Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Всё только начинается. Как в Украине появилось гражданское общество
День Независимости Украины

Всё только начинается. Как в Украине появилось гражданское общество

Евромайдан, "зелёные человечки", АТО, становление гражданского общества, борьба за независимость — пятая часть спецпроекта Фокуса «25 лет независимости. Эволюция» посвящена периоду с 2014 по 2016 годы 

000

Символы эпохи

Евромайдан. Революция досто­ин­ства началась мирной акцией, но из-за жесто­кости силовиков и усиления диктатуры Януковича переросла в настоящее противостояние

▲«Зелёные человечки». Военные без опознавательных знаков захватили Крым в феврале 2014 года. Лишь год спустя Владимир Путин признал, что это была спланированная им военная операция

▲Сепаратисты. Более десятка лет Партия регионов при поддержке РФ стравливала Восточ­ную и Западную Украину, это и стало первопричиной сепаратизма в Донбассе

▲Волонтёры. Выстоять на первом этапе войны с Россией украинской армии помогли волонтёры, снабжавшие наших бойцов дефицитным провиантом, одеждой и средствами спецзащиты

▲Донецкий аэропорт. Украинских бойцов, в течение 240 дней удерживавших Донецкий аэропорт от наступления боевиков, за бесстрашие прозвали «киборгами»

▲Добровольцы. Ключевую роль в провале российского проекта «Новороссия» сыграли украинские добровольческие батальоны

▲Экспаты. Очищать коррумпированную систему власти в Украине после Евромайдана пришли молодые бизнесмены и иностранные специалисты, благодаря которым реформы в стране сдвинулись с мёртвой точки

Евромайдан стал неожиданностью для многих — за предыдущие годы была почти потеряна вера в то, что украинский народ снова может самоорганизоваться ради общей цели.

Начало этому процессу положил разгон протестующих против отказа от евроинтеграции студентов в ночь на 30 ноября. Через несколько дней на улицы Киева вышли сотни тысяч — и это стало переломным моментом. Тогда же появилось «требование номер один» — отставка Януковича. Почти через три месяца он бежал в Россию. Отставка де-факто состоялась, но за неё было заплачено жизнью и кровью Небесной сотни. Это был второй переломный момент.

$265

средняя зарплата
в 2014 году в долларовом эквиваленте

$3530

ВВП на душу населения в 2014 году

$1600 

цена квадратного метра жилья в Киеве в 2014 году 

Весной 2014-го страна замерла в хрупком равновесии. С одной стороны, особого доверия к политикам, стоявшим на сцене Майдана, не было: за время протестов они не раз показали, чего стоят. Плюс мы хорошо помнили, куда могут завести страну «любі друзі» после того, как приходят во власть. Но особого выбора не было, и страна ждала, когда условная «партия Майдана» сформирует власть.

Тогда ход событий нарушила российская агрессия. В Крыму появились «зелёные человечки», на востоке под чутким контролем и руководством видных регионалов и коммунистов — и под знамёнами антимайдана — начались погромы и захваты ОГА, которые сменились уже неприкрытой российской агрессией. 

Первыми на фронт пошли как раз люди из Самообороны Майдана и добровольцы, причём среди последних было немало и тех, кто не разделял всех ценностей Евромайдана. Кто лично не воевал, тот волонтёрствовал — почти «убитая» за предыдущие годы армия (особенно во времена президентства Януковича) в первые месяцы войны была критично зависима от помощи из тыла. Это был третий переломный момент: когда мысль «если не я, то кто» заставляла брать в руки оружие, собирать деньги на армию или ухаживать за ранеными в госпиталях самых разных людей, которых зачатую объединяло только одно: подзабытый патриотизм.

«Начните с того, что посадите трёх своих друзей»

 

Пётр Порошенко

Президент — генпрокурору Виталию Яреме

На досрочных выборах президента уверенную победу одержал Пётр Порошенко. Во многом благодаря удачному позиционированию: он не входил в «триединую оппозицию» Кличко, Яценюка и Тягнибока, но в то же время вызывал симпатии у многих сторонников Майдана, и не вызывал большого отторжения у тех, кто к Революции достоинства отнёсся с определённым скепсисом. И тем и другим хотелось поскорее закончить войну, а обещания Порошенко давали повод на это надеяться.

Очень скоро после выборов стало понятно, что «жизни по-новому» в Украине в ближайшее время не будет. На востоке позиции украинской армии и добровольцев атаковали россияне и пророссийские террористы. Внутри страны своё влияние сохранило большинство олигархов, продолжают работать коррупционные схемы, люстрация чиновников, судей проходит в основном на словах. 

Фронт оттянул на себя большую часть усилий зарождающегося гражданского общества, но оно не забыло о контроле над властью — в дело включились многочисленные общественные активисты. Задачи они перед собой ставили самые разные: от контроля за качеством дорог или властью в родном посёлке до комплексной разработки и продвижения реформ. Этот порыв был настолько силён, что во власть пришли волонтёры-бизнесмены, экспаты. Многие из них не справились с противодействием системы — попытавшись изменить её изнутри, они не получили ничего кроме обвинений в продажности. Но всё же во многом благодаря им реформы сдвинулись с мёртвой точки. А на некоторые направлениях продемонстрировали очевидный прогресс. Яркий пример — система электронных госзакупок ProZorro, внедрение которой сопровождалось ожесточённым сопротивлением чиновников-коррупционеров.

«Мы не хотим раздела Украины. Но Крым по факту может быть только российским»

 

Владимир Путин

Президент РФ

Но главное — пришло понимание: реформирование страны изнутри столь же важно для сохранения Украины, как и надёжная оборона её границ. А ставка как никогда высока — независимость и суверенитет страны. И это был четвёртый переломный момент в новейшей истории страны.

Во власти, правда, это до сих пор понимают не все — отсюда перманентные скандалы и проволочки, как с визовыми законами или электронным декларированием для чиновников. А значит, настоящая борьба зарождающегося гражданского общества за независимую Украину, по сути, только начинается.


 

Мнение эксперта

Юрий Бирюков,
основатель волонтёрской организации «Крылья Феникса», советник президента Украины и министра обороны

— Раньше я, как и большинство украинцев, пытался дистанцироваться от политики: пусть государство будет каким угодно, главное, чтобы оно не мешало мне жить. Но в начале 2013 года люди из клана Януковича стали отжимать у меня бизнес. После долгой борьбы я был вынужден согласиться платить регулярную дань «нужным людям». Причём размер этой дани был таким, что мой бизнес стал экономически невыгодным, и в конце концов мне пришлось закрыть его. Майдан для меня стал возможностью выразить своё негодование этими действиями власти. И таких людей, как я, оказалось очень много.

А потом началась война, от исхода которой до сих пор зависит само существование нашей страны. После первых российских танков в Донбассе для меня и для многих других нормальных граждан Украины стало уже невозможным дистанцироваться от государства.

Отозвавшись на революцию и войну, я понял, что нельзя просто сидеть и ждать, обращаясь время от времени к потолку: «Эй вы, кто-то там, проведите в стране реформы!» Какие реформы нужны, к чему они должны привести, в течение какого времени должны быть реализованы — на все эти вопросы должен ответить себе каждый, кто хочет перемен. При этом надо учитывать, что в стране война, что Украина потеряла значительные территории и что процесс реформирования никогда не бывает быстрым, особенно в воюющей стране. Вот пример: в нынешнем году Министерство обороны профинансировали только на 60% от потребности, из-за чего на одного украинского бойца приходится в 9 раз меньше денег, чем в соседней Польше. Да, реформы, особенно в армии, нужны — и немедленно, но если на них нет средств, с этим приходиться считаться. Вместе с тем правительство, недофинансировав армию, не ввело всеобщую трудовую повинность, не выпустило продуктовые карточки — ему удалось сохранить нормальную жизнь. Это тоже чего-то да стоит.

В 2014 году в моём сознании произошёл переворот, когда я случайно услышал разговор двух бойцов на передовой. Один жаловался, что мы, мол, здесь живём по пояс в грязи и рискуем жизнью, а в Киеве как ни в чём ни бывало работают клубы, танцуют девочки и ездят дорогие машины. Второй боец, наверное, более мудрый, ответил ему: «Мы здесь с тобой как раз для того и поставлены, чтобы в Киеве и во всей Украине могли работать клубы, танцевать девочки и чтобы жизнь оставалась такой, как и до войны». За прошедшие два года очень многие осознали это, по-новому взглянув на армию, на свою страну и, как следствие, — на всю свою жизнь.

Социологи утверждают, что в нормальном обществе 20% — это активисты, своеобразные двигатели общества, а 80% — пассионарии. Думаю, в начале 2013 года активистов в украинском обществе было от силы 2–3%. Но Майдан и война разбудили многих, и сейчас количество активных людей увеличивается, хоть ещё и не дотягивает до 20%. Прочие хоть и ожидаемо чувствуют разочарование от того, что кто-то там не провёл для них реформы, но уже минимально разбираются в политике и готовы сознательно голосовать на следующих выборах. Чтобы самостоятельно менять свою страну.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.