Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Копы на службе. Чем обернулся для киевских полицейских первый месяц работы

Копы на службе. Чем обернулся для киевских полицейских первый месяц работы

О главных трудностях, сотрудничестве со "старой милицией" и планах на будущее Фокусу рассказали столичные патрульные Кристина Гончаренко и Михаил Киндракевич 

000

4 августа Петр Порошенко подписал закон о полиции, проголосованный Верховной Радой ровно месяц назад. Тогда же, 4 июля, на киевские улицы вышли первые из 2000 сотрудников новой патрульной полиции. Жители столицы отнеслись к ним благожелательно — соцсети заполнили многочисленные селфи с патрульными и рассказы горожан о том, как новые "копы" выгодно отличаются от прежних "ментов". Был и скепсис: дескать, полицейским не хватит опыта и профессионализма, а их энтузиазм перемелет коррупционная система МВД. Фокус спросил двух патрульных о первых впечатлениях на новой работе.

Кристина Гончаренко, 27 лет

Фото: facebook/Кристина Гончаренко

Чем вы занимались до прихода в полицию и почему решили стать полицейским?

— Три года я работала менеджером и помощником президента в компании, которая занималась производством и продажей труб. Потом год просидела в декретном отпуске, но когда узнала, что в патрульную полицию набирают девушек, подала заявление. Я с детства мечтала стать милиционером, но тогда не сложилось.

Как отнеслись к этому решению ваши близкие?

— Муж предупреждал, что сейчас такая работа особенно опасна (на руках у населения оказалось много незарегистрированного оружия), но не слишком сопротивлялся.

С какими проблемами столкнулись на службе?

— Прежде всего, парковка. Я патрулирую в центре города, там живут люди небедные, и они паркуют машины, как хотят. ГАИ расформировали, и водители расслабились. Они пытаются нас убедить, что стоят по две-три минуты, то в аптеку якобы побежал, то вроде как плохо кому-то и т. д. Неправильно припаркованных таксистов тоже гоняем, они уже начали нас слушаться. Нелегальные парковщики — тоже проблема. Один "работает" возле Лавры, где берёт по 20–30 грн с машины в зависимости от марки. Директор заповедника нас вызывает, но кто-то постоянно предупреждает псевдопарковщика о нашем появлении.

И, конечно, МАФы. Однажды мы пытались убрать в сторону МАФ, который перекрыл проход к парку, так продавец начал кому-то звонить, угрожать нам увольнением.

Вам часто пытаются угрожать ксивами или связями?

— Нет. Однажды поступил вызов, что в центре ездит нетрезвый водитель. Когда мы подъехали, он уже припарковался, но мы выключили мигалки, он нас не заметил и тронулся с места. Мы его остановили. Как ни странно, он не сопротивлялся, хотя был работником СБУ. Меня удивило, что он всё спокойно подписал и удалился.

Взятки не предлагали?

— Мне и моим знакомым — точно нет. Нас учили так: если вы видите в документе, который вам дают, какие-то купюры, надо вежливо попросить владельца "забрать лишние предметы".

Как вы реагируете на мелкие правонарушения — например, кто-то пьёт пиво на лавочке?

— Мы не спешим составлять протоколы. Если человек адекватный и идёт на контакт, всё ограничивается предупреждением. Можем вызвонить его родственников. В крайнем случае везём в райотдел.

Как боретесь с незаконной торговлей?

— В районе нашего дежурства есть "шанхай" у метро "Арсенальная". Если нас вызывают, например, работники метрополитена, мы просим торговцев отойти или отъехать за жёлтую линию. Полномочий закрывать незаконные МАФы у нас, к сожалению, нет.

"Мы не спешим составлять протоколы. Если человек адекватный и идёт на контакт, всё ограничивается предупреждением"

Со "старой милицией" нормально контактируете?

— В целом сотрудничество идёт нормально, я с агрессией не сталкивалась. Они просто делают свою работу, и всё.

Обращались ли за помощью к представителям милиции, например, при оформлении ДТП, — говорят, были такие случаи?

— В нашей роте есть два бывших гаишника. Мы распределяем смены так, чтобы на дежурстве был хотя бы один из них. Они же нам организовали лекцию, так что практически все уже знают, как оформлять ДТП.

А "старые" вам не завидуют — у вас же больше зарплата и лучше оснащение?

— Этих людей можно понять. Тех же бывших гаишников. Их поставили в такие условия: выезжай с пустым баком, возвращайся с полным, корми семью на 2 тыс. грн в месяц и т. д.

Вы уже получили свои обещанные 8–10 тыс. грн?

— Получили. У рядовых патрульных — 8 тыс. грн зарплата, у командиров, как я понимаю, 10 тыс. Нам всем даже премию дали, 1,1 тыс. грн, за первые дни работы.

Патрульные интенсивно колесят по улицам — какой в этом смысл?

— Думаю, это очень хорошо. Вы могли уже видеть статистику: за счёт того, что нас так много, увеличилась раскрываемость преступлений по горячим следам, стало меньше разбоев. Да и сам факт, что мы всё время на виду, может кого-то отпугнуть. Когда у нас нет срочного вызова, мы медленно едем, до 40 километров. У нас же электромобили — значит, бензин не расходуем.

За что уже уволили некоторых ваших коллег?

— За то, что они дискредитируют новую полицию. Один экипаж, например, уснул во время дежурства — это категорически запрещено.

Вы и далее планируете работать в полиции?

— Да. Я ещё не пожалела ни разу. Уже разбираюсь в оформлении ДТП, умею рисовать схемы, выдавать справки и т. д. Это доказательство того, что мои знания и навыки чего-то стоят.

Однажды нам поступила ориентировка: потерялся мальчик на Крещатике с некоторыми проблемами в развитии, вообще не разговаривал. Знали только, как его зовут и во что он одет. С напарником мы оббегали все переходы, нашли его, привели к машине, а там уже стоят его родители. Счастливые глаза родителей стоят дороже любых денег.


Михаил Киндракевич, 24 года

Фото: facebook/Михаил Киндракевич

Чем вы занимались до службы в полиции и почему решили стать полицейским?

— Я работал в сфере электронной коммерции. Услышал про конкурс, подал заявление, успешно проходил этап за этапом, это мне прибавляло сил. Никогда не мог представить, что стану полицейским.

Родные вас не отговаривали?

— Сначала родители и друзья были против, но со временем они тоже втянулись в процесс, начали переживать за меня во время отбора, а сейчас довольны моей работой.

Что было самым сложным за этот месяц?

— Да ничего архисложного не было. Я сейчас занимаюсь патрулированием улиц и работой в отделе мониторинга и аналитики, который следит за тем, как патрульная полиция соблюдает профессиональные стандарты. Проверяем сообщения о том, что полицейские берут взятки, проводим служебные расследования — пока такие сообщения не подтверждались. Естественно, на улицах иногда всякое бывает, особенно ночью, — смертельные ДТП, стрельба, грабежи, разбои. Справляемся.

То есть это Служба внутренней безопасности полиции? Сколько людей в этом задействовано?

— Нет, это не отдел "К". Мы действуем открыто, мониторим обстановку, общаемся с населением по поводу предоставляемых услуг полиции, узнаём, что понравилось, а что нет, с полицейскими, их командирами, занимаемся обычным патрулированием. О численности не скажу — это служебная информация.

Вам лично никто взяток не предлагал?

— Лично мне — нет. Зато были угрозы в стиле "я тебя потом найду" от участников массовой драки. Ну их погрузили и отвезли в райотдел.

Со "старой милицией" вы нашли общий язык?

— Сперва они, наверное, на нас немного обижались и не доверяли: дескать, набрали желторотых, чему они могли научиться за несколько месяцев. Но через пару недель они увидели, что мы неплохо работаем, и сейчас уже относятся к нам абсолютно лояльно. Были случаи, когда приходилось арестовывать сотрудников милиции в нетрезвом виде.

С мажорами вы уже пересекались? Кто-то пытался использовать свои ксивы и связи, чтобы выйти сухим из воды?

"Сообщения о том, что полицейские берут взятки, пока не подтверждались"

— Со мной таких случаев не было. А с моими друзьями и знакомыми бывало не раз. Те, кого останавливали, пытались кому-то звонить, передавать нашим телефон — "тут с вами кое-кто хочет поговорить", но наши с незнакомыми людьми в таких случаях по телефону не общаются, со всеми нарушителями стараемся вести себя одинаково.

Какие смешные истории вспомните?

— Таких много. Однажды человек выпил лишнего и заблудился в своём же районе. Пришлось вместе с ним ездить и искать его дом. Был случай, когда один сосед другому отравил на балконе картошку. Группа голых людей ночью бегала по району и т. д. Со всеми такими случаями справляемся легко.

Как вы реагируете на мелкие нарушения, например, если кто-то переходит дорогу в неположенном месте?

— Мы всегда ездим с включенным громкоговорителем. Если видим, что кто-то перебегает улицу, громко предупреждаем: кто-то убегает, кто-то даже приседает от неожиданности, кто-то смирно идёт на пешеходный переход. Иногда выходим из машины и помогаем переходить. Ну а если кто-то пьёт на лавочке в парке, мы подходим, объясняем, что это незаконно. Обычно люди выбрасывают бутылки или уходят продолжать домой. Буйных мало.

Как вы разбираетесь с незаконной уличной торговлей?

— В основном ограничиваемся информационной работой. Кто-то не реагирует, кто-то переносит свой товар на другое место, а где-то такая торговля прекратилась. Мне иногда кажется — не как полицейскому, а как гражданину — что штрафовать их не всегда правильно. Некоторые рассказывают, что это единственный источник их дохода.

С приходом в полицию вы стали популярным блогером в Facebook — у вас 13 тыс. подписчиков. Какие в этом плюсы и минусы лично для вас?

— Конечно, я не был готов к такому. Сначала просто писал в Facebook об обучении в полиции, мои посты лайкали друзья и знакомые. Количество подписчиков росло, людям была интересна тема полиции. Сейчас после смены у меня полчаса уходит только на то, чтобы ответить на сообщения в личке. Часто узнают на улицах, бывает, что люди специально узнают, где я буду дежурить, и приезжают сделать со мной фото. А писать мне нравится.

Да, иногда мне пишут и звонят неадекваты, особенно после того, как мой номер телефона слили в интернет. Кто-то даже пожелал, чтобы меня застрелили на дежурстве. Таких я игнорирую, а самых активных баню. А бывает, девушки приглашают на свидание.

Вы планируете строить карьеру в полиции?

— Да, потому что работы ещё очень много. 

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.