Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Ещё один день войны. Репортаж из Широкино

Ещё один день войны. Репортаж из Широкино

Корреспондент Фокуса побывал на южном участке фронта в зоне АТО и увидел картину работы русского мира во всей красе

000

Боец говорил медленно, как говорят смертельно уставшие люди. Сигарета в его руке слегка подрагивала.

— Утром сегодня… Доброго утречка пожелали… Из всех калибров, что называется. Стрелкотня, ЗУшки, гранатомёты. Здесь до них всего-то метров восемьсот-километр. Вот и накидывают, – невесело усмехается он. — Всё, как обычно.

Над Азовским морем клубились тучи, сквозь которые проблескивало солнце. Пахло битым кирпичом, землёй, где-то тягуче скрежетало — ветер мотал искорёженные кровельные листы.

Позиция, на которой мы находимся, считается по меркам батальона глубоким тылом. Комбат, подвижный, одетый в обычный камуфляж и бронежилет, выходит из подъехавшей машины. Он краток:

— Держим оборону в районе Широкино. Батальон задачу выполняет, обеспечены всем необходимым.

Чуть более словоохотливым оказался командир роты Андрей. Он высок, крепок, молод и улыбчив. Речь выдаёт привычку к долгим и красивым разговорам. До войны он был юристом, работал за границей. О том, почему оказался на фронте, говорит с юмором, но без подробностей.

— Ну а что было в загранке сидеть? Кондиционер, кола, по выходным — бар? Скучно. Здесь веселее.

Курортный посёлок Широкино до войны был, вероятно, очень красив. Сейчас в нём не осталось ни одного целого дома, ни одного мирного жителя. Андрей пояснил:

— Мы поставили вопрос очень жёстко — всех своих знаем, что называется, по походке, а с чужими разговор короткий. Вплоть до открытия огня. Не хотим, чтобы сдали позиции. Ну что, поехали к нам? Увидите всё сами.

Передовые позиции роты находятся в нескольких сотнях метров. Но эти несколько сотен метров переносят в другой мир. Мы грузимся в джип, и Андрей, бросив пару слов в рацию, усаживается на переднем сиденье. Тяжёлая машина, пробуксовывая и взрёвывая мотором, несётся по разбитым улицам. Чем дальше, тем кошмарнее вид.

Курортный посёлок Широкино до войны был, вероятно, очень красив. Сейчас в нём не осталось ни одного целого дома, ни одного мирного жителя

Причудливо изуродованные дома, разваленные стены, пробитые крыши, порванные куски виноградных лоз, исковерканные ворота, вырванные углы домов, открывающие не детали обстановки, а опять-таки груды битого кирпича и куски перекрытий. Из груды обломков торчит ярко-красный пластмассовый таз, точнее, его обрывок — видимо, осколок порвал.

Втоптанный в грязь неразличимо-бурый не то матрас, не то кусок дивана. Разбитые окна, торчащие из них, как пальцы паралитика, куски жалюзи.

Видно, что по этим местам артиллерия долбила давно, зло и отчаянно. От некоторых домов остались лишь стены, от дургих – просто груда кирпича. Наконец, резко свернув, наша машина останавливается во дворе одного из разбитых домов. Когда смолкает мотор, становятся слышны звуки стрельбы.

Темнеет, как всегда на юге, быстро. Мы идём, скользя по грязи, к очередным развалинам того, что раньше было двухэтажным домом. Под ногами змеится чёрный провод полевой связи. Дом полуразрушен, издали выглядит безжизненным. Но стоит приблизиться, как от груды развалин нас окликают, а потом навстречу выходит боец. Услышав голос ротного, успокаивается и провожает наверх, на наблюдательный пункт. Оттуда открывается хороший вид на Саханку. Над тёмным горизонтом вспыхивает неярко и мгновенно. Это отсвет выхода снаряда или мины. Ухо через секунды привычно ловит долетевший звук. Затем в воздухе повисает размеренный стук крупнокалиберного пулемёта, потом включается более тяжёлая техника. Со стороны Саханки летят огоньки, чётко видимые в сгущающейся темноте. Оживает рация, закреплённая на бронежилете бойца.

— Что там у вас?

Старший на позиции, оказавшийся тёзкой ротного, тоже Андрей, прижимает кнопку и коротко отвечает:

— Наблюдаю работу ЗУшки от Саханки в сторону Широкино.

Потом поворачивается к нам и продолжает:

– Стреляют почти всё время. Причём, что интересно, как праздник — вот недавно был День вооружённых сил — так они вечно норовят нам его испортить. Но мы укрыты хорошо, и у них это не получается. Пусть бесятся.

Позиция изрыта ходами сообщения, через которые переброшены мостки из половинок ворот и остатков забора.

Мы спускаемся в укрытие, оборудованное в одном из подвалов. Внутри хорошо натоплено и тепло, горит свет, пахнет едой и обжитым домом. Под ногами крутится непременная кошка, один из бойцов возится у печки, кто-то играет на планшете, кто-то спит, отвернувшись к стене.

Ротный поясняет:

— Мы окопались на совесть, все позиции соединены траншеями, наружу без крайней необходимости никто не высовывается. Когда идёт обстрел, бойцы сидят в укрытии, а наблюдатель следит за обстановкой из безопасного места, но видит всё. Здесь почти каждый день пытаются пройти разведгруппы, но мы им не даём. Если нужно, открываем огонь, отгоняем. Для открытия огня необходимо решение вышестоящего начальства, без приказа мы молчим, соблюдая минские договорённости.

Уходим с передовых позиций в полной темноте. Доносится ещё одна очередь. Несколько трассеров, похожих на красные огоньки, проносятся в нашу сторону. На излёте в воздухе они шипят и пролетают довольно близко, ощутимо колыша воздух. Заканчивается обычный день войны.

Грязь подмёрзла, и каблуки берцев стучат, словно по асфальту. Уезжаем в полной темноте, потом, свернув в переулки, включаем фары: если ехать быстро, то можно и со светом. В свете фар мелькают остовы сгоревших машин, пробитые заборы, пустые глазницы окон, груды кирпича…

Картина работы русского мира во всей красе.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.