Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Майдан всемирного масштаба. Почему основная победа ещё впереди и далеко не гарантирована
Годовщина Евромайдана

Майдан всемирного масштаба. Почему основная победа ещё впереди и далеко не гарантирована

Со второго раза Украина закрепила в других языках слово "Майдан" в его протестном значении. Казалось бы, чем не повод для гордости. И всё-таки лучше бы гордиться чем-то другим

000

Белоленточники на Болотной, OccupyWallStreet, антикоррупционные выступления в Бухаресте, предрождественские протесты поляков у сейма, — какие только события с некоторых пор не называют Майданом. А когда армяне уселись посреди проспекта маршала Баграмяна в Ереване, возмущаясь новыми тарифами на электроэнергию, заговорили об "Электромайдане". Слово живёт своей жизнью, чаще всего никак не отражая реальность.

Неповторимое

Для начала важно понимать, что Майдан всё-таки один. Тот последний, принёсший чувство тяжёлой победы, с февральским солнцем над закопченной землёй, с комом в горле и "качей, що пливе по Тисині". Он полностью изменил наши собственные оранжево-карнавальные представления о Майдане, сформировавшиеся в конце 2004 года.

Уже одного этого достаточно, чтобы отбросить как бессмысленные сравнения с Майданом тех событий, в которых протестующие не готовы рисковать жизнью за свои требования и убеждения. Просто весело постоять с друзьями на центральной площади столицы, покричать обидное про власть и потолкаться с полицейскими — в счёт не идёт. Майдан — длительное по времени гражданское выступление, с которого можно не вернуться целым и невредимым, поскольку власть применяет или вот-вот применит неполицейские методы противодействия.

К тому же Майдан — это обязательно протест в самом центре. В центре страны, в центре столицы, на её главной площади, а площадь и ближайшие улицы непосредственно примыкают к центру принятия решений — правительственному кварталу, президентской Администрации, парламенту: антивластному выступлению важно мозолить глаза отторгаемой власти, угрожать ей дальнейшим сближением дистанции, вплоть до захвата её зданий, и быть в фокусе непрерывного медийного освещения. Поэтому СМИ едва не в любых протестных акциях у центральных органов власти склонны видеть начало Майдана.

Майдан всё-таки один. Тот последний, принёсший чувство тяжёлой победы

Но мало протестовать в центре, в нём, по-хорошему, по-майдановски, надо закрепиться, окопаться, чтобы не дать полицейским силам легко очистить захваченное пространство. Сесть на землю и дружно взяться за руки — это из какой-то другой оперы. И палатками тут, как мы знаем, не обойтись. А когда начнётся зачистка, нужно быть готовым ко всему, включая самое худшее.

Несложно заметить, что проверку на "майданность" в результате не проходят практически никакие протестные акции, которые принято сравнивать с Майданом. Он уникален. А ещё он не похож на аналоги, потому что победил. Ну как победил…

Когда власть не может

Как бы ни хотелось возвести Майдан на национальный пьедестал, есть и другая сторона дела: там, где эффективно работает государство, — а эффективно оно работает там, где сложилось крепкое гражданское общество, — нет никакой необходимости в майданах. Так что два Майдана подряд, с нарастающим уровнем насилия, это очевидное свидетельство государственной несостоятельности и, как ни парадоксально, гражданской незрелости в Украине. Можно ли три года спустя после победы говорить о том, что государственная эффективность и гражданская зрелость в стране значительно выросли? Очевидно нет. Так что основная победа Майдана ещё впереди и далеко не гарантирована. Что не перечёркивает важного: в феврале 2014 года протестующие в Киеве добились своего, власти пришлось обновиться, кое-кто был вынужден просто сбежать. И тот успех гражданского солидарного действия уже не исключить из общественного опыта. Не будь победы в 2004-м, не было бы её, гораздо более тяжёлой, в 2014-м. Накопление гражданских качеств происходит, хотя и не так быстро, как хотелось бы.

В обществах развитых демократий могут быть схожие формы массового протеста, когда на улицы выходят тысячи людей и долго никуда не уходят. Но там нет майдановского протеста системного, всеобъемлющего  характера, когда все, то есть представители самых разных возрастов и социальных слоёв, против всего — против режима как такового, всего и всех, кто и что его олицетворяет. Гражданский протест в зрелых обществах носит более точечный и управляемый характер. Требования предельно конкретны, и организации, стоящие за акцией, известны и имеют сотни других способов работы с обществом и донесения своей позиции до власти. Сами протесты указывают на наличие каких-то проблем, но речь не идёт о смене режима, его массовом неприятии. И перед властью не стоит вопрос выживания.

Майдан — это когда власть шатается и трещит от неразрешимых противоречий, будучи не в состоянии ни сдержать, ни подавить массовые выступления, но и быстро уступать не готова

Жасминовые и другие

При всей уникальности каждого массового антирежимного протеста и непохожести нашего Майдана на все аналоги, очевидно, что смена режима под народным давлением открывает некое окно возможностей. Как оно будет использовано и не случится ли отката назад, никогда нельзя сказать заранее.

Начало "арабской весны" было положено в Тунисе, причём в декабре 2010 года рвануло совсем не в столице, а в провинциальном Сиди-Бузиде, где в знак протеста сжёг себя уличный торговец Мохаммед Буазизи. 4 января он умер от ожогов в больнице, а уже через десять дней президент Бен Али сбежал из страны, "жасминовая революция" была скоротечной. Тунис называют единственной страной, выигравшей от "арабской весны", там сейчас, несмотря на соседство Ливии, спокойно и вполне демократично.

Египту, где протесты привели к свержению Хосни Мубарака после его тридцатилетнего правления, не так повезло. Сначала там к власти пришли "братья-мусульмане", сейчас правят военные — ни демократией, ни процветанием не пахнет. В Ливии, Сирии, Йемене идёт жестокая гражданская война.

Посмотрев на этот ряд и вспомнив Украину, которая из другого ряда, но тоже после Майдана оказалась в нелёгком положении, утратила часть территории и ведёт гибридную войну с Россией, можно сделать вывод, что ни к чему хорошему антирежимные протесты не ведут. И это будет неправильный вывод. Ни к чему хорошему не ведут режимы, доводящие ситуацию до социального взрыва, который оказывается неудержим и неуправляем. Чем дольше и плотнее удерживается крышка, под которой накапливается протест, тем сильнее рванёт и тем непредсказуемее будут последствия взрыва. То, что произошло бы во время попытки Януковича переизбраться на второй срок, было бы наверняка драматичнее по последствиям.

От Тяньаньмэнь до Майдана

У Майдана есть всемирно известная предшественница — пекинская площадь Тяньаньмэнь, где с апреля по июнь 1989 года разместились в палатках протестующие, большую часть из которых составили студенты. Протестовали буквально против всего плохого за всё хорошее и на государственные учреждения не покушались. Разгоняли их с помощью танков, и привлечённая к разгону армия патронов не жалела. Точное количество жертв неизвестно до сих пор. Протестующие сопротивлялись, пытаясь задержать бронетехнику баррикадами и сжечь её. Очень похоже на Майдан, только расстрелянный.

Тяньаньмэнь надолго стала символом раздавленной танками свободы, и Китай совсем не гордится этой страницей своей истории. Возможно, этот символ удержал Леонида Кучму в 2004 году от приказа разогнать оранжевый Майдан. Янукович, говорят, был тогда сильно недоволен слабостью президента, но и сам девять лет спустя на большую кровь не решился. Однако и малым количество пролитой не назовёшь.

Вопрос, не были ли жертвы напрасны, неуместен. Они не могли собой не пожертвовать в тот момент, в тех обстоятельствах. А оправдаются ли надежды погибших и выживших, наши надежды, говорить просто рано. Жизнь продолжается. Продолжается борьба.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.