Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Пограничное состояние. Как губернатор Донецкой области Павел Жебривский борется за умы местных сепаратистов

Пограничное состояние. Как губернатор Донецкой области Павел Жебривский борется за умы местных сепаратистов

Корреспондент Фокуса провёл день с главой Донецкой областной военно–гражданской  администрации Павлом Жебривским, чтобы понять, как будет возрождаться Донбасс и почему жители региона всё ещё не любят украинскую власть

000

Обычный рабочий день Павла Жебривского начинается не позже семи утра. С работой в зоне АТО эта привычка никак не связана, в таком ритме он жил задолго до назначения на пост главы ОВГА. Коллеги губернатора признаются: режим жаворонка их изрядно утомил.

Кто он

Глава Донецкой областной военно-гражданской администрации

Почему он

Знает, как навести порядок в прифронтовой области и поднять патриотический дух местного населения

— Это мой выбор, — смеётся губернатор. — Когда я работал в Житомирской области, был младше и не такой седой, тоже на работу в 7 утра приходил.

15 декабря, спустя полгода со дня назначения на пост главы облгосадминистрации, у губернатора насыщенный день — сразу несколько мероприятий за пределами Краматорска, где больше года базируется ОВГА.

Наш поезд прибывает в 7:03 — точно по расписанию. Жебривского в городе уже нет. У вокзала нас с фотографом ждёт серебристый Volkswagen Touareg, рядом с ним с ноги на ногу переминается водитель Юрий.

— Пресса? Бігом сідайте в машину, треба губернатора доганять! — командует он.

Юрий живёт в Краматорске почти всю жизнь. Как и большинство встретившихся нам в тот день людей, говорит на сочном украинском суржике.

Незадолго до нашего прибытия Павел Жебривский умчался в Марьинку на открытие нового контрольного пункта въезда-выезда (КПВВ) с оккупированной территории. Мероприятие запланировано на 9 утра, и наш шофёр боится не успеть к началу.

Рассчитать, сколько времени нужно, чтобы доехать к новому КПВВ, сложно: на въезде и выезде из каждого города стоят блокпосты, охраняемые солдатами Нац­гвардии и ВСУ. К 8 утра почти на каждом из них скопились очереди из 3–4 машин.

На всех контрольных пунктах история повторяется: военные в добротной зимней форме с автоматами в руках подходят к опущенному окну водителя и просят документы. Наш спутник Юрий изо всех сил демонстрирует спешку, поэтому всякому подошедшему солдату в лицо громко кричит слово "обладминистрация" и суетливо протягивает удостоверение.

На украинскую территорию с оккупированной люди ездят в основном за пенсиями, продуктами и лекарствами

С приближением к новому КПВВ местность пустеет, а потом и вовсе вымирает — готовая картинка для игры "Сталкер", не нуждающаяся в ретуши. Вдоль дороги виднеются остатки брошенных блокпостов и разорванные мешки с песком. Асфальт сохранился только в центре проезжей части, поэтому встречные машины едут, едва разминаясь. По левую сторону виднеется обстрелянная Марьинка: верхние этажи пятиэтажки и двухэтажки, кажется, сгорели дотла. Чем ближе к цели, тем сильнее хочется вжаться в сиденье от чувства безысходности.

С прибытием на КПВВ ощущение, что наше авто едет в пропасть, проходит — здесь кипит жизнь. Жебривский вместе с начальником Восточного регионального управления Госпогранслужбы Сергеем Бидыло водит журналистов по новому пункту пропуска. Видно, что этот контрольный пункт — маленькая гордость губернатора.

— Здесь раньше была очень узкая дорога, — рассказывает Жебривский. — Машины проезжали по очереди: сначала одна в одну сторону, потом другая в другую. Нам пришлось высыпать почти 8 тыс. тонн шлака и 2 тыс. тонн щебня, чтобы её расширить.

Глава ОВГА уверяет: строительство обошлось бы не в один миллион гривен, но ни одной бюджетной копейки не потрачено, всё сделали местные предприятия.

Теперь пограничники, работающие на КПВВ, могут проверять 40 авто одновременно. Пропускная способность пункта — 8–10 тыс. человек в день, хотя больше 6  тыс. людей в этом направлении обычно не ездит. Раньше КПВВ находился примерно на 2–3 км дальше. Из-за этого два города — Марьинка и Красногоровка — располагались между нулевым и первым пунктами пропуска, в серой зоне, хотя и под контролем Украины.

— По примерным подсчётам, в Марьинке живут 7 тыс. человек, в Красногоровке — 8 тыс., — рассказывает Жебривский. — Каждый день они были вынуждены пересекать КПВВ — кто-то работает в Курахово и других населённых пунктах, кто-то ездит к родственникам. Для того чтобы привезти им продукты, лекарства, запчасти для техники, предприниматели каждый месяц подавали список того, что они имеют право поставлять, я его подписывал, а координационный центр утверждал. Теперь в этом нет необходимости. Честно говоря, я даже не знаю, кому этот КПВВ нужнее — людям, которые едут с оккупированных территорий, или жителям Марьинки и Красногоровки.

"С Ощадбанком договорились, что кредитная ставка для предпринимателей Донецкой области составит 22%. Из них 10% компенсируем из областного бюджета, так что действующая ставка будет 12%"

Возле одного из окошек паспортного контроля выстроилась очередь человек из двадцати пяти — в основном люди среднего возраста и пенсионеры. В руках — набитые торбы. Только что они выгрузились из автобуса Донецк — Селидово. Невысокая сухенькая пенсионерка грустно смотрит вдаль на разбитую дорогу в сторону Донецка, крепко прижимая к груди украинский паспорт. То ли от отчаяния, то ли от сильного ветра со снегом глаза её слезятся.

— Мені ніяке КПВВ не потрібно — ні нове, ні старе, — говорит она. — Хай просто не стріляють!

Несмотря на то, что пункт пропуска абсолютно новый, ни туалетов, ни навесов от дождя здесь нет. По всему видно: тут всё держится исключительно на энтузиазме местной власти — Киев за симпатии жителей оккупированных территорий не борется.

Будни чиновника

Из Марьинки губернатор мчится на другое мероприятие — в Артёмовскую райгосадминистрацию. Здесь Павел Жебривский должен представить нового главу РГА и выступить на открытии Апелляционного суда Донецкой области.

У входа в Артёмовский райсовет Жебривского ждёт мэр Алексей Рева — крепкий, седой и немного хмурый мужчина в недорогом костюме. Он ведёт губернатора в зал заседаний.

— Хочу поблагодарить Раису Панкову, которая с июля прошлого года работала и. о. главы Артёмовской РГА, — торжественно начал Жебривский. — Выход из Дебальцево и много других проблем свалилось на её плечи…

На этом тёплые слова губернатора заканчиваются, и Жебривский обвиняет местную власть в затягивании проведения тендеров, грозит саботажникам судом. Хорошее настроение чиновников улетучивается. Поджав губы, те кидают озлоблённые взгляды в сторону губернатора, явно не разделяя его планы. А на фразе "Я надеюсь, вы уже перешли на систему ProZorro" представители местной власти расстраиваются совсем.

В отличие от своего предшественника, генерала армии Александра Кихтенко, действующий губернатор — выходец из бизнеса. По информации Фокуса, в сферу его интересов входят агрофирма "Ян", Марьяновский стеклозавод, Довбышевский фарфоровый завод и ряд других активов. Благодаря этому он легко генерирует идеи помощи местным предпринимателям.

На посту губернатора Павел Жебривский собирается работать до 2017 года 

— В проекте бюджета предусмотрел компенсацию по кредитам для малого и среднего бизнеса, — рассказывает Жебривский. — На экономическом форуме мы с Ощадбанком договорились, что кредитная ставка для предпринимателей Донецкой области составит 22%, в то время как по всей Украине — 24%. Из этих средств 10% компенсируем из областного бюджета. Так что действующая ставка для бизнеса будет 12%. 

Завидев, что сотрудники РГА несут новому главе администрации  Владимиру Бохонову огромный букет красных роз, Жебривский шутит:

— Когда мои помощники говорят, что главе администрации нужен букет, я им отвечаю: Барна Яценюку уже цветы подарил!

В зале раздаётся смех, губернатор покидает райсовет — его уже ждут на открытии Апелляционного суда Донецкой области, который располагается всего в нескольких кварталах от Артёмовской госадминистрации.

При подъезде к суду слышна музыка — из вынесенной на улицу колонки звучат украинские эстрадные песни. Помещение поражает простотой архитектурного решения: к старому зданию, на котором красуется табличка "Донецкгеология", просто пристроили второй вход — металлопластиковый. Сверху повесили вывеску "Апелляционный суд Донецкой области".

У заседания, ожидая поздравлений, выстроились десятки служителей Фемиды. При словах одного из судей, заявившего, что "это помещение временное и все мы вернёмся в Донецкий апелляционный суд", у некоторых на глаза наворачиваются слёзы.

— Наш суд выехал из Донецка и разделился на две группы — южную, которая в Мариуполе, и северную, которая здесь, — говорит Фокусу судья Валентина Жданова. — Мы переехали сюда, оставив семьи, дома, квартиры. Из ста двадцати пяти человек только пять или шесть не захотели переезжать в Украину.

Со стороны за мероприятием наблюдают сотрудницы Донецкгеологии.

— Мы помещение им в аренду сдали, – говорит одна из них. — Ещё две комнаты заняла прокуратура. Они совместно работают. Все гостеприимные и очень вежливые. В городе к переселенцам люди положительно относятся. А вообще у нас сепаратистов уже мало кто поддерживает. На всё наше предприятие только одна женщина их рьяная поклонница. И та на оккупированную территорию почему-то не переезжает.

Официального кордона в Донецкой области нет, однако пересечь линию разграничения можно лишь после контроля Госпогранслужбы

Тень Клюева

Распрощавшись с судьями, глава ОВГА направляется в Соледар — небольшой городок с населением около 10 тыс. человек, расположенный в 20 км от Артёмовска. Здесь губернатора встречают депутаты местного горсовета и работники градообразующего предприятия "Артёмсоль" — стратегического для Украины. Два дня назад они написали Жебривскому открытое письмо, дав понять, что с приходом новой власти на их предприятии начался упадок, какого не было никогда. За полгода на "Артёмсоли" сменилось шесть и. о. директора и ни один не прижился.

При подъезде к зданию горсовета, находящегося по соседству с административным помещением "Артёмсоли", виднеется одна из вышек соляной шахты, выкрашенная в жёлто-голубой цвет. Первое, что поражает, — количество вооружённых людей, притаившихся едва ли не в каждом углу. Обмундирование и экипировка большинства из них выгодно отличается от формы украинских солдат с блокпостов. На каждом бронежилеты, на головах чёрные маски, в руках новые автоматы.

— У нас тут база ОБСЕ, это их охрана, — объясняет один из сотрудников предприятия.

На втором этаже здания "Артёмсоли" начинается совещание. В небольшом зале за пять минут не остаётся ни одного свободного места.

— Я об "Артёмсоли" впервые услышал в мае этого года, когда ещё работал в Генпрокуратуре, — начинает Жебривский. — Тогда ко мне пришёл один грузин и сказал, что "входной билет" на предприятие стоит от $50 до $100 тыс., плюс $10 — откат за каждую тонну продукции. Правда, заявление он тогда отказался писать. По моей информации, прокуратура сейчас занимается предприятием. Руководство, которое работало здесь в 2013 году, загнало 400 млн грн в свой банк и в свою страховую компанию, где они и пропали.

638 тыс. вынужденных переселенцев из оккупированных районов зарегистрировано в Донецкой области

— Вы — первый из губернаторов, который к нам приехал, — говорит Роман Мохник, депутат Соледарского горсовета и автор письма к главе ОВГА. — Остальные только на экскурсиях были. Все знают, что тут происходит, начиная с Клюева, который был хозяином предприятия. После Революции достоинства, в которой я тоже участвовал, у нас ничего не меняется. Те, кто сейчас не очень настроен на Украину, тычут в глаза: а что изменилось? Может, в стране что-то меняется, а у нас на периферии — ничего. Грабят как могут!

По словам одного из участников встречи, в фирменном магазине "Артёмсоли" теперь в одни руки выдают не более 21 упаковки продукта — остальное вынуждают покупать у "блатных" луганских и донецких фирм на 30% дороже.

— Если 4 года назад таких дилеров было пять, то сегодня их больше двадцати! — рассказывает инженер "Артёмсоли", представившийся Владимиром Ивановичем. — Рынок упал, количество дилеров возросло. Не успел один директор свои фирмы расставить, как приходит другой и сбрасывает их. Такая же история с нашими подрядчиками — каждый директор приводит своих.

— Может, вы порекомендуете сотрудникам "Артёмсоли" выйти на митинг и предложить своего директора? Ждать ещё год или полгода — это дурдом! — кричит кто-то из сидящих за столом.

Настроение людей радикализируется.

— Конечно, можно и премьера за причинное место схватить, только толку от этого не будет, — пытается успокоить людей Жебривский.

Всеобщее возмущение быстро перерастает в хаос. Люди жалуются на всё подряд: отсутствие воды, проблемы с отоплением, закрытие местной больницы и кадровый голод. Губернатор спокойно выслушивает, предлагая решения. Дав обещание договориться с главой МинАПК о проведении конкурса на должность руководителя "Артёмсоли" и лично поработать в комиссии, которая будет его выбирать, Жебривский уезжает.

"Я работаю с Европейским инвестиционным банком и немецким фондом. Хочу оттуда получить хотя бы 100 млн евро на дороги. Если мы эти деньги выцарапаем, все программы закроем"

 

Певел Жебривский

о работе с кредиторами

В поисках миллиардов

Оставшийся рабочий день губернатор проводит в обладминистрации. В его кабинете неуютно, холодно и шумно из-за настежь открытого окна. Со времён, когда здесь работал Александр Кихтенко, не изменилось практически ничего. Жебривский постоянно курит и потягивает эспрессо из малюсенькой чашечки. На часах шесть вечера, а впереди ещё четыре совещания — с главой финансового департамента, представителем службы автодорог, народным депутатом Максимом Ефимовым и секретная встреча по военным вопросам.

Корреспондент Фокуса присутствовал на первых двух. Директор финансового департамента Михаил Скарга одну за другой озвучивает "прелести" децентрализации. На 638 тыс. переселенцев, обосновавшихся в Донецкой области, субвенции в Минфине предусмотрели только для сферы образования — медицину местные органы власти должны тянуть сами. Аналогичная ситуация с льготным проездом.

— Давай снова готовить письмо в Минфин, — вздыхает Жебривский.

— Кабмин уже принял решение, можно разве что Гройсману написать, — парирует Скарга.

— Пишу Гройсману и нашим депутатам — Павелко и всем остальным, — соглашается губернатор.

Не делая и минутной паузы, Жебривский переходит к следующему совещанию — с Геннадием Савченко, начальником службы автодорог Донецкой области.

— Казначейство заблокировало из местного бюджета 2 млн на проплату аванса фирме, которая делает мост в Красном Лимане, — жалуется Савченко.

— Я же говорил со Слюз (Татьяна Слюз, глава Госказначейства. — Фокус), — возмущается Жебривский.

— Мои юристы тоже общались, и ничего, — отвечает Савченко.

Жебривский тут же связывается с Олегом Чухляком, замначальника Главного управления Госказначейства в Донецкой области. Чиновник обещает решить вопрос.

— Я работаю с Европейским инвестиционным банком и немецким фондом. Хочу оттуда получить хотя бы 100 млн евро на дороги, — рассказывает Жебривский. — Говорил даже с генеральным консулом Германии, но немцы не хотели заводить деньги на Донетчину. Тогда я вытянул его в Артёмовск. Он обещал переговорить со своим правительством. Если мы эти 100 млн евро выцарапаем, все программы закроем.

— Буде хоть людям як їхати, бо воно з кожним днем всьо хуже і хуже, — констатирует Савченко.

— Кстати, плохую дорогу сделали из Курахово на Мариуполь. Кто её делал, ёлки-палки? Это не дорога! — возмущается Жебривский.

— Да, плохая. Я документы не подпишу, — кивает Савченко.

— Не подписывай. А то они мне: "Приезжайте, ленточку перерізайте". Тьфу!

На посту губернатора Павел Жебривский собирается работать до 2017 года — к этому времени должно закончиться формирование громад, и ОВГА ликвидируют. Согласно новой Конституции, президентскую вертикаль в регионах будут представлять префекты — на этой должности Павел Жебривский оставаться не хочет. Программа-минимум, которую он планирует реализовать к этому времени, — отстроить инфраструктуру, демонополизировать экономику в регионе и укрепить патриотическую составляющую во власти. И хотя представители местных общин нередко дают понять, что его планы не разделяют, Жебривский настроен как танк.              

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.