Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Не злите Брюссель. Хьюг Мингарелли о евроинтеграции и войне против НАБУ

Не злите Брюссель. Хьюг Мингарелли о евроинтеграции и войне против НАБУ

Посол Европейского союза в Украине Хьюг Мингарелли рассказал о победах и проблемах украинской евроинтеграции, санкциях против РФ, реформаторах в украинской власти и борьбе против НАБУ

000

С формальной точки зрения 2017 год стал, наверное, самым успешным в сфере евроинтеграции за всё время независимости Украины. В силу вступил безвизовый режим с ЕС, полностью заработало Соглашение об ассоциации (СА). Президент Порошенко с высоких трибун рассказывает о грядущих победах, вплоть до присоединения к Шенгенской зоне, а в более далёкой перспективе — к самому Евросоюзу.

Но о членстве нашей страны в ЕС говорить преждевременно, считает глава представительства Евросоюза в Украине Хьюг Мингарелли. С дипломатической сдержанностью он указывает на куда более актуальные вопросы, которые надо решать немедленно, — от принятия законов по имплементации СА до необходимости оставить в покое НАБУ. Дипломат напоминает: раз уж Украина решила двигаться в Европу, то должна прислушиваться к рекомендациям, которые та даёт.

КТО ОН


Глава представительства Европейского союза в Украине

ПОЧЕМУ ОН


Является главным связным между ЕС и нашей страной

Успеть до выборов

Какие результаты Соглашения об ассоциации с ЕС уже есть? И какие главные проблемы с его имплементацией?

— Некоторые части Соглашения временно применяются около трёх лет, торговая часть — два года. Мы наблюдаем серьёзный рост объёмов торговли между ЕС и Украиной. Только за последние девять месяцев товарооборот вырос на 30%.

Украинская власть хорошо понимает, что имплементация этого Соглашения потребует долгосрочных и серьёзных обязательств с её стороны. Поэтому в конце октября Кабмин Украины одобрил дорожную карту имплементации данного документа и коммуникационную стратегию. Это хорошее начало, но многое ещё нужно сделать. В частности, необходимо активизировать участие Верховной Рады в этом процессе.

Сейчас многие нужные законопроекты застревают в парламентских комитетах. В Комитете по таможенной и налоговой политике, например, большинство законопроектов, представленных министром Данилюком, блокируется, аналогичная ситуация с Транспортным комитетом, где блокируются проекты министра Омеляна.

Прежде всего необходимо создать годовой план работы, согласованный между Радой и Кабмином относительно приоритетных законопроектов. Сами министерства должны также подавать качественные законопроекты.

Насколько, по-вашему, приближающиеся выборы в Украине помешают этим процессам?

— Во всех странах в месяцы перед выборами власть обычно замедляет процесс реформ, поскольку многие реформы непопулярны среди избирателей. Именно поэтому в ближайшие месяцы надо особенно ускориться, пока ещё остаётся время до избирательной кампании.

Каковы дальнейшие перспективы евроинтеграции Украины? Пётр Порошенко осенью озвучил амбициозные планы в нескольких сферах: присоединение к цифровому, энергетическому, таможенному союзам ЕС и к Шенгенской зоне. Это реалистично?

"Законопроект, который ограничивает независимость антикоррупционных органов, должен быть снят с регистрации без каких-либо условий"

— В сфере энергетики Украина уже является членом Договора об энергосообществе и должна адаптировать госрегулирование этой отрасли к европейским стандартам, а также провести модернизацию ваших энергосистем для их совместимости с европейскими. Украина должна принимать участие в построении европейского энергетического сообщества как важная страна-транзитёр. Она может стать большим газовым хабом, экспортёром газа и нефти, необходимо только дальнейшее реформирование нефтегазовой сферы.

Что касается цифровых рынков, то Украина тоже может войти в единый европейский цифровой рынок, в этой сфере вам есть что показать. Относительно таможенного союза думаю, что сейчас в торговой сфере главное — это выполнение Соглашения о свободной торговле между ЕС и Украиной.

А Шенген?

— Пока об этом рано говорить. Не все государства ЕС входят в это соглашение, в некоторых странах приняты отдельные законы в связи с миграционным кризисом, так что говорить о присоединении Украины к Шенгену преждевременно.

Политики и в первую очередь власть нередко спекулируют на теме европейской интеграции Украины. Всё подаётся таким образом: Украина активно идёт в Европу, добилась ряда успехов в этом направлении, а те, кто критикуют власть, мешают евроинтеграции и играют на руку Москве. Вы видите такую тенденцию?

— На протяжении последних 15 лет большинство украинских политиков последовательно заявляли, что Украина должна присоединиться к ЕС. Опросы общественного мнения тоже подтверждают, что большинство украинцев хотят видеть свою страну членом ЕС. Это обоюдное желание политиков и народа двигаться в этом направлении.

Некоторое время назад по­явилась информация, что одновременно с президентскими выборами в следующем году Пётр Порошенко может инициировать всеукраинский референдум по вопросу присоединения Украины к ЕС и НАТО. Есть ли у такой инициативы какой-то практический смысл, по-вашему? Да и в целом есть ли смысл говорить о перспективах членства Украины в ЕС?

— Что касается референдума, то это сугубо внутреннее дело Украины. По второму вопросу — любая европейская страна, которая выполняет необходимые условия для вступления в ЕС, может подать заявку на вступление. Украина, вне сомнений, европейская страна, так что правовая ситуация для меня понятна.

Но как же сроки вступления? О них вы говорить не хотите?

— Это было бы несерьёзно. Очевидно, Украине надо провести массу реформ, прежде чем она будет в состоянии подавать заявку на вступление в ЕС. Потому говорить о каких-то дедлайнах нет смысла. Кроме того, это должно быть политическое решение, которое примут лидеры вашей страны.

Санкции работают

Как долго будет сохраняться европейское единство по вопросу продления санкций против РФ?

— Пока консенсус по этому вопросу есть. Все 28 стран — членов ЕС довольно быстро соглашаются продлевать санкции каждые полгода. Каких-либо серьёзных дебатов по этому вопросу не наблюдается. В то же время в некоторых странах есть политики, настаивающие на том, что санкции против РФ не могут продолжаться очень долго. Так что дебаты по этому вопросу внутри ЕС, думаю, всё же будут.

Некоторые политики также говорят, что надо забыть о Крыме, надо постепенно снимать санкции и т. д., но ситуация ясна: санкции будут продлеваться, пока не будут полностью выполнены минские соглашения и не прекратится незаконная аннексия Крыма.

Кажется, что санкции не наносят такого уж критического урона российской экономике. Вы действительно полагаете, что этого инструмента достаточно, чтобы заставить Москву изменить свою политику в отношении Украины?

— Санкции привели к ухудшению уровня жизни многих граждан РФ, они также мешают диверсификации российской экономики, завязанной на углеводородах. Достаточно ли этого? Надо дальше пытаться договариваться, поэтому ЕС поддерживает и работу Трёхсторонней контактной группы, и так называемый нормандский формат. Очень полезно будет серьёзно обсудить возможность разворачивания на Донбассе миротворцев ООН. Это всё путь к политическому разрешению ситуации.

Может, нужны какие-то дополнительные форматы переговоров?

— Мы приветствуем любые действия, которые помогут политическому урегулированию.

Можно ли говорить об общеевропейской политике в отношении Украины или все решения по нашей стране на самом деле принимают Франция и особенно Германия?

— Я как представитель всего ЕС могу лишь сказать, что любое решение — результат дебатов всех 28 стран-членов. Очевидно, что Франция и Германия как участники нормандского формата играют специфическую роль в вопросах, связанных с конфликтом на Донбассе.

Реформаторы против ретроградов

Как вы оцениваете результаты работы антикоррупционных структур в Украине, в первую очередь НАБУ? Они оправдывают те вложения, которые в них сделаны?

— Создание НАБУ, САП и НАПК — это большой шаг в продвижении верховенства права в Украине. Результаты работы этих структур, особенно НАБУ, значительны, вне всяких сомнений. В последние месяцы был ряд атак на антикоррупционные органы. Конечно, это надо прекратить.

В интересах Украины сохранять независимость этих органов и укреплять их, в первую очередь это касается НАПК, которое сейчас не в состоянии выполнять возложенные на него функции, в частности в плане проверки деклараций. Этот орган надо перезапустить, чтобы он как можно скорее взялся за работу.

Что касается законопроекта, который ограничивает независимость антикоррупционных органов, мы как Евросоюз будем повторять вновь и вновь: этот законопроект должен быть снят с регистрации без каких-либо условий. Мы вообще не представляем себе, чтобы этот законопроект был принят, это станет огромным шагом назад в борьбе с коррупцией.

Также надо добиться, чтобы антикоррупционные органы работали как единый организм, чего мы пока не наблюдаем. Вместо этого мы видели ряд конфликтов между ними.

В чём, на ваш взгляд, главная причина всех этих конфликтов и атак?

— Причина вполне очевидна: в Украине происходит жестокая битва между реформистскими силами, которые хотят менять страну, и теми, кто хочет оставить Украину такой, какой она была до 2013 года.

Вы могли бы конкретнее указать, кто к какому лагерю принадлежит?

— Реформистские силы есть в правительстве, например, глава Минфина Данилюк, глава Минздрава Супрун, глава Мининфраструктуры Омелян, ряд других министров. Есть такие и в Верховной Раде, в частности, "еврооптимисты". У вас есть гражданское общество, которое надо похвалить за роль, которую оно играет в модернизации страны.

"В Украине происходит жестокая битва между реформистскими силами, которые хотят менять страну, и теми, кто хочет оставить Украину такой, какой она была до 2013 год"

С другой стороны, есть часть политических и бизнесовых элит, которые хотят оставить всё как было.

Среди реформаторов вы не назвали президента.

— В целом Украина в последние годы идёт в правильном направлении, и президент, конечно, играет в этом роль. Часть позитивных шагов — это его заслуга, нельзя отрицать.

Как скоро надо создать антикоррупционный суд?

— Как можно скорее, без малейших отлагательств. Очень важно сделать это в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии, не надо никакой импровизации с тем, каким будет порядок избрания судей и т. д. Рекомендации Венецианской комиссии довольно чёткие. 

Тогда как вы оцениваете президентский законопроект по созданию такого суда?

— Мы пока изучаем его и сделаем вывод, насколько он соответствует рекомендациям Венецианской комиссии.

После декабрьских заявлений европейских структур, послов отдельных стран ЕС и США по поводу конфликтов вокруг НАБУ, САП и т. д. опять начались разговоры о том, что западные союзники Украины вмешиваются в наши дела, указывают нам, какие законы принимать, а какие не принимать. Некоторые вообще говорят об ограничении нашего суверенитета. Отреагируйте на такие выпады.

— Мы не хотим учить наших украинских партнёров, мы хотим поделиться нашим опытом в различных сферах. Раз уж украинская власть заявляет, что хочет менять страну по европейским стандартам, мы помогаем ей в этом. К тому же мы предоставляем помощь под конкретные условия. Мы должны быть уверены, что деньги налогоплательщиков ЕС расходуются эффективно.

В то же время Украина — суверенное и независимое государство. Мы уважаем выбор украинского народа, каким бы он ни был.

Условия помощи

Насколько последние конфликты между Украиной и её западными соседями, Польшей и Венгрией, мешают нашей евроинтеграции?

— Пока я не вижу влияния этих конфликтов на политику Евросоюза в отношении Украины. Ваша страна взяла на себя обязательство учесть рекомендации Венецианской комиссии по закону об образовании с тем, чтобы права нацменьшинств были полностью защищены. Ваши профильные министры провели много встреч и консультаций, и я уверен, что компромисс будет найден.

А что касается околоисторического конфликта с Польшей?

"Без выполнения Украиной программы сотрудничества с МВФ на помощь от ЕС рассчитывать не стоит"

— Историю нужно отдать историкам. Мы надеемся, что все околоисторические противоречия будут разрешены через дискуссии и приемлемое прочтение истории будет найдено. Украина и Польша — важные партнёры.

Когда Украина сможет рассчитывать на новый транш макроэкономической помощи от ЕС?

— На последнем саммите Восточного партнёрства президент Порошенко заявил президенту Юнкеру, что Украина хотела бы получить новый пакет макрофинансовой помощи. Эта заявка изу­чается Еврокомиссией. Если будет принято позитивное решение и если его поддержат Совет Европы и Европарламент, тогда Еврокомиссия начнёт обсуждать конкретные условия с Украиной. В любом случае это займёт месяцы. Без выполнения Украиной программы сотрудничества с МВФ на помощь от ЕС рассчитывать не стоит.

Как же транш в 600 млн евро из предыдущей программы помощи?

— 4 из 21 условия предоставления такого транша не выполнены, так что Европейская комиссия не может выплатить этот транш. 

Ряд наших политиков требуют, чтобы Украина не выполняла некоторые условия ЕС, например, по отмене запрета на экспорт леса-кругляка.

— Это суверенное решение украинской власти, которое мы будем уважать. Но тогда транша тоже не будет.

А какие могут быть последствия принятия законопроекта, условно названного "Покупай украинское"?

— Мы очень надеемся, что этот законопроект не примут в целом, потому что это будет шагом назад в сфере госзакупок, где Украина добилась значительного прогресса. Этот законопроект полностью нарушает обязательства Украины как перед ВТО, так и те, которые есть в Соглашении об ассоциации с ЕС. Это плохо повлияет на отношения между Украиной и ЕС. История с этим законопроектом — ещё одно проявление борьбы между реформистскими силами в Украине и теми, кто хотел бы оставить всё, как было раньше.

Миграционный кризис в Европе проявляется уже не так остро, правые популисты не смогли прийти к власти в ключевых странах ЕС, Каталония вроде бы остаётся частью Испании. Можно ли утверждать, что самые тяжёлые времена для ЕС прошли и дальше будет легче?

— Кризис будет постоянным. Например, вопрос мигрантов просто так не исчезнет, он будет приводить к дальнейшим конфликтам. Остаётся проблема бедности, проблема с авторитаризмом в некоторых странах и т. д. Мы боремся с этими проблемами, но это требует времени. Экономический кризис понемногу преодолеваем, но в ряде стран, например, в Греции, проблемы остались. Начинается вторая фаза переговоров насчёт Брексита, и она тоже будет нелёгкой.

В то же время в прошлом году на большинстве выборов популисты не смогли прийти к власти. Надеемся, что 2018-й год будет проще.

Какова вероятность возврата к концепции "Европы разных скоростей", когда ключевые страны ЕС, вроде Германии и Франции, станут активнее сотрудничать между собой, а условная "периферия" будет жить по своей повестке дня?

— В европейском законодательстве предусмотрена возможность для отдельных стран более тесно сотрудничать в каких-то сферах. И некоторые лидеры продвигают идею о том, что Европа должна двигаться вперёд в различных форматах.

Но к краху ЕС это не приведёт?

— Не думаю.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.