Все статьиВсе новостиВсе мнения
Общество
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Режиссёрский дебют Андрея Звягинцева

Режиссёрский дебют Андрея Звягинцева
Режиссёрский дебют Андрея Звягинцева принёс ему сразу двух «Золотых львов» на Венецианском кинофестивале-2003. Премьера второго фильма, «Изгнание», в Канне-2007 – «Золотую пальмовую ветвь» и титул  «нового Тарковского»
000

 

Андрей Звягинцев
Родился
6 февраля 1964 года в Новосибирске.
Окончил актёрский факультет Новосибирского театрального училища
в 1984 г. (мастерская Л. Белова) и актёрский факультет ГИТИСа в 1990 г. (мастерская Е.Лазарева).
С 1992-го по 2000-й сыграл несколько эпизодических ролей в сериалах «Горячев и другие» (1992–1994), «Будем знакомы» (1999), «Каменская. Смерть и немного любви» (2000) и  др.
В 2000-м дебютировал как режиссёр игрового кино на ТВ.

Поставил фильмы:
2000 г. – короткометражные фильмы для цикла «Чёрная комната» (REN TV).
2003 г. – «Возвращение». Награда «Золотой лев» (лучший фильм), «Золотой лев» (за лучший режиссерский дебют с формулировкой «очень тонкий фильм о любви, утрате и взрослении») на МКФ в Венеции.
2007 г. – «Изгнание». Награда «Золотая пальмовая ветвь» (Канн) за лучшую мужскую роль.
Фильм о любви и нелюбви, о грехе, убийстве, несостоявшемся Благовещении, о страхе потерять любимого и о страхе быть с ним. В картине три главных героя – врач Алекс (Константин Лавроненко), его брат Марк (Александр Балуев) и жена Алекса Вера (шведская актриса Мария Бонневи, снимавшаяся у Бергмана). Алекс с семьей едет в свой загородный дом, где события принимают неожиданный и более чем трагический оборот.


Результат тем более впечатляет, что Звягинцев – режиссёр-самоучка. Актёрское отделение ГИТИСа, которое он окончил в 1990 году, не в счёт: служить в театре Андрей отказался, вместо этого пошёл работать дворником. До триумфального дебюта в Венеции будущий режиссёр сыграл лишь в двух театральных постановках, нескольких фильмах и сериалах (да и то в эпизодах). В середине 90-х, правда, снимал рекламные ролики. Но это была борьба за выживание. «Наверное, в силу того, что я смотрел кино, я понимал, как оно делается», – говорит сам Звягинцев о причинах своего успеха. Такое вот ноу-хау. Однако нет причин не верить режиссёру, утверждающему, что всему лучшему научился в синематеке московского Музея кино. О пути к признанию и тайных смыслах снятых лент Андрей Звягинцев рассказал в интервью Фокусу


Должно быть, после триумфа «Возвращения» в Венеции ваша самооценка резко пошла в гору?

Знаете, мне было 39 лет, когда я задумал «Возвращение». Сложно даже представить, что было бы, если бы фильм не удался. Это означало бы крах всех моих надежд, что я абсолютно бессмысленно растратил жизнь. Нет, руки на себя я бы накладывать не стал, но, сложись всё по-другому, наверняка впал бы в отчаяние. У меня и раньше случались депрессии, вплоть до состояния абсолютного равнодушия, такого, знаете, буддистского покоя в душе. Как у самоубийцы в ванной: ему хорошо и тепло, но жизнь уходит. 


Недруги говорят о случайности вашего успеха. Дескать, режиссёр-самоучка, выскочка, везунчик.

Самоучка? Я думаю, научить актёра быть актёром невозможно. Те, кто полагает, что они поступят на платные курсы актёрского мастерства и станут актёрами, глубоко заблуждаются. То же и с режиссурой. Вообще, платное образование в творческих вузах – невероятное недоразумение. Это обман и самообман. Нужна конкурсная основа, соревнование при поступлении в институт. Иначе при делах окажутся абсолютно бездарные сынки богатых, а люди, осознающие свое призвание, будут безуспешно скитаться по миру в поисках возможности что-то снять и доказать своё право на это.


Неужели можно обойтись совсем без образования?

Станиславский говорил: «Актёрскому делу нельзя научить, можно только научиться». Высшие двухгодичные курсы – идеальная форма обучения. Либо две–три недели теоретического курса, преподавания каких-нибудь азбучных истин и самых простых технических навыков, необходимых режиссёру, чтобы понимать, что происходит на площадке. Не более. Всё остальное нужно высматривать, вычитывать, формировать своё видение, понимание и голос. 

Помню, когда учился на актёрском факультете ГИТИСа у Владимира Левертова, он изобрёл для нас прекрасную фразу: «Театру более двух тысяч лет, и вы должны понять, что в театре было всё, абсолютно всё. Единственное, чего там не было, – вас, вашего голоса и вашей влюблённости». Можно много лет учиться играть, но, если музыка не звучит в душе, бесполезно рвать струны инструмента.


«Изгнание» не имело большого успеха в украинском прокате. Недавно фильм вышел на DVD, и они расходятся быстрее. Возможно, потому что фильм из тех, которые нужно смотреть в одиночку?

Думаю, если бы зрителя оповестили, он пришёл бы на этот фильм. К примеру, в России вышло всего тридцать копий «Возвращения», рекламы – ноль, только четыре плаката на центральных станциях метро. А всё же мы собрали в прокате около $700 тыс. 

Но «Изгнание» собрало куда меньше денег – около $310 тыс. Кое-кто из критиков говорит о провале фильма. Дескать, вы слишком далеко ушли от реальности, туда, где уже ничего и никого нет: ни людей, ни эмоций – одни метафоры. Дескать, фильм не трогает.  


А, собственно, почему он должен трогать?
 
Считаете, что задача искусства – тронуть эмоционального зрителя? Душевные переживания и духовные – совершенно разные вещи. Легко манипулировать чувствами зрителей, но снимать глубокое кино – достойнее. Кто-то понимает, что я хотел сказать, кто-то нет. Но ведь и Библия одна на всех, а толкуют её по-разному. Всё чисто для чистого взора. Конечно, я никогда никому не скажу всей правды о том, что думаю и ощущаю. Жан-Люк Годар говорил, что изображение само свидетельствует о себе. Слова к нему ничего не добавят. 


Ощущаете ли вы, что интерес к авторскому кино растёт?

Только не у продюсеров. Для меня загадка, почему люди, вкладывающие по пять миллионов в рекламу одного плохого фильма, не могут и не хотят вложить три миллиона в два авторских проекта? О таких и снимаются фильмы вроде недавнего «Самого главного босса» Ларса фон Триера. 


После удачного дебюта сложно снять хорошее кино – довлеет груз ответственности, нужно оправдать ожидания. Не боялись промахнуться с «Изгнанием»?

В театре считают: второй спектакль – всегда провальный. Это почти закон, граничащий с суеверием. Поскольку я человек театральный, был уверен, что так оно и будет. Один режиссёр, который параллельно со мной сделал первый фильм, пригласил меня на съёмки второго. Я спросил у него: «Ну что, как оно?» – «Это кошмар! – схватился он за голову. – Всё валится из рук. Ужас, катастрофа!» Я, конечно, ужаснулся вместе с ним. Но когда начал работать, страхи отступили.


«Золотая пальмовая ветвь» в Канне за лучшую мужскую роль – о таком успехе многие лишь мечтают. Ясно, что с Константином Лавроненко вы угадали. А как удалось найти историю для экранизации?

После возвращения из Венеции Дима (продюсер Дмитрий Лесневский. – Фокус) предложил мне: «Давай сделаем вторую историю». Я согласился. И вот с октября по июль следующего года мы искали сценарий. Нашёл Дима. 

Написал сценарий по малоизвестной повести Уильяма Сарояна оператор Артур Мелкумян. Эта книга году в 1986-м была выпущена в Армении мизерным тиражом в 500 экземпляров. Артур прочёл её и влюбился в эту историю. Она довольно тяжелая, на любителя. Так что Мелкумян два или три года безуспешно предлагал её знакомым сценаристам и режиссёрам на переработку. Однажды не выдержал, сел и сам написал по книге сценарий – за какую-то неделю. Когда он попал ко мне, первое ощущение было – вещь редкая, не похожая на другие. Автоматически я продолжал поиски, но однажды меня осенило: увидел первый кадр фильма и последний. В этот момент всё будто на струну нанизалось, как бусы, сложилось в единую картину. Выбор был сделан, остальное – лишь дело техники. 


Кажется, оригинальный сценарий назывался «Запах камня»?

С этим названием мы даже поехали на съёмку. Но всё же решили его сменить. «Возвращение» и «Изгнание» – это звучит почти в унисон, как диптих. Будет ещё и третий фильм – «Зарождение». Критики уже прошлись по нас: мол, дальше нужно ждать «Восхождения», «Ощущения» и «Перевоплощения» (улыбается). Ну, так далеко я заглядывать не берусь. 


Актёр Константин Лавроненко сыграл главные роли и в «Возвращении», и в «Изгнании». Это ведь не случайно?

Я познакомился с ним за четыре или даже за пять лет до съёмок «Возвращения». Прекрасный актёр. Но после запуска «Запаха камня» я дал себе зарок: Костя в этом фильме сниматься не будет. Мне хотелось войти в новую реку, хотелось новых людей и ощущений. В результате кастингов к нам пришла звезда – Александр Балуев. И всё-таки я вернул Костю. После первых же проб мне стало понятно: никуда я от него не уйду. У нас с ним удивительное взаимопонимание. Оно изначально было, ещё до съёмок «Возвращения». Меня спрашивают, будет ли он сниматься в моём следующем фильме. Я ему уже сказал: «Костя, ты прекрасно знаешь: я снимаю кино, а не родственников. Возможно, ты сыграешь, а может быть, и нет».


К слову, о нереализованных планах. Правда,что финал «Возвращения» был изменён при монтаже?

Не читайте жёлтую прессу. Я знаю, говорили, что в первоначальной версии сценария старший из братьев тонул. Эти разговоры возникли после сообщений о гибели Володи Гарина (исполнителя роли старшего сына в «Возвращении». – Фокус). Володя погиб через год после съёмок – утонул в крошечном озерке у своего друга на даче. Испытывал резиновую лодку, которую мама товарища купила накануне. Его нашли на глубине 5 метров – это самое глубокое место. Подводники сказали, что в центре озера бьёт холодный ключ. Видно, попал в холодную струю – судорога, и всё. Эту грустную историю перекрутили на потребу досужей публике: якобы судьба Гарина была предрешена первым вариантом сценария фильма. Нет, какой вы видите картину, такой она и задумывалась до последней склейки. В ней нет ничего случайного. 


Одна из самых интригующих сцен фильма: отец откапывает сундук, но что в нём, зрителю неведомо.

Костя Лавроненко изобрёл самый интересный ответ на этот вопрос. К тому времени мы уже получили одного «Золотого льва» в Венеции. За вторым вышли я, актёр Иван Добронравов и Костя – трое из ларца. Получили приз. Лавроненко прямо на сцене, пока кто-то там «лементе бабене мане…» (смеется), открыл коробочку, в которой спрятан «Лев», и произнёс: «Так вот что было в сундуке!» По-моему, это лучший ответ. Хотя у каждого он должен быть свой.

0
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.