Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Как Украине прийти в Европу. Почему Киеву необходимо перезагрузить евроинтеграцию

Как Украине прийти в Европу. Почему Киеву необходимо перезагрузить евроинтеграцию

Безвизовый режим с ЕС снова отложен на потом. Украине самое время кардинально пересмотреть евроинтеграционный процесс. Необходимы тактика и стратегия, которые действительно приблизят страну к основной цели — полноценной интеграции с Евросоюзом

000

Несмотря на казавшуюся близость главного прорыва, который мог ознаменовать украинско-европейские отношения в уходящем году — предоставления Евросоюзом безвизового режима Украине, — из Брюсселя на прошлой неделе пришли разочаровывающие новости. Формулировки, применённые европейскими чиновниками, практически исключают возможность рассматривать отказ как обусловленный техническими сложностями, и это означает, что довольно значительный этап в истории сотрудничества между Украиной и ЕС должен быть существенным образом переосмыслен. Стоит задуматься как о непосредственной причине отсутствия соглашения о безвизовом режиме, так и о перспективной стратегии, которая позволила бы Украине приблизиться к её основной цели — полноценной интеграции с Европейским союзом.

Первая причина довольно проста. Как подчёркивают в Киеве, не скрывая разочарования, Украина одобрила все 140 с лишним документов и законов, которые обозначались европейцами в качестве условия для отмены визового режима. Однако по мере того как Майдан всё дальше уходит в историю, среди европейских политиков крепнет уверенность в том, что принятие Украиной того или иного закона вовсе не означает его исполнения. Реформы буксуют; из правительства уходят поддерживаемые ЕС министры; депутаты и чиновники декларируют состояния, несомненно указывающие на их бизнес-интересы; конфликт на востоке страны не демонстрирует никаких признаков разрешения. Европа начинает понимать, что движения навстречу Киеву никак не мешают правительству Петра Порошенко становиться всё более похожим на правительство Виктора Януковича, — и потому намерена взять тайм-аут. И не стоит связывать отказ с внутренними сложностями Евросоюза: он обусловлен внутренними сложностями Украины.

Со временем дипломатические усилия сторон решат возникшую проблему и Украина получит безвизовый режим, который к тому времени мало кого способен будет вдохновить. Однако это не снимает вопроса более важного: о том, сможет ли Украина, пусть даже и в отдалённой перспективе, вступить в Европейский союз. И тут неизбежно заходит речь о стратегии.

Стратегия

Украина, как известно — не Россия. К сожалению, она также и не Европа, по крайней мере в представлении подавляющего большинства европейцев. Это, собственно, и осложняет ситуацию.

Украина не может оказаться вне Европы, потому что в таком случае она будет поглощена Россией

Все прежние расширения ЕС — с 1981-го по 2007-й — происходили в рамках вполне понятной логики: логики "возвращения блудных детей". Испания и Греция, Польша и Болгария — все эти страны либо из-за собственных проблем, либо из-за советского присутствия были на время вырваны из общеевропейского процесса. Поэтому их стремление войти в ЕС интерпретировалось как возвращение, как реализация их естественного права на жизнь в "общеевропейском доме". Отсюда и относительная простота процесса их приёма в ЕС. Украина, скажем честно, никогда не считалась европейцами частью их цивилизационной общности. Да, украинцы несомненно выглядят куда более европейскими, чем, например, турки, но и исторически, и цивилизационно они всё равно не могут вос-пользоваться правом на возвращение в сообщество, в котором прежде не состояли.

Это самая большая проблема, которую в украинском политическом истеблишменте по причине вопиющей интеллектуальной близорукости упорно не хотят видеть, а в европейском по причине зашкаливающей политкорректности не намерены педалировать. Между тем факт остаётся фактом: Украина не сможет вступить в ЕС никогда, если будет продолжать апеллировать к "ценностям", а не к интересам.

В последнее время в основе риторики украинских политиков лежат тезисы о приверженности украинцев свободе и демократии, а также об их готовности с оружием в руках противостоять российской агрессии. Однако далеко не все народы, свергающие авторитарные режимы, удостаивались приёма в Европейский союз. А войну в Донбассе большинство европейцев воспринимают как досадное недоразумение, препятствующее им наращивать выгодное экономическое сотрудничество с Россией, авантюры которой волнуют их не больше, чем волновали их предков действия Германии в, скажем, 1935 году. И поэтому, если украинские политики действительно хотят привести свою страну в Европу, им нужно начать общаться с европейцами на совершенно ином языке.

Первоочередная задача сейчас — заинтересовать европейцев (в первую очередь деловые круги европейских стран) в выгодах вступления Украины в ЕС. Проблема здесь состоит в том, что это требует либо преференций для иностранных инвесторов, например, в защите инвестиций или налогообложении, либо открытия для свободной конкуренции всё ещё зарегулированных секторов, например, разрешения свободной продажи сельскохозяйственных земель. Следует предложить программу стимулирования переноса европейских предприятий в Украину, хотя она должна была быть разработана ещё в 1990-е; стратегию превращения страны на горизонте в 5–10 лет в самую низконалоговую юрисдикцию Европы; механизм и дорожную карту отмены большей части сохранившихся ещё с советских времён регулятивных норм; чёткий план борьбы с коррупцией и средства верификации его результатов — иначе говоря, показать европейцам, что их экспансия в Украину выступит средством преодоления многих проблем, которые ныне обусловливают низкие темпы развития европейских экономик.

Даже если Украина предложит Европе экономически выгодный план евроинтеграции, фронтальная атака всё равно завершится неудачей

По мере экономической интеграции в Брюсселе будут всё серьёзнее задумываться о политической, а именно такой и была логика начальных шагов строительства "общего европейского дома". Разумеется, подобные экономические реформы самым негативным образом скажутся не только на украинских коррупционерах, но и на многих крупных бизнесменах, использующих связи в институтах власти для недобросовестной конкуренции. Именно поэтому соображения выгоды на переговорах с европейцами так активно заменяются разговорами о ценностях. Только они, как хорошо видят в Брюсселе, пока далеки от тех, за которые погибла Небесная сотня.

Иначе говоря, в стратегическом аспекте задача выглядит ясной: успехи на переговорах с европейскими политиками появятся тогда, когда в них будут заинтересованы европейские инвесторы. Пытаясь отмахнуться от данного обстоятельства, украинские политики заводят переговоры в тупик.

Тактика

Однако, помимо стратегии, существует ещё и тактика. Даже если Украина предложит Европе экономически выгодный план евроинтеграции, фронтальная атака всё равно завершится неудачей. Европейцы не готовы смириться с тем, что у недавней советской республики уже в  качестве члена Евросоюза появится шестая по численности фракция в Европарламенте, два еврокомиссара, возможность влияния на принимаемые в Брюсселе решения, и — что самое важное — право претендовать на общеевропейские фонды, выделяемые для ускоренного развития отстающих стран и территорий. В данном случае, однако, некоторые возможные инициативы диктуются недавними событиями в самом Европейском союзе.

Судя по всему, в начале 2017 года правительство Великобритании во исполнение решения, принятого избирателями на общенациональном референдуме, начнёт с Европейским советом переговоры о выходе Соединённого Королевства из ЕС. Все аналитики едины во мнении о том, что Британия сохранит дей-ствие на своей территории большей части того свода законов, который именуется acquis communautaire ("достояние сообщества" — правовая концепция в системе правовых норм Европейского союза. — Фокус), хотя в некоторых вопросах оставит за собственным правительством дополнительную свободу действий. Практически наверняка не подвергнутся ревизии те принципы, которые определяют экономическое и финансовое взаимодействие Великобритании и единой Европы. При этом страна перестанет направлять своих депутатов в Европарламент, а комиссаров — в Еврокомиссию; не будет влиять на дальнейшие интеграционные процессы на континенте и получать средства из бюджета ЕС. И — что в данном случае особенно примечательно — Великобритания будет уплачивать Европейскому союзу довольно внушительную сумму (по ориентировочным оценкам, до 1,2 млрд евро в год) за недискриминационный доступ к единому рынку товаров и услуг.

Украинская "конфетка" для ЕС — экономическая привлекательность единственной страны третьего мира внутри Европы

Пока в Европе есть три страны, связанные с ЕС подобными отношениями: Швейцария, Норвегия и Исландия. Их суммарный ВВП составляет не более 6,2% ВВП Евросоюза, и потому можно считать их не заслуживающими внимания исключениями из правил. Однако если такой же статус получит и Великобритания с её 15,5%-ной долей в европейской экономике, можно будет говорить о двухскоростной Европе, или же о европейском центре, который по сути продаёт определённую франшизу, чьи собственники используют его преимущества и стандарты, но не участвуют в управлении головной компанией. И это значит, что такая франшиза может применяться не только по отношению к уходящим, но и к прибывающим членам. Возможность присоединения к объединённой Европе на подобных принципах снимет практически все традиционные возражения против расширения ЕС на Восток: новые участники не принимают участия в управлении Союзом; их граждане получают свободу передвижения, но не обязательно свободу трудоустройства; на их территории действуют все экономические законы ЕС, дающие необходимые гарантии европейским инвесторам; и, наконец, эти страны не требуют от Европы финансирования своего транзита, а сами приносят деньги в европейскую копилку. Если в следующем году станут понятны контуры соглашений, которыми выходящая из ЕС Великобритания останется связанной с Союзом, Украине следует инициировать начало переговоров об организации взаимодействия с Европой на тех же основаниях.

Иначе говоря, Киев должен попытаться занять в Европе место во втором ряду, но как можно быстрее. Это, несомненно, станет лишь первым шагом — как бы то ни было, во время представления лучше сидеть пусть даже на галёрке, чем стоять перед входом в театр; впоследствии Украина могла бы перейти и в главную лигу, если сможет доказать свою состоятельность. При этом, что существенно, Европе будет сложно найти основания для отказа, ведь по сути она ничем не рискует и денег на евроинтеграцию Украины (в отличие даже от сегодняшней ситуации) не тратит. Но самое важное не в этом: в подобных условиях у Киева останется только один вариант действий — правительству потребуется создавать максимально удобную для инвесторов экономическую систему. Ведь задачей станет привлечение такого количества предприятий, собираемые налоги с которых как минимум смогут компенсировать ежегодный членский взнос за участие в европейском проекте.

Предлагаемая стратегия и тактика дополняют друг друга. Украина предлагает европейцам своё участие в их проекте с испытательным сроком и без претензий на действенное влияние на формирование европейской повестки дня. Это может снизить оппозицию включению Украины в европроект, которая однозначно появится в обычных условиях даже у восточноевропейских друзей Киева, которые выступают сторонниками евроинтеграции Украины только до того момента, пока дело не дошло до дележа структурных фондов. В итоге формальная принадлежность Украины к ЕС станет реальностью. В то же время украинской "конфеткой" для ЕС окажется экономическая привлекательность единственной страны третьего мира внутри Европы, в которую инвесторы не смогут не начать вкладываться, если будут защищены европейскими законами, а окончательные судебные вердикты будут выноситься не в Киеве, а в Люксембурге и Брюсселе. И вскоре окажется, что Европа так заинтересована в своей новой промышленной базе, что именно Украина станет своего рода an indispensable nation (незаменимой нацией. — Фокус) для всего Старого Света.

Главная проблема современной Украины — отсутствие креативности у её правящего класса. Ситуация, в которую попала страна, из последних сил противостоящая агрессору и не нужная практически никому из тех держав, которые называют себя её друзьями, должна быть предельно инновативной в своей экономической и внешней политике. Украина не может оказаться вне Европы, потому что в таком случае она будет поглощена Россией. На любых ролях и условиях — как говорилось в известном анекдоте, "хоть тушкой, хоть чучелом" — ей следует пробиться в Европейский союз, и как можно быстрее. Более важной темы, чем та, какими средствами этого результата можно добиться, нет и не может быть в украинской повестке.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.