерство порекомендует, чтобы 49-й статьи в Конституции не было (согласно этой статье в государственных и коммунальных медучреждениях медицинская помощь оказывается бесплатно. — Фокус).

"Большинство услуг будет оказываться бесплатно. Но есть некий перечень, за что можно брать деньги. Это лабораторные исследования или, к примеру, установка плазменного телевизора в палате"

 

Александр Квиташвили 

о платной медицине

Как вы будете мотивировать мед­работников повышать свой профессиональный уровень? Ведь существующие сейчас вопросы переаттестаций и присвоения категорий решаются при помощи взяток.

— Я не верю, что переаттестация, которую можно купить, способствует повышению квалификации. Единственный способ повысить профессиональный уровень врачей — заинтересовать их финансово. В перспективе зарплата медработника — от врача до санитарки — будет зависеть от количества пациентов, которых они обслуживают. К хорошему врачу идут пациенты, больше пациентов — больше денег.

В 2013 году в Украине провели реформу скорой помощи. Согласно новым правилам диспетчер должен определять срочность вызова и кто будет выезжать — скорая или неотложка. В итоге наступил хаос. Как эта система работает сейчас?

— Диспетчеру трудно разобраться, какой вызов срочный, какой — нет. Ведь по телефону можно сказать что угодно. Вариантов, как организовать работу скорой, много. Но главное — это самосознание людей. Они должны понимать, зачем обращаются за помощью. Когда у вас, скажем, немного поднялось давление или заболела голова, из-за этого вызывать скорую нельзя. Она не должна замещать первичную помощь врачей и амбулаторий, которых должно быть гораздо больше, чем сейчас, и которые должны быть ближе к населению.

Закупки по старинке

Одной из главных проблем Мин­здрава всегда были закупки лекарств за госсредства. Когда вы пришли на должность министра, пообещали, что ведомство больше не будет заниматься такими процедурами. Почему эта идея до сих пор не реализована?

— Мы над этим работаем. Как только появится Агентство по закупкам и заработает электронная система закупок, проблема исчезнет. Пока электронная система позволяет делать закупку лишь на сумму до 200 тыс. грн. Но это очень маленькая цифра, у нас таких сумм даже нет. Мы надеемся, что верхняя планка скоро изменится и мы сможем пользоваться этой системой. А пока это невозможно, будем транслировать проведение всех тендеров на YouTube и с помощью других каналов.

Почему не получается осуществлять закупки через Всемирную организацию здравоохранения и ЮНИСЕФ, как это изначально планировалось?

— Почему не получается? Нужно понять, что ВОЗ и ЮНИСЕФ — это не аптеки, а огромные организации, которые помогают очень многим странам закупать вакцины и другие медпрепараты. Чтобы они спланировали работу, нужно время — минимум год. В сентябре прошлого года я, будучи экспертом, рекомендовал переходить на закупки через ЮНИСЕФ. Если бы кто-нибудь тогда пошевелился, мы бы уже в апреле могли закупать лекарства по этой схеме. Сейчас мы рассчитываем к осени закупить у них некоторые препараты. Но временной ориентир сделать максимальное количество закупок через международные организации — следующий год. Это даст возможность нашим партнёрам спланировать потребности на 2016 год. Преимущество работы с международными организациями — это не только соотношение цены и качества, это ещё и плановая поставка: мы будем знать, что к марту у нас что-то завозится, а не к концу года.

46 млрд грн

запланировано потратить
на медицину в этом году

Ещё одним вашим обещанием после прихода на пост министра было снижение цен на лекарства в аптеках. Почему этого нет?

— Нужно отменять пошлины на ввоз медпрепаратов, убирать абсолютно идиотские регуляции, государственные наценки, налоги — это всегда влияет на ценообразование. Ограничивать цену вручную — очень большой риск, потому что фармацевтика уходит в тень и регулировать что-либо в таких условиях невозможно. Поэтому я сторонник открытого рынка и того, чтобы дать людям выбор. Не думаю, что пятипроцентный сбор при импорте даёт такой огромный фискальный эффект, чтобы от него нельзя было отказаться. К тому же на цене отражаются все регуляции по дистрибьюторам. По этой причине мы хотим, чтобы функции регистрации аптек перешли на местные уровни. Сегодня для того, чтобы получить лицензию на открытие аптеки в Ужгороде, человек должен приехать в Киев. И таких примеров, негативно сказывающихся на цене, очень много.

Как украинские фармкомпании отреагируют на отмену пошлин для импортных товаров?

— Любой бизнес будет рад. Украинские фармкомпании завозят сырьё, стоимость которого тоже влияет на цену лекарств.

Никто не застрахован

Сейчас уровень доверия населения к финансовому сектору очень низкий, от страховых компаний не всегда удаётся добиться положенных выплат. Будет ли эффективным в таких условиях общеобязательное медицинское страхование, которое планируется вводить?

— Во всём мире существует страховая медицина, и в Украине не может быть по-другому. Так работают и социально ориентированные, и авторитарные страны. Сейчас страховые компании не могут работать с государственными клиниками. Чтобы дать им такую возможность, мы хотим изменить правовой статус последних.

Сегодняшняя структура финансирования медицины выглядит так: мы даём всем понемножку, но никому не хватает. Те, у кого есть деньги, доплачивают и получают качественные услуги. Те, у кого нет денег, получают минимум, который могут дать медучреждения. Мы хотим это изменить. Хотим, чтобы государство было более социально ориентированным и помогало тем, кто не может оплачивать медицинские услуги. Страховка — частная или социальная — это просто механизм финансирования системы. Но никакая страховая форма оплаты не будет работать, пока медицина находится в таком состоянии. Сегодня мы вкладываем в неё 46 млрд грн, но качественных услуг нет. Если сейчас введём страховую медицину, будут ещё большие дыры в финансировании. Поэтому сначала нужно правильно реформировать сеть медучреждений, а потом можно думать о страховках разных форм.

С донорской помощью

Всемирный банк выделил Украине $215 млн на повышение качества медицинских услуг. Получили ли вы уже первый транш, запланированный на 1 июня?

— 1 июня проект только начался. Мы провели все подготовительные работы. Как только проект запустится — деньги будут перечислены. Сейчас мы должны набрать под него людей.

В июне ЕС огласит, какой пакет помощи готов дать Украине на сферу здравоохранения для переселенцев. Что им сейчас необходимо?

— Недавно я встречался с комиссаром по здравоохранению и комиссаром по гуманитарным вопросам ЕС. Они готовы помогать. Нужно, чтобы в населённых пунктах, где компактно живут переселенцы, открылись медицинские пункты. Мы обсуждали разные варианты, включая маленькие модульные клиники, которые мы можем быстро собрать. Комиссар по гуманитарным вопросам планирует быть в Киеве в первой половине июня, и мы на месте всё решим. Естественно, они готовы предоставить нам деньги на нормальное медицинское обслуживание.

Опасные связи

В СМИ много информации о том, что реально Минздравом сейчас управляет ваш заместитель Александра Павленко. Находясь на должности министра, вы свободны в принятии решений?

— Я абсолютно свободен в принятии решений. Все решения принимаю сам.

"Нужно отменять пошлины на ввоз препаратов, убирать абсолютно идиотские регуляции, государственные наценки, налоги — это всегда влияет на ценообразование"

Вы говорили, что своих заместителей выбираете сами и Александру Павленко назначили по собственной инициативе. Как вы с ней познакомились?

— Всем министрам, которые пришли в новый Кабмин, раздали большие папки резюме. Это CV людей, которые подавали свои документы, когда в ноябре был объявлен набор сотрудников. В моей папке было около 200 человек. Все назначения я сделал с её помощью. Мне никто никого не советовал. Я выбирал людей и встречался с ними, проводил по 2–3 интервью в день. Точно так же в министерство попал и Игорь Перегинец (замминистра здравоохранения. — Фокус).

Вас не пугали связи Александры Павленко с владельцем фармкомпании "Дарница" Глебом Загорием. Ведь в таких отношениях может прослеживаться лоббизм отдельных игроков рынка?

— Почему вы спрашиваете о её отношении к компании "Дарница", а не "Сибирь"? Она и там, и там работала. Если вы найдёте в Украине человека без каких-то связей, я его сразу возьму на работу. Багрия, Лисовскую и других людей, о которых мне постоянно говорят, я даже в лицо не знаю. Мне нужны те, кто будет хорошо работать. Остальные здесь долго не задержатся.

Фото: Александр Чекменёв

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.