Красивая странаРейтинги фокуса
Нестрашный суд. Фокус наблюдал за началом судебного процесса по делу Савченко-Рубана

Нестрашный суд. Фокус наблюдал за началом судебного процесса по делу Савченко-Рубана

4 апреля Киевский апелляционный суд (КАС) провел первое заседание по делу Савченко-Рубана, чтобы определить, в чьей компетенции находится вынесение приговора за попытку совершения террористического акта с целью захвата власти. Фокус присутствовал на суде по громкому делу, который не вызвал особого интереса у широкой публики, увлеченной предвыборной борьбой за пост президента

Поделиться: 00

"Верховный суд вернул в Киевский апелляционный суд обвинительный акт в уголовном производстве по обвинению народного депутата Надежды Савченко и экс-руководителя Центра освобождения пленных "Офицерский корпус" Владимира Рубана в действиях, направленных на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват власти. На прошедшей неделе КАС отказался рассматривать дело и отфутболил его в высшую инстанцию", – сообщает пресс-служба Надежды Савченко накануне.

"Подскажите, дело Савченко-Рубана…" – корреспондент Фокуса, выстояв в очереди возле информационной стойки, за 20 минут до начала судебного заседания, назначенного на 13:50, пытается узнать, где будет слушать громкое дело. Ответ был краток: "Третий этаж, 308-й кабинет".

В холле тихо, если не считать эмоционального разговора двух адвокатов Надежды Савченко. Среди публики, общим числом  человек двадцать, выделяются двое мужчин, одетых в тюремную робу с бело-черными горизонтальными полосами и черные кепи. В руках одного флаг Украины, другой держит картонку с надписью "Порох – сбитый летчик, а Надежда – настоящий. Думайте!".

13:45. Женщина-судья в черной мантии с невозмутимым видом приближается к залу заседаний. Ей наступает на пятки вторая судья, суетливая.

– Кто появился на заседание Савченко-Рубан? Заходите, – командует секретарь суда.

Для видеооператоров и журналистов открывается другая дверь. Заходим, мест на деревянной скамье на всех не хватит.

Секретарь суда вступает с операторами в словесную перепалку:

- Микрофон может сломаться от ваших манипуляций, что вы делаете!

- А когда жизни людей ломаются, ничего страшного?

ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОСЛЕ РЕКЛАМЫ

Ровно в 13:50 под конвоем в зал входит Надежда Савченко. Она о своем появлении предупредила заранее, голос народного депутата был слышен из-за двери: "Я поняла, что опять будет какое-то блядство!"

Народный депутат занимает место на скамье. Прямо перед ней оказываются сестра и мать.

Вера Савченко здоровается с Надеждой, прикладывая руку к пуленепробиваемому стеклу. Мать, не снимая красного платка и теплой куртки, опирается на локоть, рассматривая дочь. Сестры переговариваются между собой, до мест для прессы доносятся только отдельные слова: "доказательства", "отсутствие".

Надежда Савченко сбрасывает пиджак и, возбужденная, обращается громким голосом ко всем присутствующим: "Мне очень жаль, что все решения судебной системы зависят от политической воли. У меня нет возможности из-за этого дела общаться с помощниками, встречаться с родными, переписка тоже запрещена. Суды по Плотницкому срываются. Насчет ситуации в стране – ну как вам, весело? Наверное, это самая веселая избирательная кампания, которая была в Украине".

Пока Савченко говорит о готовящихся теледебатах между кандидатами в президенты и о своем желании купить билет в первый ряд, под конвоем входит Владимир Рубан. Она не сразу обращает внимания на появление коллегии судей. "Извините, я не заметила", – говорит Савченко.

В зал вбегает адвокат Рубана Валентин Рыбин: "Прошу прощения, опоздал, потому что был перед этим на другом заседании" (в Днепровском суде Киева начались дебаты сторон по делу сотрудника "Беркута" Андрея Хандрыкина. – Фокус).

Слово предоставляется Рубану: "Я хочу, чтобы суд уже, наконец, начался". Когда слово берет Савченко, она говорит: "Сейчас вы наблюдаете настольный теннис в украинской политике. Чем это может закончиться? Наше правосудие парализовано – оно искалечено Меня в Москве так не пытали, как пытают в Украине".

Не прошло и десяти минут с появления адвоката Рубана, как председательствующая судья говорит еле слышно: "Оглашаем самоотвод и перерыв!"

Проходит еще десять минут, коллегия судей возвращается. Председательствующая зачитывает вполголоса решение. Фокус с трудом улавливает отдельные слова и обрывки фраз: "частично признано…", "на основе статьи… Уголовно-процессуального кодекса".

ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОСЛЕ РЕКЛАМЫ

Один из адвокатов Савченко стоит, опираясь ладонями на столешницу. Он вслушивается в слова судьи.

Из публики раздается истошный крик: "О боже, опять новый судья будет! Нет суда в Украине!"

Секретарь суда объявляет: "Прошу освободить зал. Тут сейчас начнется следующее заседание".

В холле Фокус пытается выяснить суть произошедшего у адвоката Савченко Дмитрия Лойфмана.

– Суд должен провести распределение материалов по автоматизированной системе документооборота и признать состав судей. Суд не имеет права рассматривать это дело. Самоотвод судьи взяли только потому, что перед началом заседания я приехал с материалами дела, с выявленными нарушениями и попросил предоставить мне документы. Мне их не дали. Судьи поняли, что если они сами не возьмут самоотвод, то мы его заявим, как защиту, – посвящает Фокус в курс дела Лойфман.

По его словам, вопрос самоотвода в соответствии с УПК должен рассматриваться не более пяти дней, а КАС не имел права передавать дело Савченко-Рубана в Верховный суд (ВС), поскольку решение вступает в противоречие с нормами уголовного законодательства. На этом основании ВС вернул дело обратно в КАС.

"У нас есть еще пять суток с момента, как определят новый состав судей. Обвинительный акт был оглашен 25 января. Черниговский суд продлил незаконно – на более чем два месяца – меру пресечения. Все понимают, что она действует незаконно. Нет суда, который уполномочен рассматривать дело по сути", – утверждает Лойфман.

Адвокат настаивает, что своими действиями защита Савченко не затягивает рассмотрение дела, а напротив, пытается перевести его в законную плоскость.

– Сформируйте состав суда! Мы хотим рассматривать дело в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным-кодексом, Конституцией. Нам есть, что ответить по каждому листу, вложенному в дело прокурором. Но невозможно начинать слушать дело с нарушений, – говорит Лойфман Фокусу на прощание.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОСЛЕ РЕКЛАМЫ

Уже на улице корреспондент Фокуса спрашивает Веру Савченко о перспективах судебного процесса ее сестры.

– Адвокаты накопали очень много негласных фактов по этому делу. В большей мере они касаются партийной деятельности, шпионажа. Судьи не хотят показывать, что дело имеет политическую окраску. Оно не раскрыто вообще. Годом ранее задача была засудить и спрятать, а сейчас все изменилось – никто из судей не хочет подписываться под этим делом, чтобы не навредить своей должности. Суд не назначил новый состав судей. Адвокат проверил материалы дела и заметил эти нарушения. Сегодня судьи взяли самоотвод, опережая защиту, поэтому заседание и было таким коротким. Думаю, что они в кратчайшие строки будут созывать новое, – говорит Вера Савченко.

Фокус будет следить за развитием событий.

Загрузка...
Подписка на фокус
Погода

ФОКУС, 2008 – 2019.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов сайта необходимо указать гиперссылку на новость или статью, размещенную на этом ресурсе. Гиперссылка должна находиться внутри текста, не ниже третьего абзаца.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке", "Ситуация" публикуются на коммерческой основе.