Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Гуд-бай, Ленин. Владимир Вятрович о ленинопаде, переименовании городов и Совке в головах

Гуд-бай, Ленин. Владимир Вятрович о ленинопаде, переименовании городов и Совке в головах

Директор Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович рассказал Фокусу, как выполняется закон о декоммунизации, почему Полтавщина оказалась в числе аутсайдеров по переименованию городов и улиц, а также о том, как победить Совок в сознании украинцев

000

В апреле прошлого года Верховная Рада приняла пакет законов о декоммунизации, который, в частности, предусматривает демонтаж всех памятных знаков деятелям тоталитарного коммунистического режима, а также переименование населённых пунктов и улиц, связанных с ними. Этот процесс не идёт гладко: местные власти нередко пытаются обойти закон, а дебаты между сторонниками и противниками декоммунизации доходят до уличных столкновений, как, например, в Кировограде. Оппоненты закона утверждают, что деньги и усилия, потраченные на демонтаж памятников и табличек, лучше израсходовать на что-то более полезное, а сам закон нарушает право на свободу слова, навязывая единственно правильное толкование истории. Однако директор Института национальной памяти Владимир Вятрович, один из главных вдохновителей декоммунизации, уверен: без осуждения тоталитарного прошлого Украина никогда не построит развитое государство.

КТО ОН


Историк, директор Украинского института национальной памяти

ПОЧЕМУ ОН


Один из главных идеологов и двигателей процесса декоммунизации

 

Как вы оцениваете выполнение закона о декоммунизации?

— Самое главное, что закон заработал. Я имею в виду, что новые названия получили 327 населённых пунктов из 987, которые подлежат переименованию. Наш институт подготовил все необходимые документы, всё согласовано в Комитете Верховной Рады по вопросам государственного строительства, региональной политики и местного самоуправления, задержка только за сессионным залом. Всё могло быть проголосовано ещё до 21 февраля, как того требует закон. Но в этом есть и позитивный момент. Многие органы местного самоуправления отнеслись к закону очень несерьёзно, наверное, рассчитывали, что никто его выполнять не будет, что именно их это не коснётся и т. д. Меньше половины всех местных советов прислали нам предложения о новых названиях. Но после того как прошла первая волна переименования, потом вторая, от местных советов хлынул просто шквал писем и предложений.

Какие новые названия предлагают местные советы: связанные с украинской историей или нейтральные?

— В основном нейтральные названия вроде "Медовое" или "Зелёное". И это показывает, что люди не знают истории своих городов и сёл, не знают тех исторических личностей, которых можно было бы увековечить. Например, в одном населённом пункте центральную улицу Ленина переименовали в улицу Грушевского. Но главный аргумент был не в том, что Грушевский — выдающийся историк и государственный деятель, а в том, что в Киеве есть такая улица, "пусть и у нас будет".

Часто населённым пунктам возвращают их исторические названия. Например, Артёмовск снова стал Бахмутом. Если мы говорим об улицах, то их переименовывают в честь погибших участников АТО родом из этого города. Удивительно, но попытки топонимического реванша, когда пытаются вернуть старые названия через суды или другим способом, как раз касаются памяти героев АТО, а не исторических личностей. Наверное, антиукраинским политическим силам важно не дать написать эту страницу украинской истории, которая является самой консолидирующей.

"Нельзя говорить об успехе декоммунизации без серьёзных политических и экономических реформ. Однако и эти реформы без неё невозможны. Мы пробовали 25 лет — не получилось. Пока мы не осудим тоталитарные практики, мы никогда не построим всесторонне развитую Украину"

 

Владимир Вятрович

о том, зачем нужна декоммунизация

В штыки

Многие ли органы местного самоуправления просят оставить их в покое и ничего не переименовывать? Или пытаются выкрутиться, как в Комсомольске, который предложили расшифровать как "Колектив молодих соціально активних людей справжніх козаків"?

— Организованного сопротивления я не вижу. Подобных случаев несколько десятков. Мы объясняем конкретному местному совету, что если они сами не предложат новое название, то такое название Верховной Раде предложит Украинский институт национальной памяти.

С Комсомольском получилась показательная история. Мы обратились к местному совету, сообщили, что ждём от них предложений. Получили этот абсурдный вариант с новой "расшифровкой". Ответили им, что выполнение закона не предусматривает юмористических викторин, и предложили название "Горишни Плавни". Это название казацкого поселения, которое находилось на территории нынешнего Комсомольска. После того как мы вынесли это название на заседание комитета ВР по местному самоуправлению, я встретился с мэром города, объяснил, что для нас совершенно некритично название "Горишни Плавни", если горожане так уж его не воспринимают, пусть придумают какое-то другое. Мне казалось, мы нашли общий язык, но спустя несколько недель тот же мэр заявил, что они собрали какие-то подписи за то, чтобы Комсомольск остался Комсомольском. Я объяснил, что это незаконно, и на голосование в парламент вынесут название "Горишни Плавни", но пока голосование не состоялось, у местной громады ещё есть время.

Вокруг переименования Днепропетровска у вас даже возник конфликт с мэром города Борисом Филатовым. Как будете его решать?

— Суть конфликта в том, что название Днепропетровск связано с коммунистическим деятелем Петровским, непосредственно причастным к организации Голодомора. И дискуссии о необходимости переименовывать Днепропетровск не может быть в принципе. Меня очень удивила позиция господина Филатова, поскольку он сам голосовал за закон о декоммунизации, горячо приветствовал снос памятника Ленину в Днепропетровске, поддерживал переименование города, а в ходе избирательной кампании поменял своё мнение.

Попытки "перетолковать" название и связать его с апостолом Петром недопустимы. Если жители города хотят увековечить этого апостола — пожалуйста, пусть предлагают вариант вроде "Апостолопетровска" или любое другое, которое им по душе. Но переименовывать Днепропетровск в Днепропетровск нельзя. Мы получили много писем с разными вариантами и из них предложили парламенту название "Днипро", как популярный в быту вариант. Соответствующее постановление зарегистрировал депутат из Днепропетровска, и оно уже прошло через профильный комитет ВР. Городской совет тоже уже не против названия "Днипро", так что мы ожидаем позитивного голосования в зале.

Cовок в голове. Один из главных аргументов тех жителей Кировограда, которые против переименования города, — "ингульчанин, кропивничанин звучит не престижно в отличие от кировоградца". Логика более чем странная, ведь "престижным статусом" они обязаны одному из активных организаторов политических репрессий в Украине

Как будет переименован Кировоград?

— Здесь ситуация сложнее. Историческим названием, к которому апеллирует часть горожан, является "Елисаветград". Но это название связано с именем императрицы Елизаветы, а не со святой Елизаветой, как они пытаются доказать. В экспертной среде наиболее популярным стало название Ингульск, связанное с местной речкой и одноимённой паланкой Войска Запорожского. Такой вариант поддержал и профильный комитет ВР. Затем началась медийная кампания за Елисаветград, митинги в поддержку этого названия чем-то напоминали акции времён "русской весны". Парламентский комитет вернулся к этому вопросу и принял решение в пользу названия Кропивницкий, в честь известного театрального деятеля, который родился на Кировоградщине, и этот вариант будет вынесен в сессионный зал. Замечу, что и Ингульск, и Кропивницкий были среди вариантов, предложенных горсоветом на выбор Верховной Рады. То есть в любом случае мы придерживаемся позиции местной громады.

В каких регионах больше всего проблем с декоммунизацией?

— На Полтавщине. Городской голова областного центра Александр Мамай открыто заявил, что не собирается выполнять закон ни в плане переименований, ни в плане сноса памятников тоталитарной эпохи. Против него местная "Просвита" от имени известного диссидента Николая Кульчинского уже подала судебный иск. Думаю, этот процесс станет показательным.

И чем этот процесс может грозить Александру Мамаю?

— Во-первых, это саботаж выполнения закона, во-вторых, суд может установить, что этот саботаж привёл к пропаганде коммунистической идео­логии, что по закону карается ограничением свободы на срок от одного до пяти лет. В любом случае саботаж мэра ничего не изменит, потому что после 21 февраля полномочия по реализации этого закона перешли к главе облгосадминистрации, работа там ведётся, и декоммунизация до 21 мая в Полтаве будет завершена, как и по всей стране. Некоторые сложности были в Запорожье, но потом процесс пошёл активно, вся страна следила за сносом местного памятника Ленину. Это был последний памятник "вождю пролетариата" в областном центре Украины. Они остались лишь в Донецке, Луганске и Севастополе, что само по себе символично. В Одесской области процесс тоже идёт медленно, потому что в него не до конца включился глава ОГА.

"Советский период — часть нашей истории, которая никогда не должна повториться. 1933–1945 годы — тоже часть немецкой истории, но это не означает, что по всей Германии должны стоять памятники Гитлеру"

Очень активно идёт работа в Чернигове, много сделано в Днепропетровске, а также в Харькове, несмотря на несколько странную позицию городского головы Геннадия Кернеса и его попытки переименовать Фрунзенский район во Фрунзенский район. В Западной Украине декоммунизация в основном была проведена ещё после обретения независимости, сейчас там осталось декоммунизировать буквально несколько населённых пунктов.

Неоднозначная ситуация в Киеве. С одной стороны, активно идёт переименование улиц. Но с другой — есть проблемы с демонтажом памятников и памятных знаков. В отдельных районах такая работа вообще не ведётся. В первую очередь речь о памятнике чекистам возле метро "Лыбидская" и памятнике Щорсу на бульваре Шевченко.

Проспект Ватутина в Киеве переименуют в проспект Шухевича, а проспект Московский — в проспект Бандеры?

— Эти улицы переименовываются не в контексте закона о декоммунизации. Но для любого города вполне нормально периодически обновлять названия улиц. Например, улица Московская в центре Киева вызывает много вопросов, потому что Украина воюет со страной, столица которой Москва. Есть вопросы и к увековечиванию генерала Ватутина, который ради взятия Киева к "круглой дате" бросил на верную смерть сотни тысяч украинцев. Потому Бандера и Шухевич вполне заслуживают, чтобы в их честь назвали киевские улицы, ведь они внесли огромный вклад в то, чтобы Киев стал столицей именно независимой Украины. А в целом по стране деятельность УПА гораздо меньше отображена в украинской топонимике, чем многие почему-то считают.

Что делать, если местные громады категорически отказываются от переименований?

— По закону этот процесс произойдёт в любом случае. Но мы должны объяснять, почему переименование нужно, почему украинские населённые пункты не могут носить названия в честь Петровского и подобных ему деятелей. Конечно, в первое время жители и дальше могут называть свой населённый пункт по старинке, но скоро о старом названии забудут. Например, из Ильичёвска Одесской области к нам приезжала целая делегация, которая утверждала, что город якобы назван в честь святого Ильи. Мы объяснили им, что переименование всё равно состоится, в результате название Черноморск местным жителям понравилось.

Чем скорее произойдёт переименование, тем быстрее люди привыкнут к новым названиям. Пойдите на майдан Незалежности и спросите кого-то, где находится площадь Октябрьской революции. Вряд ли вам ответят.

Забудьте о деньгах

Один из главных аргументов критиков декоммунизации — в том, что она происходит коммунистическими методами, когда решения навязывают сверху, даже если сами жители хотят оставить всё как есть.

— Я абсолютно с этим не согласен. Закон только определяет, как не может называться населённый пункт. А вот новое название целиком в компетенции местных жителей, пусть выбирают то, которое им нравится. И только если громада и местная власть самоустраняются от этого процесса, тогда приходится подключаться вышестоящим органам. Более того, дискуссия о декоммунизации уникальна. За 25 лет независимости украинцы никогда так много не спорили о своём прошлом. А это не просто спор об истории — это также разговор о ценностях, о наследии и опыте. Потому мне кажется, что мы, наоборот, учим граждан проявлять инициативу и брать на себя ответственность. Это своего рода школа демократии.

Ленин-долгожитель. Среди всех областных центров неоккупированной части Украины в Запорожье памятник Ленину простоял дольше всего. Его снесли 17 марта

Насколько украинский опыт похож на опыт стран Восточной Европы?

— При подготовке закона о декоммунизации мы опирались в том числе и на опыт стран, прошедших этот процесс ещё в 1980–1990 годах, на волне общего антикоммунистического подъёма. Поскольку мы свою декоммунизацию начали лишь спустя четверть века после падения коммунизма, нам пришлось очень подробно прописывать все процедуры. Сейчас Польша, которая в целом давно прошла эти процессы, принимает дополнительные законы, похожие на наш, чтобы окончательно распрощаться с тоталитарным наследием.

Многие представители среднего и старшего поколений любят говорить, что "это тоже наша история", а в той же Европе стоят памятники самым разным, в том числе и противоречивым историческим деятелям.

— Советский период — часть нашей истории, которая никогда не должна повториться. 1933–1945 годы — тоже часть немецкой истории, но это не означает, что по всей Германии должны стоять памятники Гитлеру.

Также говорят, что вместо сноса памятников власть лучше занялась бы ремонтом дорог.

— Я уверен, что пока улица будет называться улицей Ленина, на ней будут ямы. Сам Ленин является символом ценностей советского прошлого, которые предусматривают безответственность. Эти ценности привели к построению одного из самых коррумпированных режимов в мировой истории. Это колоссальный миф, что в СССР не было коррупции. При Совке было чёткое разделение: у приближённых к власти было всё, у остальных — ничего, даже свободы высказаться. Если мы хотим построить нормальную страну с нормальными улицами, мы должны ориентироваться на другие ценности, которые с Лениным ничего общего не имеют. Самый простой аргумент — возьмите карту Восточной Европы и вы увидите: те страны, где убрали памятники Ленину, стали намного успешнее и безопаснее.

Вы как-то пытаетесь объяснить это широким народным массам?

— Конечно. Одна из форм работы — это уличные выставки. В прошлом году во всех областных центрах прошла выставка "Сопротивление геноциду". Это о селянских восстаниях перед Голодомором. Мы начали и продолжаем выставку "Украинская вторая мировая война", которая развеивает укоренившиеся с советских времён мифы об этой вой­не, проводятся кинолектории, дискуссии и т. д. Эта работа направлена на взрослое население, кто вообще никогда не изучал историю Украины и мало что знает из истории своего края. С молодёжью, которая училась в период независимости, особых проблем нет.

"Одним лишь переименованием и демонтажом памятников Совок не победить. Но без ликвидации символов прошлого это точно сделать не получится"

Есть один красноречивый показатель — отношение общества к признанию Голодомора геноцидом. В прошлом году украинцев, согласных с этим, уже было 80% украинцев, следовательно, эти люди осуждают коммунистическую тоталитарную практику.

Как дорого обходится украинскому бюджету декоммунизация?

— Такой цифры не существует в принципе. Например, памятник Ленину может демонтировать местная власть, а могут этим заняться и местные активисты. Один Ленин представляет собой полуметровый гипсовый бюст, другой — 10-метровую бронзовую статую. И свести это к единой сумме невозможно, да и бессмысленно. Но я особенно хотел бы подчеркнуть: для обычного гражданина переименование улицы или населённого пункта не стоит вообще ничего. Большие расходы — это миф, который распространяют противники декоммунизации. Для государства это тоже ничего не стоит — чиновник просто вписывает новые данные в документы, которыми он занимается, без никакой дополнительной оплаты. Предприятиям тоже не надо будет перерегистрироваться — за исключением тех, в названии которых есть слова, связанные с коммунистическим режимом.

Например, принадлежащая Петру Порошенко "Ленинская кузня".

— Именно. "Ленинскую кузню" должны были переименовать ещё в прошлом году, но это не сделано, хотя я уверен, что закон должен быть один для всех, и вскоре этот завод переименуют.

Также часто говорят, что замена табличек требует больших денег, которые не предусмотрены в бюджете. Но эксплуатация и замена табличек уже включены в квартплату, это те деньги, которые мы платим постоянно, поэтому никаких дополнительных сумм в платёжках украинцы не увидят.

В целом можно ли победить Совок как явление путём сноса памятников и переименования улиц?

— Одним лишь переименованием и демонтажом памятников Совок не победить. Но без ликвидации символов прошлого это точно сделать не получится. Это лишь первый этап — убрать символы Совка из публичного пространства. Дальше — продолжать говорить правду о том, чем занимался коммунистический режим, и научным языком, и языком массовой культуры.

Суть Совка — это персональная безответственность и патернализм. Декоммунизация как раз и борется с этим. Ты хочешь жить на улице с названием, которое тебе нравится, — приди на собрание, дискутируй, следи за тем, чтобы были правильно оформлены документы и т. д. Но нельзя будет говорить об успехе декоммунизации без серьёзных политических и экономических реформ. Однако и эти реформы без неё невозможны. Мы пробовали 25 лет — не получилось. Пока мы не осудим тоталитарные практики, всесторонне развитую Украину мы не построим никогда.

Фото: УНИАН

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.