Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Остановка по требованию. Почему бунтуют пассажиры киевских электричек

Остановка по требованию. Почему бунтуют пассажиры киевских электричек

Корреспондент Фокуса пожертвовал утренним сном, чтобы прочувствовать всю боль пассажира поезда пригородного сообщения и узнать, почему народ не покупает билеты на электричку, а сами поезда становятся всё короче и короче

000

Месяц назад несколько десятков человек на два часа заблокировали железнодорожное сообщение на станции "Барышевка" Киевской области. Причина — невозможность добраться в Киев из-за малого количества вагонов в составе.

Кто не успел, тот опоздал

"На второй путь прибывает поезд до станции "Дарница", — хрипло объявляет голос из громкоговорителя, и сотни пассажиров, словно по команде, начинают утреннюю борьбу в поисках выгодной позиции для штурма приближающейся электрички. Те, кому посчастливится оказаться напротив дверей, при нужной сноровке и внимательности заскочат в вагон. Шансов усесться на лавку в поезде нет, большинство рады занять удобное место в тамбуре — поближе к стенке, подальше от туалета, где из-за нехватки места иногда тоже едут пассажиры.

Барышевка — посёлок городского типа в часе езды от Киева. Проезд в электричке стоит 9 грн, в автобусе — 30 грн. Из-за трёхкратной разницы в цене, чтобы добраться до столичного места работы или учёбы, многие выбирают электричку. Самые популярные отправляются в 05:56, 06:29 и 07:32. Первые две прибывают в Киев ещё до 8 утра. Именно на них старается сесть большинство пассажиров.

— Брат, не подскажешь, какая тут на Яготин? — нетрезвый мужчина пытается разобраться, на какой перрон ему выходить (две электрички с противоположными маршрутами прибывают практически одновременно, и можно запутаться).

Чтобы попасть на перрон, пассажиры выстраиваются в длинную очередь. В конце она делится на две части — законопослушных пассажиров и зайцев. Несмотря на то, что у выхода на платформу дежурит контролёр, а на вокзале висят объявления об ответственности за безбилетный  проезд, зайцев в Барышевке пруд пруди. Проскочить без билета просто. Большинство делает это через пешеходный мост над станцией. Выходы там, перекрыты оградкой, но такой низкой, что её легко перешагнуть. При некоторой ловкости это можно сделать даже с велосипедом. Никакого контроля на мосту всё равно нет.

Шансов усесться на лавку в поезде нет, большинство рады занять удобное место в тамбуре — поближе к стенке, подальше от туалета, где из-за нехватки места иногда тоже едут пассажиры

Вскоре показывается электропоезд. В нём шесть вагонов, забитых под завязку. По словам Николая Волошина, который по этому маршруту ездит в Киев едва ли не каждый день, раньше в составе было минимум восемь вагонов. Иногда цепляли ещё два.

 — Зимой в основном пускали по восемь вагонов, но и тогда люди с трудом помещались. А вот с февраля в составе стабильно шесть вагонов! — говорит он.

Николай рассказывает, что покупать билет в кассе не обязательно. Многие суют деньги прямо контролёру. Так дешевле. Билет, конечно же, не выдают, но людям он и не нужен:

— Контролёр собирает по 5 грн и кладёт себе в карман. Но те, кто купил билеты по 10–12 грн, стоят на одной ноге так же, как и условные зайцы. Им обидно, поэтому тоже начинают давать по пятёрику.

В день, когда возмущённые пассажиры перекрыли железнодорожное полотно, Николай смог добраться лишь до станции "Березань". Оттуда до Киева пришлось ехать маршруткой.

— После того скандала стало чуть лучше, но сейчас опять начали пускать по шесть вагонов. Видимо, "проверяют" нас, — говорит он.

Вагонные споры

Утренние электрички в Барышевку приходят уже заполненные, поэтому всегда есть риск остаться на перроне.

— Поднимитесь ещё на ступеньку, — просит один из пассажиров, не желая мириться с перспективой ожидания следующей электрички.

— Не могу, — сдавленно отвечает коллективный голос.

Не теряя надежды попасть в вагон, мужчина наваливается на толпу всем телом и, ко всеобщему изум­лению, таки вклинивается в тамбур. Часть пассажиров остаётся на подножке, пытаясь увернуться от закрывающихся с грохотом раздвижных дверей.

Поезд трогается.

— Уважаемые пассажиры, вашему вниманию предлагаются капроновые перчатки по четыре гривны за пару, — протискивается среди пассажиров торговец с несколькими пакетами. — У нас акция: три пары на десятку!

Тамбур душный и грязный. Запах пота, сигарет и единственного в электричке туалета никого не радует.

 — Закрой двери, тянет же, воняет, — успевшая сесть пассажирка просит подростков закрыть дверь в вагон.

Ребята и рады помочь, но дверь сломана.

— Да, блокировали утреннюю, из Гребёнки, — одна из женщин откликается на вопрос о перекрывании железнодорожных путей.

— И как? — спрашиваю.

В Барышевке выйти на перрон без билета легко. Большинство делает это через пешеходный мост над станцией. Выходы там перекрыты оградкой, но такой низкой, что её запросто перешагивают. Никакого контроля на мосту нет

— Да никак. Люську, подругу мою, на следующий день по телевизору показывали. Вот и вся блокировка.

— Куда вы прётесь все? — грузный мужчина в тамбуре ругает зашедших пенсионеров с "кравчучками". — Вам ведь всё равно, когда ехать!

— Я льготница, — оправдывается одна из них.

— Да мы тут все льготники, и что?! Дать бы вам 12 поездок в месяц, и езжайте куда хотите.

— Я считаю, что нужно просто монетизировать льготы, — вмешивается одна из женщин, придерживая спиной двери тамбура (стоит ей отойти, как кроме стука колёс приходится наслаждаться ещё и грохотом сломанной двери).

— Нафтуфна фтанція фир-фир-фир, — это машинист делает тщетную попытку проинформировать пассажиров.

Те, кто едет впервые, высматривают свою станцию через давно немытые окна.

— Купуємо намиста та віночки, — женщина с пучком ожерелий и венками на голове в вагоне продаёт  безделушки, торговля идёт бойко.

— Ваш билет, — проводник дошёл до нашего тамбура, расталкивая пассажиров, стараясь никого не упустить.

— Дарница, пожалуйста, — отвечаю.

Не спрашивая станцию, на которой я сел, проводник выбивает билет от предыдущей остановки. Мой сосед по тамбуру суёт контролёру пять гривен. Билет не получает. Таких "по пятёрику" только в зоне моего обзора десятки.

Впрочем, за 50 минут езды до Киева контролёра может не быть вовсе. Турникет конечной станции "Дарница", который должен останавливать безбилетных пассажиров, бесполезен. Человеческий поток настолько мощный, что работники станции во избежание затора вынуждены открывать все возможные выходы. Штрафная касса для зайцев одиноко пустует на перроне.

Ничьи льготники

На следующий день из Киева снова отправляюсь в Барышевку. На главной городской развязке стоит "Майское дерево", больше похожее на фонарный столб. Это символ дружбы с громадой Пуллаха, немецкой общины Баварии на юге Германии. В центре посёлка по случаю получения Украиной безвизового режима с ЕС поднят флаг Евросоюза.

Зарплаты в Барышевке пока далеки от немецких, поэтому половина её жителей работают в Киеве. Из местных развлечений доступны разве что Музей Тараса Шевченко, кафе и торговый дом, одна из вывесок которого предлагает приобрести "аудиокассеты".

Исполняющий обязанности главы Барышевской райгосадминистрации Виталий Гордиенко идёт на контакт легко. Из-за ажиотажа вокруг электричек успел пообщаться не с одним СМИ.

— Приятно, что журналисты пытаются не только "макнуть" власть, а и спросить её мнение, — весело говорит он.

Счастливчики. Сидеть в электричке — большая роскошь. Ближе к Киеву места не остаётся даже в тамбурах

В статусе исполняющего обязанности главы администрации Гордиенко оказался после того, как предыдущего главу Николая Стельмаха год назад поймали на взятке в 200 тыс. грн.

После блокировки железных дорог в Барышевке Укрзализныця выпустила несколько пресс-релизов, заявив, что всему виной — забастовка маршрутчиков. Из-за них якобы все пассажиры вынуждены были добираться в Киев на электричках, поэтому мест хватило не всем. Кроме этого, оказалось, что на станции продаётся слишком мало билетов, потому и формируются короткие составы.

У Гордиенко на этот счёт своё видение. Забастовка маршрутчиков, говорит, здесь ни при чём.

— Это могло случиться где угодно, необязательно у нас. До Барышевки электричка проезжает 100 км от станции "Гребёнка". К нам прибывает уже полностью заполненная пассажирами. Шесть вагонов утром — очень мало. При этом потом, когда пассажиропоток падает, идут электрички с восемью вагонами, — отмечает он.

Гордиенко рассказывает, что ключевая претензия железнодорожников — льготники. Дескать, стоимость их проезда железнодорожному монополисту должен компенсировать район, но в местном бюджете денег на это нет второй год подряд.

— До 2016-го компенсация за льготный проезд начислялась за счёт субвенции из госбюджета. Фактически РГА была лишь проводником этих денег, хотя договор и заключали с нашим управлением соцзащиты. С 2016 года эти деньги в бюджет не закладывают. То есть льготные категории пассажиров есть, а денег на их проезд нет.

Компенсацию за льготников ра­йон мог бы платить и за счёт собственных средств. Такая норма прописана в Бюджетном кодексе. Но это лишь возможность — не обязательство.

— Даже если такие деньги есть, то мы можем компенсировать только за жителей нашего района,— говорит Гордиенко. — Но такого учёта нет. Укрзализныця подаёт списки тех, кто в нашем районе брал бесплатный билет по удостоверениям, а там есть люди, не имеющие к нам никакого отношения. Будет ли такая компенсация целевым использованием денежных средств?

"Контролёр собирает по 5 грн и кладёт себе в карман. Но те, кто купил билеты по 10–12 грн, стоят на одной ноге так же, как и условные зайцы. Им обидно, поэтому тоже начинают давать по пятёрику"

По словам чиновника, снова перекрыть железную дорогу люди могут в любой момент. Ведь проблема коротких составов не решена. Из 36 тыс. жителей Барышевского района — 11 тыс. льготники. При этом сумма, которую Укрзализныце должна компенсировать Барышевская РГА, — около миллиона гривен. И. о. главы РГА уверен, что механизм контроля над тем, когда и чей льготник ездит в электричках, найден не будет, поэтому выход один: монетизация льгот.

— Даже если мы решим выплатить компенсацию УЗ, для этого нужно решение районного совета, а там обычные люди, которые пользуются той же электричкой, и у них те же вопросы: почему утром шесть вагонов, а днём восемь? Почему контролёры возят по пять гривен и не выбивают при этом билеты? Почему мы за счёт бюджета должны финансировать вашу бездарность в управлении?

— А что в Укрзализныце отвечают? — спрашиваю.

— Говорят, что делают всё, чтобы навести порядок, — с улыбкой говорит Гордиенко.

Убытков нет

Одним из первых, кто сообщил о блокаде железнодорожных путей в СМИ, был правозащитник Павел Лисянский. Тогда из-за блокады поезд "Интерсити+", которым он ехал в Харьков, застрял в дороге на несколько часов.

— Я общался с этими людьми, и у них было одно требование, — говорит Лисянский, — увеличить количество вагонов, чтобы смогли поместиться все пассажиры. Сегодня за блокировку железнодорожного пути возбуждено уголовное дело.

В Укрзализныце на информационный запрос Фокуса заявили, что в тот день пассажирские и пригородные поезда действительно прибыли с опозданием, но никаких убытков компания не понесла. "Относительно компенсации за льготный проезд пригородным железнодорожным транспортом по Киевской области: в 2016 году было перевезено льготников на 53 165,2 тыс. грн, компенсировано 202,8 тыс. грн, что составляет 0,4%, — говорится в ответе компании. — За 4 месяца 2017 года перевезено льготных категорий граждан на сумму 16 744,3 тыс. грн, компенсировано 61,4 тыс. грн, что составляет 0,4%. Итого за последние два года Укр­зализныця недополучила от городов, районов и сёл Украины 99,6% средств, потраченных на перевозку льготников в пригородном электротранспорте". Кроме этого, в Укрзализныце сообщают, что с 24 апреля 14 составов подаются в рейс с восемью вагонами.

Во вторник, 23 мая, читатели Фокуса из Барышевки жаловались, что вагонов в составе электрички на Киев по-прежнему шесть.

*** *** ***

Ситуация в Барышевке характерна для всей Украины. С момента переложения компенсаций за льготников на плечи местных властей по громкой связи железнодорожных станций всё чаще можно услышать, что в связи с неуплатой компенсаций пригородные поезда будут отменять. Такие объявления корреспондент Фокуса слышал лично в нескольких городах страны. Впрочем, выглядит это элементом запугивания скорее местных чиновников, нежели пассажиров, так что электрички пока не отменяют. Уж больно важна их социальная функция.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.