Игорь Палица: "Если Украина снова вернется к выбору – Порошенко, Медведчук или Бойко, – то страны не станет"

Народный депутат-мажоритарщик Игорь Палица, который ведет на местные выборы партию "За майбутнє", рассказал, почему в центральной власти хаос, усилится ли после выборов противостояние по линии "центр — регионы", какое влияние "группа Коломойского" имела на Владимира Зеленского во время президентской избирательной кампании и почему сегодня ему нет альтернативы.

Сейчас в Украине в разгаре местная избирательная кампания. Она про то, чтобы забрать власть у центра в пользу регионов? Как вы считаете, кто ее непосредственный участник?

— Местные выборы — это не забрать власть у центра, они нужны, чтобы начать решать проблемы на местах. Потому что, когда власть и деньги находятся наверху, на местах невозможно ничего решить. Сегодня это видно на примере борьбы с коронавирусом. Все деньги сконцентрированы в центре, местным бюджетам ничего не передавалось.

Проблемы существуют на местах, и люди знают, как их решать. А вот сверху их точно никак не решить.

Погодите, но в результате децентрализации все деньги должны были осесть на местах. Нужно просто уметь их эффективно потратить на решение самых важных и неотложных проблем. Почему этого не делается, если на местах деньги действительно есть?

— Это все на местах делается. Но регион от региона отличается. Допустим, Киев, в котором бюджет развития — 15 или 20 млрд грн, и города Луцк или Ивано-Франковск, у которых бюджет развития — 250–300 млн грн. Если брать пропорционально по количеству населения, то тогда бюджет развития Киева должен был бы быть 3 млрд грн.

"Украинцы не верят в будущее. Но если мы будем жить вчерашним днем, то это путь в никуда"

Но на местах все, что возможно, делается. Например, Волынская область выделила 120 млн грн из областного и городского бюджетов на спасение людей в условиях пандемии. А из центра вообще ничего не пришло, кроме определенного количества некоторых защитных средств и оплаты пакетов НСЗУ больницам первой волны, больше ничего.

"Вскоре врачи начнут определять, кому жить, а кому нет"

Вы выступили с требованием отставки министра здравоохранения Степанова и даже объявили общенациональный сбор подписей за такое решение. Но что может сделать конкретно он, если деньги выделяются правительством и премьер-министром? Что поменяется, если его заменить?

— В апреле 65 млрд грн было выделено на борьбу с коронавирусом. Я еще тогда говорил, что нас спасет, если мы будем вовремя, при первых симптомах тестировать людей.

Я просто хочу, чтобы президент Зеленский обратил внимание, что люди умирают. Чтобы правоохранительные органы обратили внимание на бюджет, который даже если не разворовывается, то расходуется не на спасение людей. Я хочу, чтобы наконец центральная власть созвала срочное совещание, позвала глав облсоветов, мэров, глав ОТГ и составила ­карту, где, в каких регионах и чего не хватает.

Многие политики сейчас говорят: давайте сделаем бесплатные тесты для всех, кто болеет. Сколько в этом политики, особенно предвыборной, а сколько — реальных возможностей?

— В Одессе уже очереди из скорых, а больных негде размещать. В Днепре и Харькове такая же ситуация. Больным нужна кислородная дотация, а ее нет. Поэтому вскоре врачи начнут определять, кому жить, а кому нет. И в этом — никакого политического пиара.

Я ежедневно получаю статистику из Луцка. Там сейчас задействованы еще не все кислородные точки, но заранее оборудуются еще 200. За счет городского бюджета закуплены три лаборатории и два компьютерных томографа, под них готовятся помещения и персонал.

ДРУЖБА. С Зеленским Палица не общается, а вот Коломойского называет товарищем

К сожалению, государство потеряло полгода и ни к чему не подготовилось. Я не понимаю, почему за это время не закупили тысячи кислородных концентраторов, чтобы обеспечить больницы. Почему власть не профинансировала дополнительные лаборатории, чтобы сейчас не было очередей на тесты? Это преступление со стороны чиновников.

Когда в 2014 году в Одессе у меня как у главы ОГА была вся полнота ответственности и власти, там всюду был порядок. И если даже не было формально-юридического механизма повлиять на какое-то решение, значит, меня просто боялись. Боялись бандиты, боялись прокуроры, приходили на предприятия и требовали денег от бизнесменов. Бизнесмены обращались ко мне, а я звонил прокурорам в прокуратуру, и этого было достаточно, чтобы они останавливались. Я сделал так, что правоохранители перестали кошмарить бизнес, а на улицах Одессы уровень преступности снизился в разы — и Одесса осталась украинской. А если бы у меня была возможность назначать или рекомендовать генерального прокурора, глав СБУ и МВД, это были бы совсем другие возможности и совершенно иная ответственность.

Но ведь это называется узурпация власти.

— Нет, это называется ответственность. Когда тебе что-то поручили, ты обязан за это отвечать.

Вы предлагаете управлять страной в ручном режиме?

— Я предлагаю, чтобы работал закон. Но, к сожалению, сегодня закон не работает.

Вы хотите олицетворять собой закон?

— Если я несу ответственность за какую-то работу, то обязательно сделаю все, что от меня зависит. Если говорить про Одессу, то город остался украинским и начал любить Украину. Одесса так же, как Закарпатье, Черновцы, Львов, Житомир была разочарована и измучена тем, что на нее никто никогда не обращал внимания. И сегодня не обращает. В Одессе экологическая и экономическая катастрофа, как и по всей стране.

"Я не понимаю, что сейчас происходит"

В таком случае нужно не просто говорить про ответственность, но и озвучивать фамилии.

— Играют роль не фамилии, а люди, которые их находят, нанимают на должности и несут за это ответственность. Эти люди, вместо того чтобы думать о спасении страны, думают, кого бы куда, на какую хлебную должность пропихнуть.

Но кто же все-таки отвечает за ситуацию? Кто командир в стране?

— Президент. Он командует Кабмином и монобольшинством в Верховной Раде. Офис президента подбирает все кадры и даже не скрывает этого. Они хотят всем управлять, и мы видим последствия.

Как вы относитесь к Зеленскому?

— У меня нет объективного отношения. Я не понимаю, что сейчас происходит. Не понимаю, насколько ограничено его информационное обеспечение. Ведь он всегда читал интернет, соцсети. Короля делает свита. Они сели на все потоки, все схемы работают, как прежде. Сегодня в регионах продолжаются откаты за строительство дорог, за гэфээры — за все. Везде все работает.

Важно
Конец эпохи. Как местные выборы могут привести к досрочным парламентским
Конец эпохи. Как местные выборы могут привести к досрочным парламентским

В этой свите в окружении президента есть фээсбэшники?

— Подобная конспирология не для меня. Для меня существуют факты. Какая разница, фээсбэшники или ЦЕРЭушники, если они работают против государства?

У вас с Зеленским дружеские отношения?

— У нас были дружеские отношения. У нас и сейчас они не враждебные. Мы просто не общаемся. Последний раз я разговаривал с президентом в марте 2020 года. Мое мнение его не интересует, меня не приглашают, а сам я напрашиваться не буду. Поэтому наравне со всеми просто наблюдаю за происходящим.

"Я не в группе Коломойского, но он мой товарищ и друг"

Но ведь именно группе Коломойского приписывают то, что она привела к власти Зеленского.

— Что такое группа Коломойского?

Сейчас будет смешно: группа Коломойского — это вы и Коломойский.

— Во-первых, я не в группе Коломойского. Это мой товарищ и друг. Но я не являюсь его бизнес-партнером и политическим соратником. И партия "За майбутнє" — без Коломойского.

Во-вторых, я не принимал никакого участия в том, чтобы Зеленский стал президентом. Я болел за другого кандидата — Александра Шевченко. Но участие Зеленского в выборах полностью изменило электоральные планы. Во втором туре я уже боролся за победу Зеленского. Но боролась не группа Коломойского, а все люди, которых достало вранье Порошенко. В конце концов за Зеленского проголосовали 73%. Какова теперь его роль? Надеюсь, что он пересмотрит результаты этого года и в течение следующих четырех лет начнет действовать как сильный президент.

Как вы считаете, он выполняет свои функции?

— Сегодня многие начинают говорить, что он не выдержит, плюнет, напишет заявление. Этого категорически нельзя делать. Если перед Украиной снова станет выбор — Порошенко, Медведчук или Бойко, — то страны просто не станет.

Я хотел бы, чтобы Зеленский остался. На сегодня я не вижу никого, кто мог бы быть президентом.

Рейтинг Зеленского и его партии стремительно падает. Вместе с тем растет у ЕС и ОПЗЖ.

— Думаю, у ЕС не растет. Их рейтинг там, где и был: 12–13%. А рост у ОПЗЖ — это ошибка Зеленского и других политических партий. ОПЗЖ обещает: "Ми принесем вам мир". Какой мир? Куда делся тот мир, который был до этого? Кто принес туда войну? Об этом никто не говорит.

А вы Медведчуку руку подаете?

— Подавал ему руку в парламенте.

И это не вызывает у вас чувства омерзения?

— Если его поддерживает часть Украины, значит, мы что-то делаем неправильно или происходит неправильная оценка ценностей. Если мы хотим, чтобы Медведчука не существовало электорально, значит, должны вести себя иначе. Мы не можем игнорировать чужую точку зрения. Если мы не убедили людей, что Медведчук — враг, значит, он победил, а мы проиграли.

"Палица не политик, а человек"

Вас упрекают, что в вашу партию вошли люди Януковича, Азарова, якобы Палица набрал бывших чиновников — людей с сомнительной репутацией. Что скажете?

— Я никогда не подбирал людей по критерию, в какой партии они состояли ранее. Мы строим партию на людях, а не на том, где они были. Ведь 99% людей, которые строили Украину, до 1991 года были в КПСС. И что, они плохие специалисты? Поэтому Палица пригласил в партию тех, кому доверяют люди в регионах. И сегодня они должны продемонстрировать свою честную работу.

"Я не являюсь бизнес-партнером и политическим соратником Коломойского. Партия "За  майбутнє" — это без Коломойского"

Мы создали партию для того, чтобы объединить Украину и сделать ее сильной. Мы строим будущее. Знаете, что самое банальное? Согласно всем соц­опросам, люди не верят в будущее. Мы выбрали сверхсложный путь — сказали людям, что будущее есть. Если мы будем жить вчерашним днем, то это путь в никуда. Мы обязаны сделать так, чтобы все ощутили и поверили, что будущее существует и наступит. Оно будет завтра, а начнется уже сегодня. Без будущего, без развития, без инноваций ничего не произойдет. Мы сегодня живем вчерашними конфликтами, вчерашним днем. А это самое ужасное, что может быть.

Много политиков идут на выборы со схожей риторикой, мол, есть прошлое, а есть будущее. И что именно они — это будущее.

— Давайте так: Палица не политик, а человек. Это аксиома. И я никогда не буду политиком. Сегодня я иду на выборы для того, чтобы каким-то образом использовать шанс сделать Украину сильной. Чтобы мои дети могли именно здесь получать нормальное образование и медицинские услуги, безопасно жить и вести бизнес.

Как вы считаете, чем закончится эта местная кампания?

— Посчитают голоса, объявят победителей на участках. А затем начнется дальнейшая политическая борьба. Все будет продолжаться, ничего не закончится.

Эти местные выборы изменят страну?

— Думаю, руководство страны сделает серьезные выводы после этой избирательной кампании. Потому что они будут крайне удивлены результатами, как и кого выберут люди.

Важно
Ему только спросить. Все, что нужно знать о 5 вопросах Зеленского
Ему только спросить. Все, что нужно знать о 5 вопросах Зеленского

Страна может измениться, если те, кого выберут на местах (а сейчас на выборы идет много региональных лидеров), докажут, что после окончания выборов они будут выполнять свои обещания и работать на людей. Если это произойдет, люди поверят в то, что страна может измениться. Если нет, то из-за всеобщего разочарования во всем следует ожидать дальнейшей деградации страны и общества. Такие вот два варианта.