Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
И вашим и нашим. Посол Турции Йонет Тезель о попытке переворота и тонкостях диалога с Россией

И вашим и нашим. Посол Турции Йонет Тезель о попытке переворота и тонкостях диалога с Россией

Посол Турции в Украине Йонет Тезель о попытке переворота, сходстве и различии наших стран и о том, почему с Россией Турция хочет договариваться, а не воевать

000

Послом Турции в Украине Йонет Тезель стал в феврале 2014 года, кода ещё стоял Майдан, а украинские военные части в Крыму были заблокированы "зелёными человечками". Несколько недель назад в Турции случился свой Майдан, целью которого, правда, было не свержение, а защита действующей власти. За восемь месяцев до этих событий — после сбитого российского бомбардировщика Су-24 — Турция оказалась в шаге от войны с Россией. Именно поэтому господин Тезель считает, что, по крайней мере, в том, что касается революции и войны, из всех народов мира турок лучше всего должны понимать украинцы.

КТО ОН


Чрезвычайный и Полномочный Посол Турции в Украине

ПОЧЕМУ ОН


Знает всё о непростых отношениях Турции, Украины, ЕС и России

О журналистах-террористах и свободе слова

Попытка военного переворота в Турции показала, что у южного соседа Украины не всё так хорошо, как кажется. Как вы оцениваете возможность повторения подобных сценариев?

— Эта попытка была заранее обречена на провал. Лет 20–30 назад — да, такое было бы возможно. Но сейчас — нет. Это настолько же фантастично, как и предположение, что украинцы, отказавшись от демократических завоеваний, вновь захотят вернуть режим Януковича. Поэтому я со всей уверенностью могу сказать: люди, организовавшие этот переворот, потеряли связь с реальностью. Несмотря на некоторые проблемы, Турция с пятидесятых годов прошлого века является демократической страной, в которой всё решают свободные выборы. Если эта традиция и прерывалась ненадолго, то виной тому были как раз военные перевороты.

Тем не менее массовые репрессии, которые сейчас осуществляет турецкая власть, многие называют очередным наступлением на демократию, поводом для расправы с неугодными.

— Как раз наоборот! Благодаря попытке этого переворота мы видим признаки укрепления демократии. Все турецкие СМИ, вне зависимости от своей политической позиции и отношения к действующей власти, решительно осудили действия заговорщиков. Кульминационным моментом той ночи стало обращение президента Реджепа Эрдогана к турецкому народу. И эту речь транслировал оппозиционный телеканал, до этого часто критиковавший президента и правительство. Переворот объединил не только представителей прессы, но и партии, находящиеся на разных полюсах турецкого политикума. Мы стали свидетелями рождения гражданского общества.

Но вы ведь не станете отрицать, что в Турции множество оппозиционных журналистов находятся за решёткой.

Йонет Тезель: "Турция с пятидесятых годов прошлого века является демократической страной, в которой всё решают свободные выборы. Если эта традиция и прерывалась ненадолго, то виной тому были как раз военные перевороты"

— Да, за решёткой есть журналисты, и этот вопрос очень часто обсуждается в турецких СМИ. Но причиной ареста этих людей не является их журналистская деятельность. Знаете, у меня создаётся впечатление, что в Украине в некоторых случаях освещение событий в Турции происходит под влиянием предвзятой части западной прессы. В отличие от Украины, в некоторых европейских кругах по отношению к Турции живы предрассудки. Европа проходит сейчас через серьёзные социальные проблемы: крайне правые на подъёме, мы наблюдаем ксенофобию, исламофобию и расистские тенденции. Конечно, негативные настроения в обществе отражаются в средствах массовой информации, и это создаёт некую медийную предвзятость по отношению к Турции. Украине следует смотреть на Турцию собственными глазами, делая свои, непредвзятые выводы. Я не раз был свидетелем искреннего удивления людей, приехавших в Турцию и увидевших, что оппозиционные телеканалы и оппозиционные газеты там очень сильны.

То есть репрессии против прессы вы всё же отрицаете?

— Жёсткая критика правительства — обычное явление в турецких средствах массовой информации. Поэтому заявления о том, что журналистов арестовывают за их взгляды, необоснованны. Люди, которых вы имеете в виду, находятся в тюрьме за различные преступления, включая причастность к террористическим организациям. В двух случаях действительно создавалось впечатление, что арест был связан с журналистской деятельностью, в частности, с журналистскими расследованиями. Но вскоре стало ясно, что за журналистами стояли прокуроры и судьи, связанные с организаторами недавнего переворота. Эти дела лопнули, журналистов освободили, а высокие чиновники оказались за решёткой. Иногда люди, которые могут быть связаны с террористами или нелегальными группировками, получают журналистские удостоверения и пользуются им как прикрытием. Хотя некоторые представители прессы в Турции действительно заявляют, что не чувствуют себя свободными, я уверен, что это временное явление.

Казнить нельзя помиловать

И всё же тот факт, что Реджеп Эрдоган управляет страной уже более 12 лет, делает Турцию больше похожей на Россию, чем на страны Евросоюза.

— До избрания президентом Эрдоган был премьер-министром, так что об узурпации власти в данном случае речь идти не может. То, что большинство граждан Турции добровольно отдают ему свои голоса, свидетельствует в его пользу. Выборы проводятся согласно всем демократическим стандартам, с присутствием международных наблюдателей. Причём с каждыми новыми выборами партия Эрдогана набирает больше голосов, потому что люди видят её эффективность. Растёт ВВП, по всей стране строятся больницы и дороги. Историю последних 20 лет Турции уже называют экономическим чудом, и об этом не раз упоминал Пётр Порошенко. Сравнение Турции с Россией можно очень выгодно использовать в заголовке статьи, но если провести серьёзный анализ экономико-политической ситуации обеих стран, станет совершенно очевидной неуместность такого сравнения.

По словам вице-премьер-министра Турции Нумана Куртулмуша, после попытки государственного переворота страна временно приостановит действие Европейской конвенции по правам человека. Как понимать этот шаг?

— События той пятницы, когда военные пытались захватить власть, лично я воспринял как нападение — не столько на меня самого, сколько на будущее моих детей. Думаю, из всех народов мира лучше всего меня могут понять украинцы. Ведь именно в Украине два года назад сотня мирных жителей погибла на Майдане, и власти до сих пор не знают, как найти и наказать убийц. При попытке военного переворота в Турции погибло 246 человек, и большинство из них — гражданские лица. Вы только вдумайтесь в это: на парламент было совершено нападение с применением истребителя F-16! Были использованы танки и снайперские винтовки, приобретённые на деньги налогоплательщиков! Всё это не должно остаться безнаказанным. Именно поэтому сейчас проходят массовые задержания подозреваемых, многие из которых заканчиваются арестами. Угроза общественному порядку такого уровня требует чрезвычайной реакции, но, конечно же, в рамках законодательства.

Зачем же тогда приостанавливать действие Конвенции по правам человека?

— В Конституции Турции предусмотрено введение чрезвычайного положения, когда это явно необходимо. А во время него действие Конвенции автоматически приостанавливается. Но такова мировая практика. По сути, Турция сейчас сделала то же, что Франция делает в течение всего нынешнего года. Конечно, в этот особый период не исключены злоупотребления, и в Турции активно обсуждают эту проблему. Правительство должно действовать очень осторожно, чтобы дополнительные полномочия губернаторов и полиции были направлены исключительно против тайной организации, подготовившей переворот. Вместе с тем не введено никаких ограничений на проведение массовых мероприятий и митингов, не ограничена свобода прессы и экономическая деятельность. Правительство понимает, что режим ЧП во всех отношениях нежелателен для страны. Поэтому уже прозвучали заявления, что, хотя этот режим введён на три месяца, его постараются отменить уже через месяц-полтора.

Заявления турецких официальных лиц о возможности возврата смертной казни для участников заговора вызвали, по меньшей мере, удивление. Вы считаете пожизненное заключение недостаточным наказанием для тех, кто был не согласен с линией правительства?

— Турция отменила смертную казнь в 2006 году, несмотря на то, что от этого выиграл лидер Курдской рабочей партии Абдулла Оджалан, виновный во многих преступлениях, в том числе и в убийствах детей. Тем не менее страна приняла это решение, потому что оно было важным шагом в процессе выстраивания отношений между турецким народом и гражданами стран ЕС. Важно понимать, при каких обстоятельствах вопрос о возврате смертной казни был поднят вновь: некоторые демонстранты призвали к этому после гибели 246 человек! Политические лидеры, премьер-министр и президент ответили им, что такое решение должен принимать парламент. Некоторые европейские политики ухватились за эти слова, используя возможность покритиковать Турцию. Вдруг было поставлено под вопрос будущее членство Турции в ЕС. Скорее всего, вопрос возврата смертной казни всё же будет обсуждаться в парламенте. Но это вопрос завтрашнего, а не сегодняшнего дня. Чтобы вернуть смертную казнь, надо изменить Конституцию, для чего требуется 2/3 голосов парламентариев, а получить такую поддержу очень трудно. Кроме того, даже если смертную казнь вернут, её невозможно будет применить к организаторам нынешнего переворота, потому что закон не имеет обратной силы. Таким образом, возобновление смертной казни маловероятно. Как европейские политики могли не знать об этом? Во время Майдана некоторые группы также выступали с нежелательными призывами, но осуждала ли Европа Украину на основе этих выступлений?

То есть вскоре всё вернётся на круги своя и Турция не откажется от вступления в Евросоюз?

— Турецкие парламентарии знают, что если Турция возобновит смертную казнь, это остановит процесс продвижения страны в ЕС. Возвращение смертной казни также вызвало бы проблемы в отношениях с Советом Европы. Но в нынешних чрезвычайных обстоятельствах нам не нужно напоминать об этом так, чтобы это ставило под вопрос сами отношения между Турцией и ЕС. Демократические устремления в турецком обществе сформировали стратегический выбор Турции в пользу членства в Евросоюзе. Мы прошли большой путь, и нам предстоит сделать ещё больше. Но всё же мы ждём от ЕС, особенно в эти сложные для нас дни, прежде всего поддержки. Мы не просим привилегий, нам достаточно выражения солидарности, сопереживания и конструктива. Очевидно, что критику и предупреждения можно высказывать, но это нужно делать более разумно, не забывая о главном.

О самолёте, который "лучше бы не сбивали"

После истерии Кремля, вызванной уничтожением в ноябре прошлого года российского бомбардировщика Су-24, многим казалось, что отношения России и Турции наладятся нескоро и Турция активнее поддержит Украину в войне с РФ. Почему этого не произошло?

— Наверное, в том, что вы так считаете, моя вина. Значит, я не сумел донести до украинцев нашу позицию. С первых дней войны Турция была рядом с Украиной. Мы всегда выступали против аннексии Крыма и войны в Донбассе. Задолго до сбитого самолёта, и даже до Оранжевой революции Турция заявляла: нам необходима свободная, территориально целостная Украина, даже если она будет ориентирована на Запад. Именно поэтому мы в 2011 году создали совместный Стратегический совет. С этого времени наши президенты и министры ежегодно встречаются, обсуждая наиболее важные проблемы. Мы всецело поддержали Революцию достоинства. С началом крымских событий мы направили на полуостров неофициальную делегацию, собравшую объективную информацию о том, что происходило тогда в Крыму. На отчёт этой делегации до сих пор ссылаются всевозможные структуры. А разве не Турция стала единственной страной НАТО и Европы, включая, кстати, и Украину, прервавшей (после сбитого Су-24. — Фокус) все отношения с Россией на высшем уровне?

Тем не менее Турция не присоединилась к европейским санкциям.

Йонет Тезель: "С первых дней войны Турция была рядом с Украиной. Мы всегда выступали против аннексии Крыма и войны в Донбассе. Задолго до сбитого самолёта (российского Су-24. — Фокус), и даже до Оранжевой революции Турция заявляла: нам необходима свободная, территориально целостная Украина"

— Наша страна находится в таком регионе, где постоянно вводятся санкции — против того или иного нашего соседа. Было бы неправильно безоглядно присоединяться ко всем решениям, принятым в Брюсселе или Вашингтоне. Поэтому мы решили поддерживать только санкции ООН. Кроме того, в нашем товарообороте с Россией нет стратегических товаров. Большую часть товарооборота составляет газ, который у РФ покупала и продолжает покупать вся Европа. А отказ от поставок турецких апельсинов в Россию никак не повлияет на её экономику и внешнюю политику. Несмотря на противостояние с Россией, не следует прерывать диалога с ней. Такова позиция не только Турции, но также Европы, США и НАТО.

После сбитого Су-24 Путин заявил: "Видимо, Аллах решил наказать правящую клику в Турции, лишив её разума и рассудка". Потом обвинил Турцию в том, что она покупает газ и нефть у боевиков "Исламского государства". Почему Реджеп Эрдоган решил забыть всё это и, выразив сожаление по поводу сбитого самолёта, вновь наладил отношения с Москвой?

— Я не стану комментировать то, что говорил Путин. В российских СМИ в то время вообще звучало множество нелепиц. К примеру, мне приходилось читать сообщение о том, что Порошенко за $50 млн продал Турции Херсон и поэтому теперь Турция вместе с Украиной будет воевать за Крым. (Смеётся). В заявлении Эрдогана не было ничего нового. Турция с самого начала заявляла, что сожалеет о гибели самолёта, сбитого из-за ошибки российского пилота. Мы не дали адекватного ответа на неадекватную реакцию России не потому, что боялись, а потому, что считали такие свои действия правильными. Что бы ни случилось, наша реакция должна оставаться в правовом поле. Ухудшение отношений Турции и России не идёт на пользу ни нам, ни нашим союзникам, включая Украину. Российский народ не является врагом турецкого или украинского народов, и мы стремимся к тому, чтобы не только отношения Турции и России, но и отношения Украины и России наладились. Это тоже в наших интересах.

Об аннексии Крыма и "глубокой обеспокоенности"

Почему аннексия Крыма никак не сказалась на отношениях Турции и России?

— Напротив, даже очень сказалась. До кризиса в Украине наши отношения с Россией были очень хорошими, несмотря на значительные разногласия по отдельным вопросам. Но после аннексии Крыма в турецко-российских отношениях появился серьёзный камень преткновения. Это также касается и наших союзников по НАТО; у них до 2014 года тоже были относительно хорошие отношения с Россией. Но затем Россия сделала шаги, которые несут угрозу безопасности и стабильности в регионе и за его пределами.

Европа и США рассчитывают воздействовать на Россию экономическими методами. У Турции свой план?

— Санкции — только один инструмент из множества других применяемых в таких случаях. Да, России нужно противостоять, но мы также должны поддерживать диалог. Именно так её и можно остановить.

Разве двухлетний диалог с Россией не показал тщетность дипломатических усилий? Почему, к примеру, в разгар сирийской войны Турция не закрыла Босфор для российских военных кораблей?

— Проведение всех кораблей без исключения осуществляется в соответствии с международным правом — Конвенцией Монтрё 1936 года. И мы скрупулёзно выполняем нормы этой конвенции. Благодаря этому Чёрное море не стало ареной военных конфликтов.

Юрисдикция турецкого посла в Украине распространяется и на Крымский полуостров. Бывали ли вы там уже после начала российской оккупации?

— Я приехал в Украину в феврале 2014 года. К сожалению, я не смог посетить Крым, но наш генеральный консул в Одессе, который непосредственно отвечает за Крым, был одним из последних дипломатов, которому удалось побывать на полуострове. Чтобы поехать на полуостров теперь, мне нужно просить разрешения у оккупационных властей. А я не могу этого делать. К тому же украинским государственным органам это точно не понравится.

Почему Турция не реагирует на постоянные нарушения прав человека в Крыму, от которых страдают в основном крымские татары?

— Крым — историческая родина крымских татар. Великая трагедия — то, что они оказались на самом дне с точки зрения соблюдения прав человека именно в тот период, когда считали, что начинается новый этап их истории, в составе Украины. При Украине тоже не всё было идеально, и мы ранее также фиксировали некоторые жалобы. Но теперь положение хуже. В Крым не пускают лидеров крымскотатарского народа, мы постоянно видим нарушения прав человека. Именно потому мы плечом к плечу стоим рядом с крымскими татарами.

В чём это выражается?

— Мы постоянно обсуждаем проблему Крыма с Россией. Мы выражаем поддержку территориальной целостности Украины.

Но ведь вы сами видите, что "конструктивный диалог" с Россией можно вести вечно. Почему Турция не ввела хотя бы индивидуальные санкции против людей, замешанных в преступлениях против крымских татар?

— В вопросе поддержки крымских татар Турция использует те методы, которые считает нужным. Мы реалисты и понимаем, что в один день проблема оккупации Крыма не решится. И во время нашего кризиса в отношениях с Россией (вызванного уничтожением Су-24. — Фокус) положение крымских татар не улучшилось. То, что у нас есть диалог с Россией, само по себе является ценностью.

Недополученная прибыль

Как чувствуют себя турецкие инвесторы и турецкий бизнес в Украине?

— Они хорошо знакомы с украинскими реалиями и видят, что, к сожалению, здесь не очень много успешных историй развития бизнеса. Турецкие предприниматели и инвесторы выдвигают всего два пожелания. Во-первых, Украина должна бороться с коррупцией и внедрять реформы, облегчающие ведение бизнеса. Во-вторых, в стране должны появиться хотя бы наименьшие признаки защиты инвестиций. Мы надеемся, что они появятся после подписания договора о зоне свободной торговли. Президенты наших стран выразили пожелание подписать этот договор уже до конца нынешнего года. Нам хотелось бы, чтобы украинская сторона проявила большую заинтересованность и открытость в переговорах по этому вопросу. Ведь у нашего сотрудничества огромный потенциал. В 2015 году объём торговли между Турцией и Украиной составил $4,5 млрд. Но после подписания договора он может вырасти до $20 млрд в год. А если бы этот договор был подписан 10 лет назад, только Турция получила бы дополнительно $34 млрд.

Турция решила множество проблем, над которыми Украина сейчас работает. Готовы ли турецкие реформаторы предложить свою помощь Украине? 

— Мы предлагали эту помощь не раз, и были даже совместные украинско-турецкие встречи по этому направлению. Но украинские чиновники, к сожалению, часто игнорировали их. Тем не менее мы готовы продолжать разговор на эту тему.

Фото: Александр Чекменёв

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.