Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Вслед за настроением "всё, нам скоро конец" этот скорый конец приходит в реальности, – Андрей Парубий

Вслед за настроением "всё, нам скоро конец" этот скорый конец приходит в реальности, – Андрей Парубий

Первый вице-спикер Верховной Рады рассказал Фокусу о поисках выхода из политического кризиса и опасности досрочных выборов

000

Трёхнедельный перерыв в работе Верховной Рады высшее руководство страны использует для переговоров о дальнейшем формате правительства и парламента. Ключевой вопрос — останется ли Арсений Яценюк премьер-министром — пока не решён. Нет определённости и с кандидатурой его возможного сменщика. В любом случае кадровые перестановки в правительстве возможны исключительно в одном пакете с переформатированием коалиции "Европейская Украина". О том, что де-факто она прекратила существование, заявляют не только покинувшие её фракции, но и в Блоке Петра Порошенко. И хотя вариант досрочных выборов публично отбрасывают как в Администрации президента, так и в Кабмине, крупные политические силы уже начали к ним готовиться.

Причина политического кризиса, на ваш взгляд, в стремлении президента сменить премьера, желании последнего удержаться в своём кресле или в чём-то другом?

— Я считаю этот кризис искусственным. Помню, когда раньше парламент месяцами был заблокирован, это случалось потому, что высшее руководство страны по-разному видело ключевые направления развития Украины, например, выбор европейского или российского вектора. Это создавало объективные условия для политического кризиса. Сейчас же президент, премьер и конституционное большинство в парламенте одинаково видят будущее страны — европейская интеграция и демократические реформы. Поэтому кризис искусственный, с кучей субъективных факторов, главный из которых даже не отношение к действующему премьеру, а вопрос досрочных выборов: одни партии стремятся к ним любой ценой, другие считают их опасными для страны.

Почему 16 февраля Рада не проголосовала за отставку Кабмина? Народный фронт, от которого вы прошли в Верховную Раду, договаривался об этом с отдельными группами влияния в парламенте?

"Новая коалиция будет формироваться из числа пяти фракций, которые ранее составляли Европейскую Украину"

— Многих смутило то, что Рада признала работу правительства не­удовлетворительной, но отказалась отправить его в отставку. Хотя между этими голосованиями есть принципиальная разница. Первое было оценочным, оно не несло за собой юридических последствий. А если бы правительство отправили в отставку, надо было бы искать нового премьера и новых министров, которые пользовались бы поддержкой большинства.

Если внимательно посмотреть на то, кто не голосовал за отставку, то вы убедитесь, что не было никакого олигархического заговора, о котором так много писали в СМИ. Те, кто ориентируется на перевыборы, конечно, были заинтересованы в раскачке ситуации. Но отдельные депутаты, в частности из Блока Петра Порошенко, понимали, что новой кандидатуры на пост премьера нет, они учитывали позицию Запада, потому не решились голосовать за отставку правительства, но воспользовались своим правом поставить ему плохую оценку.

Потенциал не исчерпан

Спикер Владимир Гройсман заявляет, что новую коалицию должны формировать те же фракции, которые её формировали раньше, — в чём тогда будет состоять её переформатирование?

— Действительно, новая коалиция будет формироваться из числа пяти фракций, которые ранее составляли Европейскую Украину. Но войдут ли в неё все эти фракции, я не знаю. В любом случае переформатирование коалиции окончательно покажет, кто выступает за выборы, а кто против них.

Вы видите какую-то реальную альтернативу Арсению Яценюку на посту премьера?

— Ключевой вопрос — есть ли у вероятного кандидата поддержка в сессионном зале и есть ли голоса за его программу действий. Переговоры идут ежедневно, и поиск голосов продолжается. Главная претензия к власти — медленное выполнение программы действий коалиции. Поэтому переформатируют и само коалиционное соглашение, пропишут конкретный перечень законопроектов, которые надо будет принять, укажут, кто из министров отвечает за их выполнение, с конкретными сроками. Только когда всё это подготовим, можно выносить в зал вопрос смены правительства.

В любом случае парламент останется очень фрагментированным, независимо от того, кто и с кем подпишет новое соглашение. Под каждое голосование опять придётся собирать большинство вручную, как это было раньше?

— Рада фрагментирована, как и парламент любого демократического государства. Она представляет интересы разных групп общества, и её задача — искать компромиссы, чтобы не доводить ситуацию до восстаний и революций. Поэтому фрагментированность — признак того, что у нас всё хорошо с демократией.

"Главная претензия к власти — медленное выполнение программы действий коалиции"

Хочу напомнить, что в разгар кризиса парламент принял важнейшие законопроекты, связанные с получением Украиной безвизового режима. И это далеко не единственный пример. Все вопросы, которые касались национальной безопасности, евроинтеграции, создания антикоррупционных структур, декоммунизации, набирали уверенное большинство голосов. Ни один созыв парламента, кроме, может, самого первого, не сделал так много важного для страны. И потенциал сегодняшней Рады не исчерпан, потому что всем демократическим фракциям, независимо от того, будут они в коалиции или нет, придётся голосовать за проевропейские реформы, ведь этого от них требуют их же избиратели. Поэтому ситуация не столь ужасна, как пытаются представить отдельные политики.

Тем не менее парламент не раз принимал важные решения исключительно благодаря голосам Оппозиционного блока и других экс-регионалов.

— Такую практику считаю глубоко неправильной и бесперспективной. С ними нельзя объединяться для блокирования каких-то инициатив и тем более рассчитывать, что совместно с экс-регионалами можно провести какие-то конструктивные решения. Демократические силы должны искать взаимопонимание между собой.

Позволю себе вспомнить Майдан, который тоже был очень разным. Было два варианта — довести наши противоположности до прямой вражды или объединиться ради единой цели. Слава Богу, нам удалось объединить всех в единый механизм, несмотря на тактические различия. Сейчас перед нами стоят похожие вызовы.

Как с этим единством согласовывается то, что депутаты от БПП на каждом эфире продолжают критиковать Арсения Яценюка едва ли не острее, чем номинальная оппозиция?

— Хорошо, Яценюк написал заявление об отставке, но что дальше? Я предлагаю его критикам сначала ответить на простой вопрос: кто следующий премьер и где за него взять 226 голосов? Приведу пример Молдовы. Как и у нас, после долгой борьбы к власти наконец-то пришли проевропейские силы. Но из-за коррупционного скандала правительство ушло в отставку — и закрутилось: за год три Кабмина, досрочные выборы, кредиты МВФ не поступают, начались уличные протесты, есть угроза того, что на следующих досрочных выборах победу снова одержат пророссийские силы. Так из-за чьих-то личных амбиций меняется курс целой страны.

Диалог между премьером и президентом, поверьте, не прекращается. Они ищут пути выхода из ситуации. Если не найдут, это будет свидетельством незрелости украинского политического класса как такового.

Андрей Парубий: "Если внимательно посмотреть на голосование за отставку правительства, то вы убедитесь, что не было никакого олигархического заговора, о котором так много писали СМИ"

Аналогичные рассуждения доводилось слышать сразу после последних досрочных парламентских выборов, но ситуация всё равно зашла в тупик.

— Не согласен. Ещё раз подчеркну, что мы прошли большой путь. У нас нет паралича власти. У нас есть правительство, которое работает. Есть парламент, который принимает решения, а не блокируется и дерётся каждый день. И когда мне говорят "к чему же мы пришли", я вспоминаю, как было раньше, и мне кажется, что мы просто многое забыли.

Будучи секретарём Совета национальной безопасности и обороны, я изучал доклады российских военных и аналитиков на тему ведения гибридной войны. И хорошо известный нам Стрелков-Гиркин в одном из своих докладов заявил: "В стране — объекте нападения надо сеять недовольство любого типа". Для этого акцентировать внимание на том, что не получилось. И, наоборот, очень быстро забывать о том, что удалось сделать. Вслед за настроением "всё, нам скоро конец" этот скорый конец приходит в реальности.

Я сам являюсь представителем власти, и мои слова звучат так, будто я оправдываю эту власть. Но я то же самое говорил в 2005 году, во время аналогичного политического кризиса, будучи безработным. Тогда жалел, что у меня нет возможности повлиять на процесс. Сейчас у меня такая возможность есть, и я постоянно напоминаю президенту, премьеру и спикеру: Украина всегда теряла государственность из-за внутренней борьбы, допустить это ещё раз не имеем права.

Плохие сценарии

Учитывая падение рейтингов большинства демократических партий, вы верите в возможность появления новой яркой политсилы, которая потеснит нынешнюю элиту? Многие украинцы уже считают такой политсилой ещё не созданную "партию Михаила Саакашвили".

— Да, рейтинги упали, но могло ли быть иначе? Нет, не могло. Все требовали реформ, но к ним не все были готовы. Например, поднятие тарифов, через которое прошли многие страны — наши соседи, было абсолютно необходимым. Того же польского реформатора Лешека Бальцеровича его сограждане недолюбливают до сих пор, хотя благодаря его действиям Польша добилась немалых успехов.

Правительство пошло на непопулярные шаги, и сейчас ему говорят: мол, рейтинг упал, давайте в отставку. Но что может быть дальше? Придёт новое правительство, которое, наученное опытом, будет заниматься "популярными реформами": поднимать зарплаты, пенсии, снижать пенсионный возраст и т. д. И так будет действовать каждый следующий Кабмин, хотя это путь в никуда. Многие мечтают о политике, который соберёт вокруг себя всех хороших парней и выбросит всех плохих. Только кто будет судить, кто хороший, а кто плохой? Бывает, "хороший" сидит на деньгах олигарха "А", а "плохой" — олигарха "Б". И всё, как в том анекдоте, зависит от того, у кого пиарщик талантливее.

"Кризис искусственный, с кучей субъективных факторов, главный из которых даже не отношение к действующему премьеру, а вопрос досрочных выборов: одни партии стремятся к ним любой ценой, другие считают их опасными для страны"

 

Андрей Парубий

о политическом кризисе в Украине

Бальцеровича сейчас называют одним из кандидатов в премьеры. Может ли он или какой-то другой известный реформатор мирового уровня занять премьерский пост в Украине?

— Может быть любой вариант. Если под такого человека, его команду и программу наберётся стабильных 226 голосов в Раде. Пока что для меня позитивные оценки работы нашего правительства, которые даёт тот же Бальцерович, значат больше, чем выступления отдельных народных депутатов, которые на эфирах рассказывают, что "всё плохо".

В случае досрочных выборов какую конфигурацию нового парламента мы получим?

— Мы не боимся выборов. Мы пошли на досрочные президентские и парламентские выборы в разгар войны, для того чтобы получить абсолютно легитимную власть и устранить угрозу реванша антиукраинских сил. Те выборы имели стратегическое значение для Украины, а вот спекуляции на тему проведения досрочных выборов сейчас — это лишь вопрос чьих-то мелочных политических амбиций. Я бы даже не загадывал об их возможном результате.

ФСБ проводила анализ настроений в юго-восточных областях и установила, что есть большой запрос на "миротворческие" силы с риторикой об "общих славянских корнях", "братских народах", "бессмысленной войне" и т. д., при этом без прямого указания Путина и России. Они называют это "попыткой вернуть сине-белый электорат", под что в случае досрочных выборов будут вброшены большие ресурсы. Это станет для Путина последним шансом захватить контроль над всей Украиной, чего ему не удалось добиться военным путём. Досрочные выборы запустят сценарий, финал которого мы не сможем контролировать. Это моя позиция не только как первого вице-спикера, но и как экс-секретаря СНБО.

Как вы расцениваете недавнее обнародование стенограммы заседания СНБО времён начала российской агрессии?

— К сожалению, тот сложнейший для Украины период давно превратили в элемент политической спекуляции, дескать, "сдали Крым" и т. д. Но по состоянию на сегодняшний момент обнародование данной стенограммы не нанесло вреда национальным интересам.

Андрей Парубий: "Позитивные оценки работы нашего правительства, которые даёт Лешек Бальцерович, значат для меня больше, чем выступления отдельных депутатов, которые на эфирах рассказывают, что "всё плохо"

Послушать Запад

После парламентских выборов демократические политсилы смогли договориться только после того, как в Украину прилетел вице-президент США Джо Байден. Может, Запад и на этот раз должен сыграть решающую роль в разрешении нынешнего политического кризиса?

— У стран Запада есть понятная позиция: не надо делать то, чего требуем мы, делайте то, что помогает развитию вашей экономики и страны в целом. Те средства, которые они нам предоставляют, не должны разворовываться или проедаться. Недавно вернулся из рабочей поездки в Канаду и США, где имел возможность встретиться с премьер-министром, министром обороны и депутатами Канады, а также с заместителем главы государственного департамента США Викторией Нуланд и конгрессменами. Главные месседжи-рекомендации, которые я привёз: никаких досрочных выборов, сохранять единство, хотя бы на уровне фракций БПП и НФ, проводить реформы и бороться с коррупцией. Для американцев не так важны конкретные фамилии наших руководителей, ведь их стратегические интересы совпадают с нашими. Поэтому контакт с ними необходим, и к их рекомендациям нам разумно прислушиваться.

Когда парламент вносил в "безвизовые законы" правки, противоречащие требованиям ЕС, на что был расчёт? Что в Брюсселе ничего не заметят?

— Этих законов всего было несколько десятков, и я был руководителем рабочей группы по их разработке и принятию. Многие из них, например, о спецконфискации активов чиновников прошлой власти, вызывали сильнейшее сопротивление в зале, но мы их проголосовали. Попытки вносить непонятные правки в эти законы были и раньше, но европейцы сказали прямо: нам нужны не названия законов, а суть. С законом об электронном декларировании получилась неприятная история, но я не сомневаюсь, что в первый день после возобновления работы парламента мы соберёмся и приведём его к тому формату, которого от нас требуют в Европе и который в первую очередь нужен нам.

Фото: Александр Чекменёв, УНИАН

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.