Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Под клятвой гиппократа. Как будет функционировать трансплантация в Украине

Под клятвой гиппократа. Как будет функционировать трансплантация в Украине

Хирург-трансплантолог, замминистра здравоохранения и нардеп рассказывают Фокусу о том, чего не хватает для полноценного запуска системы и каким образом закон защищает украинцев от "чёрной трансплантологии"

000

Александр Линчевский

заместитель министра здравоохранения

— Трансплантация нужна не депутатам или чиновникам, она необходима пациентам. Раньше говорили, что проблема — в принятии нового профильного закона, но это не так. Успешное голосование в Раде принципиально ничего не меняет. Конечно, закон определяет понятия, границы, правила, но он лишь чуть-чуть приближает пациентов к их цели — трансплантации нужного органа.

Более важен вопрос мотивации врачей и их образования. Для того чтобы постоянно появлялось требуемое количество подходящих для трансплантации органов, нужны специалисты в каждой районной больнице, трансплант-координаторы, анестезиологи, весь прочий нужный персонал. Мы в министерстве давно, ещё до принятия закона, разработали соответствующие инструкции по обучению трансплант-координаторов, но пока дальше этого дело не продвинулось. Кроме того, необходимо поднять общий уровень доверия к врачам в обществе. Готовы ли мы подписать разрешение на изъятие органов у нашего близкого человека сразу после его смерти? Скорее нет. Поэтому не стоит тешить себя иллюзиями. Для полноценного запуска системы потребуются не месяцы, а годы.

"Опасения насчёт "чёрных трансплантологов" и прочих схем "торговли органами" безосновательны. Даже не из-за законодательных запретов, а по биологическим причинам"

В то же время опасения насчёт "чёрных трансплантологов" и прочих схем "торговли органами" безосновательны. Даже не из-за законодательных запретов, а по биологическим причинам. Например, если вас собьёт машина, то с огромной долей вероятности ваши органы тоже пострадают, их в принципе нельзя будет пересаживать. Если человека трактор переехал — он уже не донор и т. д. В итоге из всех погибших или умерших украинцев донорами могут быть десятки или сотни. В конце концов, надо чтобы эти доноры совпадали по группе крови и многим другим показателям с потенциальным реципиентом. В этом и проблема с трансплантацией — необходимо перебирать огромное количество органов, чтобы выбрать из них подходящие для трансплантации. Это как добыча золота, когда  промывают горы песка, чтобы получить несколько крупинок металла.

Оценки количества возможных операций по пересадке органов в Украине, которые звучат в СМИ, например до 5 тысяч в год, мне кажутся завышенными. Они основываются на западном опыте. Скажем, в США на такое-то количество жителей проводят столько-то трансплантаций. Эту пропорцию переносят в Украину. Но такой подход неверен. У нас и в США совершенно разная структура заболеваемости, плюс там люди дольше живут, то есть больший процент граждан заболевает и нуждается в органах, но и больший процент людей может стать донорами.

Александр Никоненко

хирург-трансплантолог, академик НАМН Украины

— Закон о трансплантации, принятый в 1999 году, предусматривал презумпцию несогласия. В новом законе эта норма осталась. Она означает, что любой человек может официально зарегистрировать своё согласие на забор органов в специальном реестре. Если это не сделано, то забор органов после смерти может быть только с разрешения родственников. В то же время в законе появились и новые положения, к примеру создание трансплант-координации. Во всех крупных лечебных учреждениях, где есть реанимации и куда могут поступать потенциальные доноры, появится трансплант-координатор. Он будет отслеживать состояние потенциального донора, организовывать дополнительные обследования, контактировать с центром трансплантации.

Ещё одна важная функция — беседа с родственниками о возможности забора органа у умершего человека. Это очень сложный вопрос с психологической точки зрения. Сейчас родственники редко дают согласие на посмертное донорство из-за недоверия к медицине и власти в целом, они находятся в нервном напряжении, и совершить благородный поступок в таком состоянии сложно. Потому я не ожидаю быстрого роста количества трупных трансплантаций.

"Многие политики рассказывают, что человеческие органы будут продаваться, так что люди изначально настроены скептически. Наша задача — исправить эту ситуацию"

До настоящего времени информированием населения о трупной трансплантации занимались врачи, а должны готовиться специальные передачи, чтобы поднять имидж трансплантации в обществе. Надо убеждать людей: согласие на то, чтобы после смерти отдать свои органы ради спасения другого человека, — это гуманный поступок.

Новый закон предусматривает государственную пропаганду донорства. Во многих других странах есть специальные программы о донорстве и трансплантации, таким образом в обществе формируется положительное восприятие трансплантации как эффективного метода лечения многих хронических заболеваний. А многие наши политики ведут контрагитацию, рассказывая, что человеческие органы будут продаваться и т. д., так что люди изначально настроены скептически. Наша задача — исправить эту ситуацию.

Перспективы того, заработает закон или нет, зависят и от того, будет ли достаточное финансирование. Трансплантология — сложное дело, необходима дополнительная материальная мотивация врачей от государства. Пока всё рассчитано на энтузиастов, которые захотят воспользоваться возможностями, предоставляемыми законом.

Олег Мусий

замглавы Комитета ВР по вопросам здравоохранения, министр здравоохранения в 2014 году

— Этот закон не имеет ничего общего с так называемой "чёрной трансплантологией". Как автор первой версии данного законопроекта могу утверждать, что его писали с привлечением специалистов из ГПУ, СБУ и МВД. Силовики внесли в закон максимальное число предохранителей, чтобы избежать любых злоупотреблений.

В проголосованной редакции закона есть презумпция несогласия. По предварительным прогнозам, лишь до 5% украинцев готовы согласиться на посмертное донорство. Ещё один момент — те, кто констатируют смерть мозга, не смогут участвовать в заборе органов и тканей у трупа. А та бригада, которая занимается забором органов, в свою очередь, не может трансплантировать кому-то эти органы. Те, кто непосредственно занимаются трансплантацией, не имеют права участвовать во всех предыдущих этапах. Забирать органы можно только после соответствующего разрешения прокурора и судмедэксперта. В итоге во всём процессе принимает участие два десятка человек, всем им договориться между собой будет очень сложно.

"Изъятое для пересадки сердце, к примеру, "живёт" лишь четыре часа. Поэтому "под заказ" забрать для кого-то орган нельзя"

Кроме того, все медучреждения, в которых можно будет производить такие операции, должны быть аккредитованы. Ни в обычных больницах, ни тем более где-то в подворотнях это нереально сделать. Изъятое для пересадки сердце, к примеру, "живёт" лишь четыре часа. Так что "торговать органами" даже на территории Украины нереально из-за логистики. Даже если вы в соответствии с законом дали своё согласие на изъятие ваших органов в случае смерти, то лишь после констатации смерти мозга у вас смогут взять детализированные анализы экспресс-тестом на предмет того, кому ваши органы могут подойти по множеству показателей. Поэтому "под заказ" забрать для кого-то орган нельзя.

Самый большой риск в реализации этого закона — отсутствие бюджетного финансирования на развитие трансплантологии. Необходимо подготовить много профильных медицинских специалистов, закупить соответствующее оборудование и т. д. Поэтому даже если в бюджете на следующий год предусмотрят достаточные средства, то действовать вся эта система сможет не ранее, чем через два года. А если финансирования не будет, то и закон окажется мёртвым.

В то же время я остаюсь сторонником презумпции согласия. В странах, в которых работает такая же модель, как в Украине, то есть презумпция несогласия, лишь до 10–15% граждан подтверждают готовность к посмертному изъятию своих органов для трансплантации. А если бы у нас внедрили презумпцию согласия, то, как подтверждает международный опыт, мы смогли бы закрыть потребности наших сограждан в донорских органах. Просто наше общество ещё не до конца готово к этому, не созданы реестры доноров и реципиентов. Когда всё это сделают, останется лишь одно — законодательно поменять концепцию несогласия на концепцию согласия.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.