Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса

«Нелюбий друже»: Червоненко сомневается, что президенту удастся выманить нашеукраинцев из коалиции с БЮТ

«Нелюбий друже»: Червоненко сомневается, что президенту удастся выманить нашеукраинцев из коалиции с БЮТ
Всё ещё нашеукраинец Евгений Червоненко сомневается, что президенту удастся выманить четырёх его однопартийцев из коалиции с БЮТ – для этого Ющенко надо было сначала «по-мужски» с ними помириться
000

На субботнем съезде «Нашей Украины» член её политсовета и зам столичного мэра Евгений Червоненко оказался не менее активным действующим лицом, чем сам президент.

Только вот говорили они о противоположном: Виктор Ющенко оптимистично объявил о ренессансе партии, а Червоненко с той же трибуны сетовал, что в «НУ» царит «психология мелких лавочников». И сожалел о старой гвардии – «любых друзях» (к ним, как известно, относят Петра Порошенко, Давида Жванию, Николая Мартыненко, Александра Третьякова. – Фокус), которых, уверяет Червоненко, зря демонизируют.  

Диссидентствует Червоненко уже давно: с тех пор как у него отобрали Нацагентство по подготовке к Евро-2012, зам киевского мэра несколько раз грозился выйти из партии – из-за конфликта с подсидевшим его на футбольной теме вице-премьером и однопартийцем Иваном Васюныком. Их перепалки о том, кто больше вредит чемпионату, могут составить уже целый сериал.

На съезде у Червоненко было две возможности осуществить заявленное и покинуть «НУ» – по собственному желанию или по желанию подчинённой ему Запорожской областной партячейки, представители которой винят его в развале организации. Но предложение запорожцев не поставила на голосование глава совета партии Вера Ульянченко. А выходить сам Червоненко передумал. Почему – он рассказал Фокусу.

– Я два раза Вере Ульянченко показал: ставьте этот вопрос, не стесняйтесь. Я не «любый друг», и я не из коалиции, пусть будет момент истины. Я был глубоко уверен, что зал проголосовал бы за то, чтобы не исключать. Сужу об этом по тому, как зал реагировал на моё выступление: его прерывали аплодисменты.
А то, что прозвучало со стороны лже-Запорожья, это подлость, и не иначе. В Запорожье этого человека знают как неадекватного. Он даже не был делегатом съезда. Он врал о том, что я не финансировал выборы и партию вместе с другими членами политсовета. Всё равно обидно было это слышать от представителя региона, который был на предпоследнем месте в стране и который при мне вышел в лидеры. И в котором меня до сих пор называют губернатором.

Но раз не поставили на голосование – что же теперь? Мяч, как говорится, был у них. Мне, правда, рассказали, что президент во время моего выступления якобы бросил в мой адрес: «Не рви себе сердце, положи билет». Я этого не слышал, но это нож в спину! Сам же я решил не выходить, как собирался, по трём причинам. Во-первых, накануне ночью я долго говорил со старым другом, и он мудро сказал: «Не будь жертвенным бараном. Как только выйдешь, тебя объявят предателем, они только этого и ждут». Во-вторых, был потом разговор с Петром Ющенко и его фраза: «Ты стоял у истоков партии». Ну и в-третьих, я верю в открытые списки. Если голосование станет пофамильным, партия будет спасена и очищена. Тут-то народ и скажет, кто чего стоит в «НУ», кому он доверяет. Это, в конце концов, была идея президента, и я на съезде предлагал «не словом, а делом» хоть раз доказать! Но самое страшное – не услышали меня. Вышло, как с Евро: в последнее время меня даже не звали на совещания по чемпионату с участием президента. А чей же я тогда, как не его человек в Киеве? А мне: «Отойди, мол, мешаешь». Чем мешаю? Тем, что пытаюсь от президента, которому всегда служил, ложь и позор отвести. Его обманывают, а Юлия Владимировна на это смотрит и молчит. И у меня огромные сомнения в том, что ему докладывают реальное состояние дел по Евро и деньгам на него.

– В интервью Фокусу Иван Васюнык опять прошёлся на ваш счёт – дескать, «вам надо заниматься подготовкой евро в столице, а не саботировать национальный приоритет – Евро-2012». Вы тоже в его адрес не стесняетесь в выражениях. Но Ющенко не разделяет вашего мнения насчёт Васюныка, раз он до сих пор в строю. Почему он так дорог президенту?
– Я не знаю. Возможно, он удобный человек. Но я менеджер, который построил реальные заводы. И я вижу беду. Вот вице-премьер говорит, чтобы я «занимался подготовкой». А как? Если я прихожу на межведомственную комиссию по «Олимпийскому» вместо удобного им Голубченко, и этот человек (Васюнык. – Фокус) говорит: «Здесь Червоненко, я ничего не буду проводить». Но позвольте, нам же не жениться, это работа! И как её делать прикажете? Вот в Польше – вся подготовка к чемпионату идёт исключительно по тендерам. И у них, представьте, смета сократилась на 45%. Здесь тендеров не было вообще. И смета «Олимпийского» всё время колеблется, причём на миллиарды. Да после таких перепадов ответственный за это менеджер по законам капитализма застрелиться должен! Здесь только требования к инвесторам и никаких условий взамен. Я в такой ситуации на стороне инвесторов. Если вы хотите привлечь инвесторов, не надо с них брать взятки – вот что я давно говорю. Иначе может быть страшнейшее разочарование во всей стране. В конце концов, «Евровидение» в 2005-м провели плохо, этого нельзя забывать. Евро-2012 в сотни раз глобальнее.

– Как Васюнык нашёл общий язык с главой ФФУ Григорием Суркисом и почему вам это не удавалось?
– Я очень старался найти общий язык с господином Суркисом, мы несколько раз жали руки, проводили общие пресс-конференции, но, видимо, он считает, что Евро – его личный проект. Однако Суркис – это общественная организация. А государство должно отвечать за всё. Меня нельзя купить, и я способен говорить правду: так вот, для Суркиса провал Евро будет крахом его карьеры. К тому же, если государство и ФФУ готовят чемпионат, то государство, вкладывая по целевой программе 20 млрд., уж, наверное, может рассчитывать на возможность напрямую общаться с UEFA? Но прямой связи не было и нет, «трансляция» идёт через ФФУ. А где доходы от вложений государства, как это было в Португалии? Здесь прямые доходы будут делить ФФУ и УЕФА. Я с этой своей государственной позицией мешал.

 Я не вижу, чтобы Коломойский собирался в эмиграцию – С ещё одним бизнесменом, который заинтересован в Евро, Игорем Коломойским, у вас, насколько известно, хорошие отношения. Он жалуется на Суркиса и Васюныка? Он ведь главный пострадавший после отбраковки Днепропетровска как принимающей стороны.
– Комментировать не буду, для меня это вопрос больной, потому что Днепропетровск – моя родина. Мне только хочется спросить: если по строительству аэропорта в Днепропетровске Коломойский давал гарантии в 285 миллионов евро, что построит объекты в срок, – это плохо для государства? Частный инвестор – не чиновник, который хочет ставить свои фирмы на исполнение заказов, чтобы стырить государственные деньги. Он – капиталист, проводит тендер, где дешевле. Поэтому ситуация с Днепропетровском мне непонятна. Вернее понятна: Васюнык дал госгарантии на Львов. Ярославский, который готовит Харьков к Евро, начинает свой день в 5 утра, а в 7 лично проводит планёрку. Верит в свою страну и не ждёт госденег, надеясь, что их когда-нибудь заплатят.

Ну и вопрос: кто потом, после Евро, будет содержать эти стадионы? Государство? Коммунальные службы? В принципе стадион – это прибыльный объект, на нём впоследствии можно зарабатывать деньги. Я видел это в Чикаго: от мотогонок до праздников, свадеб. Это понимают Ахметов, Коломойский и Ярославский, но государство на это неспособно.

– Президент на съезде потребовал от Николая Мартыненко, Александра Третьякова, Эдуарда Зейналова и Владимира Ключковского, входящих в протимошенковскую коалицию, выйти оттуда. Мартыненко уже отказался. Ну и как президенту добиться от них своего?
– Я предлагал способ ещё год назад: тех людей, которые отдалились, которым теперь ставится ультиматум, пригласить к себе и сделать, как я со своим товарищем недавно – поставить бутылку и сказать друг другу всё в глаза, по-мужски. Ведь столько вместе пережито! И все, возможно, забыли бы президенту обиды. Я уверен, что многие его искренне любили и любят. Потому что – больно об этом говорить – через полгода может так случиться, что не будешь ты президентом. Ты был Виктором – я Женей. Ты стал Виктором Андреевичем в день инаугурации, но ведь когда-то это закончится. Меня опять не услышали. А партию сохранить надо, только настоящую.

Мы все были успешные люди, сделавшие себя сами. Но не надо из нас, бывших «любых друзив», делать то, чем мы не есть. Мы, знаете, и у Кучмы жили в тёплой ванне. Он никого из нас не обижал до прихода Медведчука. Мы все были успешные благополучные люди. И мы пошли в 2004-м за Ющенко не за кренделями и властью, мы шли за чувством собственного достоинства. И абсолютная неправда, что мы готовились к большим должностям, которые нам раздал бы президент. Мы готовились к камерам и к смерти. Мы хотели того подъёма, который получили потом, в 2005-м: какое доверие было к стране, какие инвестиции пошли! Где это всё потонуло? Когда выбрали президента, партия расслабилась, а надо было держать власть. Мы должны были настоять на своём премьере, отменить политреформу. Но мы расслабились – и пошло, как пошло.

– Теперь Ющенко придётся мириться с Мартыненко и остальными?
– Я не верю, что они уйдут из коалиции. А у меня нет аргументов, чтобы идти их уговаривать. Вот, мол, я полез на жертвенный алтарь, и вы лезьте! Чего это они должны? Люди умные, прагматичные.

– Как вы полагаете, президент хочет досрочных парламентских выборов?
– Спросите у Ющенко. Это вопрос не ко мне, тем более в этом безвластии.

– Но он ведёт сейчас переговоры с регионалами или нет?
– Не знаю. Но если бы они шли, ничего плохого в этом бы не было. У ПР – стойкий электорат. В Запорожье у меня действовала модель сотрудничества ПР и «Нашей Украины» на благо объединения страны. Моя идея состояла в том, что со временем индустриальный капитал востока начнёт вкладывать в Западную Украину. Произошло бы экономическое выравнивание страны. Один из таких удавшихся примеров – Буковель. Вообще, за эти пять лет бело-голубые сделали мне больше добра, чем свои же оранжевые функционеры.

– Говорят, что регионалы обещают президенту сохранить его в политике. Вы об этом что-то знаете?
– Если бы что-то знал – не сказал бы. А что до самой идеи, то я её одобряю.

– Вы поддерживаете Черновецкого, и президент вроде тоже отказался его снимать. Но чтобы остаться на посту после президентских выборов, Черновецкому придётся с кем-то из фаворитов договариваться.
– Черновецкий – умный и самодостаточный человек. Больше ничего не комментирую.  Спрашивать меня об отравлении президента снова – это из области психиатрии. Пусть ещё проверят меня на причастность к покушению на Ленина и Гитлера 

– Весной бютовец Олийнык обращался в Генпрокуратуру с требованием проверить вашу причастность к отравлению президента. Вас допрашивали по этому поводу?
– Нет, не допрашивали. Зато много допрашивали раньше, и я всё, что знал, сказал. Так что спрашивать меня об отравлении снова – это, знаете, из области психиатрии. Пусть ещё проверят меня на причастность к покушению на Ленина и Гитлера. До сих пор мучаюсь, что не уберёг Виктора.

– Как вы считаете, мы узнаем правду об отравлении до президентских выборов или уже после них?
– Я уже ничего не считаю; в нашей стране логика не работает.

– Насколько известно, у вас есть фармацевтический бизнес – компания «Фармастор», весь прошлый год он расширялся – как там дела сейчас, особенно поле мер регулирования рынка, предпринятых Тимошенко?
– «Фармстор» – это не у меня, а у акционеров. Мой брат в их числе, не я. Но я всегда говорю правду – никаких специальных наездов на них не было. Я вообще противник переноса личных отношений на бизнес. Завтра политики поменяются – так что, уничтожать целые коллективы? Знаете, мне обидно, ведь мой концерн «Орлан» в своё время был почти размером с «Сандору» и его превратили в 2004-м в ничто. У нас буквально жила налоговая, продукцию не принимали на реализацию, банки не давали оборотных средств. Ну что ж, мне не больно. Главное, что люди, купившие концерн (структуры, близкие к группе «Приват» Игоря Коломойского. – Фокус) сохранили название – «Орлан» имени Альфреда Григорьевича Червоненко – моего отца.

– В одном интервью Игорь Коломойский сказал, что видит себя в эмиграции, если президентом станет Тимошенко. Вы много её критиковали – то же можете и о себе сказать?
– Я не вижу, чтобы Коломойский собирался в эмиграцию (смеётся) Я ничего не имею к Тимошенко как к человеку. Я не совсем согласен с её экономической политикой, это верно. Но я же был у неё одним из лучших министров – это её слова, не мои. Правду в глаза на Кабмине я говорил всегда. И никуда не побегу, как никуда не побежал договариваться после съезда. Такие у меня правила этики, в которые сам себя загнал. Знаете, я этим интервью, наверное, поставлю точку и заткнусь. Я вижу, что не нужна моя правда в этой стране.

Сергей Высоцкий

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.