Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса

Прощание с химерами

Прощание с химерами
Впервые за последние пятнадцать лет дважды экс-спикер парламента имеет возможность судить о происходящем на политическом олимпе страны, глядя на него со стороны. Как и раньше, он чётко расставляет точки над «і» без оглядки на авторитеты. Наверное, он может себе это позволить. Ведь становление и развитие украинского государства проходило при его непосредственном участии 
000

—Иван Степанович, вы не ощущаете себя первым «оранжевым» диссидентом?

—Нет. Каждый из нас воспринимает по-своему и Оранжевую революцию, и Майдан, и события 2004-го. Личное мнение обо всём этом есть и у меня. И я уверен: все, кто был на киевском Майдане и на майданах в других городах Украины, действовали безальтернативно верно. У меня нет не только ощущения, будто я диссидент, но и какого-либо разочарования. Я считаю события на Майдане уникальными, ничего подобного после референдума 1991 г. в Украине не было.

—Когда, по-вашему, можно ожидать следующее событие аналогичного масштаба?

—Это зависит от суммы факторов. Накануне второй годовщины Майдана я услышал от кое-кого из «полевых командиров» слова о том, что скоро они «выведут новый Майдан». Один из них даже пообещал — вот набухнут почки на деревьях, появятся листочки, проведём «чёрные рады»… Наверное, он не читал «Чёрную раду» и не понимает, что Пантелеймон Кулиш, описывая события 1663 г., показал роль массы несознательной черни, пошедшей на поводу у Брюховецкого и его соратников. Сегодня также решили «провести чёрные рады снизу доверху», чтобы народ назвал нового лидера. Но я прямо им сказал: прекратите даже думать, что вам удастся собрать Майдан. Ни одна политическая сила на это сегодня не способна! Я хорошо помню, как мы вместе с Виктором Ющенко прямо с Майдана поехали на переговоры с Леонидом Кучмой. Встреча происходила после извест­ного заседания СНБО, на котором Кучма отказался применять силу против демонстрантов в центре Киева. Разговор начался просто: Леонид Данилович предложил убрать людей с Банковой, под Кабинетом Министров, с Майдана, пообещав, что тогда «мы обо всём договоримся». На что я, глядя ему в глаза, сказал: «Если вы думаете, что это Ющенко и его побратимы (тогда «любих друзів» ещё не было) собрали Майдан, вы сильно ошибаетесь. Ещё больше ошибаетесь, если считаете, что стоит Ющенко приказать — и Майдан разойдётся. Это вы своей командой и своим руководством достали народ так, что люди вышли на улицу, чтобы сказать «нет» вашей власти. Убрать его можете только вы, уйдя с политической арены». И я не ошибся. Уверен, что новый Майдан может собраться только в том случае, если люди полностью и бесповоротно разочаруются в своих нынешних вождях и у них не будет иного способа их заменить. Это будет нескоро, всё-таки мы закаляемся, объединяемся, а в стране достаточно правовых механизмов и государст­венных институций, которые будут решать возникающие проблемы.

—Принято считать, что акция «Украина без Кучмы», стартовавшая в 2000-ом, заложила основы Майдана-2004. Тогда вы, будучи спикером, подписали вместе с премьером Виктором Ющенко и президентом Леонидом Кучмой «письмо трёх», в котором дали нелестные оценки участникам акций протеста. Об этом документе ходит много слухов. Расскажите, как всё было на самом деле?

—Предлагаю вспомнить обстоятельства, связанные с появлением того обращения. Осенью 1999 г. Леонид Кучма был повторно избран Президентом Украины. Как вы помните, он говорил, что не будет работать с неструктурированным парламентом. Кучма внёс в Верховную Раду представление на назначение премьер-министром Виктора Ющенко, и никто иной, как Кучма, по настоятельному требованию Виктора Андреевича назначил вице-премьером по вопросам ТЭК Юлию Тимошенко. Потом в законодательном органе прошла структуризация, сформировалось устойчивое большинство, взявшее на себя обязательство законодательно обеспечивать курс Президента, с которым он победил на выборах. Именно тогда парламент начал имплементировать европейские стандарты в национальное законодательство, мы выполнили больше половины обязательств, взятых на себя при вступлении в Совет Европы в 1996 г. Треугольник «Президент Кучма — премьер Ющенко — Верховная Рада» сотрудничал так плодотворно, как никогда — ни раньше, ни потом. В 2000 г. удалось покончить с такими позорными явлениями, как отключение света, невыплаты зарплат и пенсий. Положительные изменения люди связали с именем Виктора Ющенко. В марте 2000-го мы с Ющенко завели разговор с Кучмой об объединении демократических сил в Украине, на что получили от него полное согласие. Патриотические силы, как известно, видели своим лидером именно Виктора Андреевича.

А в сентябре 2000 г. в Украине произошла трагедия: исчез (подчёркиваю — исчез) Георгий Гонгадзе. Я и сегодня не знаю, где он. В обществе начались брожения. В ноябре вспыхнул «кассетный» скандал, инициатором которого стал Александр Мороз. Я не отношусь к тем, кто чаще всех бывал в президентском кабинете, но и не могу сказать, что никогда не сидел на том злополучном диване. С конца 2000 г. тогдашние депутаты Александр Ельяшкевич и Александр Жир обещали мне, что дадут послушать записи с моими разговорами с Кучмой. Жду до сих пор. Мы готовились к новым парламентским выборам, а тут стали раздаваться требования о проведении досрочных президентских. На площади перед Верховной Радой я видел и сторонников, и противников Кучмы, но никто не мог сказать, как добиться реализации задач «Украины без Кучмы». Акции протеста больше напоминали политическую технологию. Волна пошла такая, что ею накрыло все наши позитивные наработки. Я был сторонником смены тогдашнего главы государства только через президентские выборы. Тогда практиковалась такая форма общения как обед у Президента. В нём обычно принимали участие глава государства, шеф его администрации, премьер и спикер, довольно часто — секретарь СНБО Евгений Марчук. В ходе одной из таких встреч Леонид Данилович предложил обратиться к населению с совместным заявлением. У Кучмы был заготовленный текст, который он предложил мне прочитать. Я сделал две правки — относительно сравнения участников акций протеста с фашистами и ещё одну, незначительную. Виктор Андреевич согласился с ними, Леонид Кучма также высказался за то, чтобы убрать упоминание о фашистах, и мы предварительно одобрили текст, чтобы не встречаться ради этой процедуры ещё раз. А когда заявление появилось в прессе, я увидел, что наши правки не внесены. Леонид Кучма предложил по этому поводу переговорить с Литвиным. Владимир Михайлович сказал: «Если вы думаете, что это сделал я, то думайте так». По сегодняшний день я не знаю, кто не выполнил наши договорённости. Но я и сегодня убеждён, что заявление было своевременным и отвечало тогдашним политическим, экономическим и социальным реалиям. Нельзя было организовывать акцию «Украина без Кучмы», не дождавшись хотя бы выводов парламентских комиссий по Гонга­дзе и «кассетному» скандалу.

—Вы вблизи наблюдали за политической эволюцией нынешнего главы государства. В чём главное отличие между Ющенко-оппозиционером и Ющенко-Президентом?

—Я не только наблюдал, но и понимал, что новые дела должны делать новые люди. Именно таким новым человеком, достаточно профессионально подготовленным, был тогда Виктор Ющенко. Если в советской системе главным был закон планомерного пропорционального развития, то при построении рыночной экономики самое важное — это финансы. В совет­ские времена были нужны толковые специалисты по технологическим циклам — инженеры, агрономы, зоотехники, а в рыночной — высоко­классные финансисты и талантливые менеджеры. Ющенко был одним из немногих молодых управленцев, которому доверили Национальный банк Украины, и он полностью оправдал это доверие. Я даже агитировал за него, подчёркивая, что Ющенко так знает круго­оборот денег в экономике страны, как хороший врач знает кровеносную систему человека. И это даёт ему возможность грамотно управлять государством. Кроме того, Ющенко, как я понимал, не просто читает Святое Письмо, но и живёт по библейским законам. Ющенко сильно закалился на выборах 2002 г. Они из него сделали настоящего политика, о чём я откровенно говорил Кучме. Но я знал и другие стороны характера Виктора Андреевича, позволявшие мне быть уверенным, что это будет проукраинский президент, которому не нужно будет прививать патриотические чувства и который будет нести национальный дух в массы.

—Вот только сегодня, спустя два года после победы на президентских выборах, рейтинг Виктора Андреевича скатился к неутешительным показателям.

—Я уже говорил как-то, что доверие можно получить, можно потерять, но вернуть доверие чрезвычайно сложно. Как по мне, полностью вернуть доверие практически невозможно.

—Означает ли это, что у Виктора Ющенко мало шансов на победу в выборах-2009?

—Давайте говорить не о президентских выборах, а о том, что ещё можно сделать за оставшиеся до них неполные три года. Я думаю, за это время ситуацию можно изменить к лучшему. Но для Ющенко эта задача — непростая. Президент в одном интервью сетует на то, что программа «10 шагов навстречу людям» писалась в расчёте на старую редакцию Конституции, но сразу после этого утверждает, что с изменениями в Основной Закон его полномочия только расширились. Возникает вопрос: когда Ющенко давал фракции «Наша Украина» в декабре 2004 г. отмашку поддерживать политическую реформу, он не думал о необходимости выполнять свою предвыборную программу? И зачем глава государства подчёркивает «огромный интеллектуальный потенциал» своей команды. Что, раньше дураки страной управляли?

—Похоже, вы разочаровались не в Майдане, а в человеке, ставшем его знаменем.

—Если бы в человеке… Сегодня это не просто человек, а Президент Украины, который, согласно Конституции, должен обеспечивать и гарантировать всё, записанное в Основном Законе. А он при этом говорит, что в принципе не против политической реформы, но если конституционная комиссия наработает «неправильные» предложения, то попытается изменения в Конституцию отменить. Это просто непонимание того, что у гаранта есть полномочия для соблюдения Конституции, а для изменения её положений у него такие же права, как и у 150 народных депутатов. И не больше. Президент, как и треть депутатского корпуса, имеет право инициировать изменения к Основному Закону, а не брать на себя повышенные обязательства по реформированию Конституции.

—О Викторе Андреевиче часто говорят как о слабом и непоследовательном политике. Вы согласны с такими оценками?

—Я не сказал бы, что он слабый. Когда человек слабый, он ищет помощи. Виктор Андреевич, наоборот, демонстрирует безудержный энтузиазм — за два года сменил три команды. И не только в своём секретариате — мы имеем уже третье правительство при Президенте Ющенко. Причём за две недели до отставки Кабмина Тимошенко он получил отличную оценку от главы государства. Когда слушаю Президента, начинаю просто теряться: что будет дальше? Ведь не успеет команда получить высокую оценку, её сразу меняют. Меморандум национального единства осенью 2005 г. Ющенко подписал с Януковичем, чтобы протянуть Юрия Еханурова в премьеры. Затем на свет появился Универсал национального единства. Я думал, Виктор Андреевич не станет снова наступать на грабли, но страна вновь оказалась на грани раскола. Виноваты в нём не Мороз и Симоненко. Если бы «Наша Украина» и Партия регионов выполняли записанное в Универсале, у них было бы 260 голосов и не было бы необходимости учитывать чью-либо «золотую акцию». Как ни больно, но Ющенко опять допустил ту же ошибку. Нельзя пытаться загнать в оппозицию силу, набравшую больше трети голосов избирателей и выигравшую парламентские выборы. Ющенко пытался поступить так, как в 2002 г. поступил с «Нашей Украиной» Леонид Кучма. Половина президентской команды предлагала сотрудничать с «регионалами», а другая половина — никак не соглашалась. Но ведь нельзя так — за Партией регионов Восток, Юг Украины, Крым. Нельзя снова делить страну на две части! Ведь команда Ющенко — это ещё не всё государство.

—Есть ли шансы на эффективное сотрудничество Ющенко и Януковича?

—Перспектива у Виктора Ющенко и Виктора Януковича одна, я о ней начал говорить после второго тура президентских выборов. Если два Виктора в конце концов поймут, что на них лежит ответственность за происходящее в Украине, они должны найти компромисс и попытаться за два с половиной — три года изменить ситуацию в стране к лучшему. Тогда перспектива будет и у них, и у нас. Если этого не произойдёт, будут выборы всех и вся.

—Как вы оцениваете работу нынешнего председателя Верховной Рады?

—С функцией законотворчества парламент справляется, значит, и он, и его руководитель Александр Мороз работают удовлетворительно.

—Сегодня на правом фланге вновь стартовали объединительные процессы. Какой будет их судьба, и примет ли участие в консолидации национал-демократов часто критикуемая вами «Наша Украина»?

—Разве у нас есть чёткое разделение на правых и левых? Можно ли быть левее, чем Блок Юлии Тимошенко?

—ПСПУ Натальи Витренко доказывает, что можно.

—Только в вопросах вступления в НАТО, правда? Юлия Владимировна отправила коммунистов отдыхать — она за них выполняет всю работу, борется за справедливость. Назовите мне кого-нибудь левее.

—Известно, что у БЮТ нет чётко определенной идеологии…

—Хорошо, возьмём ещё одну политическую силу — «Нашу Украину». У неё какая идеология?

—Видимо, либеральная.

—Так вот, я вам скажу — правых сил в Украине практически нет. Народная Рада в первом созыве парламента была, пусть и не партийной, но идеологически правой силой. Она опиралась на национальную идею, рыночную экономику и европейскую интеграцию. Вот с такими лозунгами в украинском обществе может быть правая сила. Например, в «Нашей Украине» даже в нынешнем составе — сборная солянка политических партий, которые, кстати, и не самораспустились. ПРП успешно доказала недавно, что может приспосабливаться — ушла «под юбку». Это и будет их финиш. Только Украинская народная партия не пожелала объединяться с перекрасившимися конъюнктурщиками, сменившими бело-голубые шарфы на оранжевые.

—Появится ли в Украине новая правая сила? Или, может быть, вновь попытаются собраться осколки некогда единого и мощного Руха?

—Сегодня главное — не пытаться торпедировать процесс объединения стремлением его возглавить и завести на Банковую, в президентский секретариат. Получается, что Президент как почётный председатель инициировал замену Безсмертного на Балогу, возглавившего НСНУ, теперь тот форсирует объединение правых сил, чтобы они потом объединились с «нашеукраинцами». Вам это не напоминает создание Народного союза «Наша Украина» на скорую руку во Дворце спорта или сбивание блока «Наша Украина» в конце 2005-го? Партию создали, а те, кто в неё вошел, так и не распустились. Думаю, только у Украинской народной партии есть моральное право говорить об объединении правоцентристов. Пусть УНП сначала объединяется с НРУ, а потом уже начинают объединительный процесс. Но партия должна быть одна, единая. В такую политическую силу я готов идти, а быстренько вливаться в НСНУ я, извините, не хочу.

—Иван Степанович, напоследок предпраздничный вопрос: какие новогодние впечатления обычно бывают у политиков?

—Во-первых, не всё так плохо в нашем доме. Как говорится, собака лает, а караван идёт. Давайте не забывать, что 15 лет для государства — это миг и европейские демократические ценности, на которые мы равняемся, их нынешние носители создавали сотни лет. Мы двигаемся в правильном направлении — и это наше главное завоевание. Пусть общество разберётся, кто правые, кто левые, попробует их лозунги на вкус. Пусть те, кто обещает, получив возможность, реализуют свои идеи. Пока же наше достижение в том, что дан старт развитию национальной экономики с рыночными признаками, и это позволяет повышать уровень жизни наших людей. В Украине есть здоровые ростки изменений к лучшему — и относительная свобода, и рост экономики, и повышение уровня жизни. Хотелось бы, чтобы эти тенденции мы подняли хотя бы на порядок, возможности такие есть. 
0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.