Все статьиВсе новостиВсе мнения
Общество
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

От греха подальше

От греха подальше
Научно-технический прогресс идёт по планете семимильными шагами. Но церковь по-прежнему оставляет за собой право решать, какие из новых веяний могут пополнить список смертных грехов
000


Католичка Татьяна Куликовская считает, что церковь имеет право реагировать на любые новшества урбанизированного и опутанного технологиями современного мира.

– Ещё 300–400 лет назад никто не знал о генетических манипуляциях. А для меня как для человека верующего важно составить об этом своё мнение и знать, как реагировать на новые научные эксперименты, – объясняет Татьяна.

Собеседница Фокуса готова безоговорочно принять церковную интерпретацию технического и научного прогресса, какой бы она ни была.

– Я доверяю позиции церкви, но думаю, что имею право на объяснение, – говорит Татьяна. – Не припоминаю, чтобы в церкви что-то сказали, а я с этим не согласилась, ведь всё, что говорится, имеет серьёзное обоснование.

Идея модернизации списка смертных грехов появилась в прессе в марте после интервью кардинала Джанфранко Джиротти, опубликованного в ватиканской газете L’Osservatore Romano. Когда кардинала попросили перечислить новые опасные тенденции современного общества, которые можно было бы трактовать как греховное поведение, Джиротти определил следующие сферы: генетические эксперименты, загрязнение окружающей среды, употребление наркотиков, растущую социальную несправедливость и увеличение пропасти между богатыми и бедными. С лёгкой руки ведущих мировых изданий слова кардинала мигом превратились в новый список смертных грехов. Впрочем, и старый список – это не высеченные на скрижалях десять заповедей. Представления о смертных грехах у верующих появилось благодаря пространному перечню проступков, составленному в VI веке Папой Григорием Великим. После выхода в свет «Божественной комедии» Данте Алигьери наиболее распространёнными смертными грехами стали считать похоть, чревоугодие, алчность, гнев, праздность, зависть и гордыню.

В последние годы римско-католическая церковь переживает не лучшие времена. Ватикан обеспокоен тем, что прихожане всё реже идут на исповедь и подчас не знают, что в их жизни трактуется как грех, а что считается дозволенным. Фокус решил выяснить, как украинские конфессии воспринимают идею адаптации греха к современным реалиям и что такое грех для простых верующих.

Мерило для православных
Управляющий делами УПЦ Московского патриархата архиепископ Белоцерковский и Богуславский Митрофан в разговоре с Фокусом на заявление кардинала Джиротти отреагировал довольно критично:

– С самого начала римско-католическая церковь пыталась адаптировать церковные правила и традиции под определённые условия, а мы теперь видим, как много церковь от такой политики теряет. Как бы ни комментировали грех, у нас есть одно мерило – Евангелие.

Попытки определить новые греховные для человека сферы архиепископ назвал деградацией. Такие биоэтические проблемы, как генная инженерия, по его мнению, нужно трактовать исключительно в свете Священного Писания и учения святых отцов.

– То, что противоречит Божьему закону и человеческой природе, не может быть оправданным, – говорит архиепископ Митрофан. – Клонирование противно воле Божьей. От вторжения в эту сферу человек может пострадать духовно и телесно. В результате – не столько пользы, сколько проблем. Когда научились расщеплять атом, тоже думали, что это пойдёт на пользу. Но все мы видели, насколько неуправляема может быть эта энергия и какое мощное оружие можно создать.

Осуждая позицию римско-католической церкви, архиепископ всё же вспоминает, что православная церковь в 2000 году опубликовала Социальную концепцию, которая даёт трактовку многих подобных вопросов.

В УПЦ Киевского патриархата не были столь категоричны в оценке высказываний кардинала и согласились, что всё, перечисленное им, является греховным. Но точного списка грехов у православной церкви нет, поэтому главный маяк для верующего – 10 заповедей Священного Писания, которые нельзя нарушать. Также православная церковь издаёт книги, где описываются основные виды грехов. Но назвать их официальным перечнем нельзя.

– В таких книгах пишется про грехи, которые больше характерны для нашего времени, чем для древности. Но это не значит, что появляются принципиально новые грехи – просто уже известные приобретают новые формы, – объясняет Фокусу пресс-секретарь УПЦ КП архимандрит Евстратий.

Представители всех церквей подчёркивают: человек несёт индивидуальную ответственность за всё новое, что появляется в его жизни, но считают своим долгом давать таким новшествам правильные оценки.

– Задача церкви – опираясь на Божий закон и традицию церкви, помочь человеку сориентироваться и указать, когда он переступает грань дозволенного, – говорит отец Игорь Яцив, руководитель департамента информации УГКЦ.

А если верующий сознательно идёт против позиции церкви, значит, он грешит, уверен отец Игорь.

Клонировать нельзя запретить
Церковь охотно использует технические достижения современности, стараясь идти в ногу со временем. И заявления о том, что телевидение и интернет есть зло, звучат гораздо реже, чем обвинения в адрес науки и медицины. Тут церковное руководство выступает сплочённым фронтом и резко осуждает эксперименты с генами, искусственное оплодотворение и использование стволовых клеток.

– Если вмешиваться в генетическую программу человека и использовать чужие клетки для омоложения, может начаться конфликт между генетическими кодами разных людей, – объясняет позицию церкви патриарх Украинской автокефальной церкви Моисей. – Это приводит к саморазрушению человека. Поэтому такие эксперименты недопустимы.

Сами верующие, несмотря на официальную позицию церкви, по-разному воспринимают эксперименты, связанные с генетикой.

Один из собеседников Фокуса, православный Анатолий Кулаков согласен с тем, что клонирование человека – это грех. Но наука должна иметь поле для экспериментов, поэтому подобные исследования можно проводить на братьях наших меньших, полагает он. А хирург Мария Мойса, считающая себя глубоко верующим человеком, защищает генную инженерию.

– Я думаю, что такие исследования стоит продолжать. А вот с клонированием и суррогатным материнством надо бы подождать. В науке всегда нужно делать один шаг вперёд и два назад. Но многие исследования мы уже не остановим, – говорит Мария и добавляет, что некоторые эксперименты – это вовсе не попытка двигать прогресс, а банальное зарабатывание денег.

Практикующий медик в ней берёт верх над христианкой, и Мария оптимистично рассказывает о том, что природа сама подчас решает проблемы, которые создаёт человек.

– На фоне экологических катастроф в мегаполисах многие птицы стали приспосабливаться к агрессивной среде. У скворцов, например, увеличился головной мозг, и они стали лучше размножаться, – говорит Мария.

Воспитание верой
Пока церковные мужи решают, как реагировать на стремительно меняющийся мир и что паства должна считать злом, многие верующие в список своих проступков по-прежнему зачисляют только старомодные грехи.

– Для меня грех имеет два определения: когда ты идёшь против библейских заповедей и когда поступаешь против собственной совести, – говорит Анатолий Кулаков.

Анатолия нельзя назвать истово верующим: на вопрос о том, когда он последний раз ходил в церковь исповедоваться, он отвечает: на прошлогоднюю Пасху. Одним из самых неприемлемых для себя людских пороков он считает кражу – сказались яркие детские впечатления, когда вместе с компанией мальчишек его занесло в колхозный сад.

– Мне ребята говорили: это же ничьё, если не мы, то кто-то другой обнесёт этот сад. Я собирал яблоки, а в душе всё кипело. Не могу смотреть, когда люди берут чужое, – рассказывает Анатолий.

В современном обществе, страдающем от постоянных стрессов, чаще всего люди признаются в таких традиционных грехах, как стремление к материальным благам, зависть и гнев. В последнем грехе приходится часто каяться православному Михаилу Кондратенко.

– Иногда хочется эмоционально что-то сказать, чтобы тебя быстрее поняли, а выходит перегиб, – признаётся он.

Михаил регулярно посещает православную церковь и на исповеди обязательно упоминает о том, что не всегда может с собой совладать. Свою семью он считает религиозной и старается воспитывать в 20-летней Анне и 12-летнем Жене доброжелательное отношение к людям.

Щит от греха.  Авторитет католической церкви для киевлянки Татьяны Куликовской непререкаем. Но она всегда рассчитывает на логическое объяснение позиции церкви
Щит от греха.  Авторитет католической церкви для киевлянки Татьяны Куликовской непререкаем. Но она всегда рассчитывает на логическое объяснение позиции церкви



Татьяна Куликовская своими главными слабостями считает зависть и осуждение чужих поступков. На исповедь она ходит раз в две недели, но если есть потребность поговорить с духовником, может зайти в церковь и в будни.

Согласно христианской традиции понятие греха и покаяния неразделимы. И поскольку грех считается недугом, то исцеление человеку может дать только церковь – через исповедь и покаяние в содеянном. Но не всем этот процесс даётся так легко. Прихожанка греко-католической церкви Леся Булах уже много лет не была на исповеди. Она воспитывалась очень религиозными родителями и, хотя не считает себя набожной, переживает из-за того, что не может прийти в церковь и покаяться.

– Когда приходишь на исповедь, тебя спрашивают: «Ты крещёная? Дети есть? Крещёные?» Я отвечаю, что дети крещёные, но с мужем мы не венчались. Мне говорят: нужно обвенчаться или пообещать сделать это в будущем, но ведь это не только от меня зависит, – объясняет Леся. – Есть ещё один человек, который тоже имеет право принимать решение. А за своего мужа я пообещать не могу, он человек верующий, но в церковь не ходит. Может, времени нет – всю жизнь на двух работах, а может, потому что в семье просто не привили эту потребность – ходить в церковь. Вот так я перестала ходить на исповедь. Какой в этом смысл, если я не могу пообещать и сдержать данное слово?

Несмотря на то, что Леся не может стать для своих сыновей Андрея и Игоря примером традиционного для греко-католиков уважительного отношения к церкви, она хотела бы, чтобы они росли с верой в душе. Леся с гордостью рассказывает о том, как в трёхлетнем возрасте под строгим бабушкиным контролем мальчишки каждый день читали небольшие детские молитвы. Теперь они бывают у бабушки редко, но если приезжают – обязательно ходят в церковь. Леся вспоминает, как её учили простым христианским заповедям, и старается воспитывать детей если не глубоко верующими и богобоязненными, то хотя бы терпимыми по отношению к окружающим.

– Я им объясняю: если ты сделаешь кому-то плохо, это зло к тебе вернётся. На словах они соглашаются, но, как все дети, не всегда поступают правильно, – рассказывает она.

Что такое хорошо. Леся Булах не считает себя очень набожным человеком, но сыновей старается воспитывать в христианских традициях
Что такое хорошо.  Леся Булах не считает себя очень набожным человеком, но сыновей старается воспитывать в христианских традициях



Слово «грех» в лексиконе современных верующих встречается всё реже. Теперь удобнее использовать более нейтральные определения людских пороков, список которых остался неизменным. И кому-то легче рассказать о «муках совести», чем признаться в том, что согрешил. Но для церкви эти понятия взаимосвязаны.

– Кто живёт в согласии со своей совестью, тому легче преодолевать все искушения и бороться с грехом. И не нужны какие-то печатные списки грехов – совесть сама предупреждает: «Не делай – это грех», – подводит итог архимандрит Евстратий.


 

Грани недозволенного

В исламе точное число грехов определить сложно. Все они делятся по степени тяжести на большие и малые. Больших грехов, по разным оценкам, насчитывается от 45 до 75. Самое страшное для мусульман – это неверие в Бога, отрицание его существования или поклонение какому-либо объекту. К большим грехам относят убийство, а также аборты (если срок беременности превышает 120 дней, до этого момента считается, что плод души не имеет), прелюбодеяние, самоубийство. Занятия магией и общение с предсказателями будущего – тоже большой грех. Остальные проступки относятся к малым грехам.

– Грех – это когда человек делает то, что не дозволено религией, когда он может нанести вред себе самому или навредить окружающим, – объясняет в интервью Фокусу Шейх Ахмед Тамим. – Последнее касается и людей, и природы. Согрешив, мусульманин должен покаяться и прекратить греховное поведение. Если зло совершено по отношению к другому – обязательно попросить прощения у того, перед кем провинился. Грех можно искупить и благими поступками. Шейх Ахмед Тамим приводит в пример историю двух женщин: одна из них плохо обращалась со своей кошкой и была после смерти наказана, а второй простили её прелюбодеяние за то, что она дала воды бродячей собаке.

Некоторые новшества технического и научного прогресса ислам трактует по-своему, не так, как христиане. Эксперименты с клетками животных и человека – грех. А искусственное оплодотворение допускается, но в такой операции может участвовать только семейная пара.
– Это возможно, если только яйцеклетка оплодотворена семенем мужа и будет потом введена той же женщине, которой она принадлежит, – объясняет Шейх Ахмед Тамим. – Но вынашивание ребёнка в утробе другой женщины недопустимо.

А использование контрацепции, которое православие последовательно осуждает, для мусульман не является грехом.
– Если муж хочет ребёнка, а женщина – нет, то она решает, ведь это ей вынашивать плод, – говорит Шейх Ахмед Тамим. – Но женщина может использовать только те лекарства, которые не приносят вреда и не станут причиной бесплодия. В составе лекарств также не должно быть животных компонентов.

Разобраться с тем, что есть добро и зло, мусульманину не сложно. Главное – знать, что новшество, будь то ядерная энергия или добыча нефти, не принесёт вреда ни самому человеку, ни окружающим.

Иудеи по поводу модернизации списка грехов не переживают вовсе.
– У нас есть 613 заповедей Торы, которые должны соблюдаться еврейским народом, – рассказывает Фокусу Олег Ростовцев, руководитель пресс-службы Главного раввината Украины. – Если говорить о новшествах, к примеру, о развитии технологий, то все решения по применению законов выносятся дайанами – мудрецами. Именно они говорят, как адаптировать законы Торы под сегодняшние реалии.

Когда появилось электричество, возник вопрос: можно ли им пользоваться в субботу. Сегодня иудеи не только не включают в субботу свет, но и отказываются от использования мобильных телефонов. Таким образом, любой закон, записанный в Торе, может быть адаптирован под каждую конкретную ситуацию.

0
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.