Все статьиВсе новостиВсе мнения
Общество
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Белорусского оппозиционера осудили за призывы к санкциям

Белорусского оппозиционера осудили за призывы к санкциям
Суд Советского района Минска приговорил к штрафу в полмиллиона белорусских рублей (около 70 долларов) оппозиционного политика Виктора Ивашкевича и обязал его опровергнуть высказывания о целесообразности применения к белорусским нефтеперерабатывающим заводам европейских экономических санкций.
000

Из постановления суда следует, что штраф – компенсация морального вреда гражданке Марине Цыблиенко, работнице Мозырского НПЗ, посчитавшей себя оскорбленной призывами оппозиционера бойкотировать белорусские нефтепродукты до освобождения политических оппонентов Лукашенко.

При этом «оскорбительные» мнения политика не были оглашены в решении суда – указано лишь, что в прессе они появились 14 марта. Ни до, ни после этой даты Европа не вводила санкции против белорусских НПЗ.

В феврале и марте Европейский союз расширил список белорусских чиновников, которым запрещен въезд в Европу, и ввел «точечные» санкции против ряда белорусских бизнесменов, которых в ЕС считают финансистами режима Лукашенко.

Ряд белорусских оппозиционных политиков называют такие санкции недостаточными для освобождения подвергнутых уголовному преследованию политических оппонентов белорусского лидера.

Президент Лукашенко не раз публично критиковал политику европейских санкций и обещал ответить на нее, в том числе санкциями в отношении белорусской оппозиции.

«Во время выступлений в зале суда свидетели из числа работников НПЗ заявили, что не читали моего обращения к европейским политикам. А резолюцию на заседании профкома приняли потому, что им сказало это сделать высшее профсоюзное начальство», – замечает Виктор Ивашкевич.

Профсоюзные активисты из Мозыря и Минска пикетировал здание суда с плакатами, на которых было написано: «Экономические санкции – это позор для Европы!», «Провокаторов, которые призывают к экономическим санкциям против Беларуси – к ответу!», «Руки прочь от трудовых коллективов!». Поддержать работницу НПЗ Марину Цыблиенко пришли члены Белорусского республиканского союза молодежи (в недавнем обращении к народу и парламенту президент Лукашенко называл его комсомолом).

«Я не думаю, что этот процесс политический, – сказала Марина Цыблиенко. – Я возмутилась тем, что человек, живущий в нашей стране, делает такие призывы. Я опасаюсь за наше будущее, будущее наших детей».

«Это моя позиция как простого рабочего человека, гражданина Белоруссии, – объяснила заявитель. – Я считаю, что его [Виктора Ивашкевича] обращения могут спровоцировать введение таких санкций. Потому что в ЕС будут слышать только его голос и говорить: о, так это же весь народ так говорит! Другие-то молчат!».

Белорусское телевидение заявляло, впрочем, что и другие молчать не намерены. В начале апреля, сообщая о судебном иске работницы Цыблиенко к оппозиционеру Ивашкевичу, телевидение страны демонстрировало заседание профсоюзной организации ОАО «Нафтан», утверждая, что работники этого предприятия тоже готовы призвать к ответу известных белорусских оппозиционеров, призывающих Запад к давлению на режим Лукашенко.

Руководители региональных структур пропрезидентского объединения «Белая Русь» выступили с предложением приостановить деятельность политических партий, лидеры которых призывают ввести санкции против официального Минска.

Эксперты говорят о возврате Белоруссии к советской практике «народного бичевания» критиков власти и отмечают, что в стране создана система, препятствующая проникновению в трудовые коллективы критиков существующих порядков.

«Вот только такой, как в СССР, монополии на работяг у нынешней белорусской власти нет», – полагает правозащитник Людмила Грязнова.

«Да, рабочие боятся потерять то, что им платят, соглашаются подчиняться указаниям начальства. Но стараются в начальничьи игры особо не ввязываться, »отбывают номер«, если уж заставят идти с плакатами на официальную маевку. А потом »голосуют ногами« – уходят, отметившись, с мероприятий, на которые согнали, уезжают из страны туда, где платят больше», – отмечает правозащитник.

«На сегодняшний день иных судебных исков за мнения о санкциях нет, – говорит Виктор Ивашкевич. – Поднять волну народного возмущения »продажными« оппозиционерами у властей не получилось, потому и мой процесс закончился почти полюбовно: вместе с судебными издержками я заплачу 800 тысяч белорусских рублей (чуть менее 100 долларов)».

Однако по причине судебного иска Ивашкевичу запрещен выезд из Белоруссии, а генпрокуратура в конце марта вынесла политику официальное предупреждение за действия, названные «подрывом госсуверенитета».

«Возможные дискриминационные меры в отношении предприятий Республики Беларусь могут оказать негативное влияние на различные слои белорусского общества. На рабочих и служащих, на пенсионеров, инвалидов, детей, – заявил в эфире государственного телевидения начальник управления генпрокуратуры Павел Родионов.

– И с точки зрения национального законодательства такие действия со стороны безответственных лиц на территории Республики Беларусь квалифицируются с точки зрения уголовного кодекса и за них предусмотрена достаточно жесткая ответственность».

Активистов, вступившихся во вторник за честь Мозырского нефтеперерабатывающего завода и страны, многократно показали по государственным телеканалам – правда, не в зале суда, где съемка была запрещена, а слушания напоминали политическую дискуссию.

В ходе двухчасового судебного процесса оппозиционный политик Виктор Ивашкевич стремился втолковать заводскому профактиву, кто действительно получает прибыль от нефтепереработки, в чем суть европейских санкций, почему в Белоруссии год назад случилась девальвация и растут цены.

Марина Цыблиенко отвечала, что о проблемах взаимоотношений официального Минска с ЕС «слышала, но не вдавалась в подробности», ценовую политику государства считает правильной в условиях Таможенного союза, а в белорусской девальвации виноват мировой кризис.

Судья удалила из зала двух сторонниц Цыблиенко, слишком громко возмущавшихся политическими заявлениями оппозиционера Ивашкевича, предложившего своим оппонентам пойти на мировое соглашение.

«Нам нужно вместе с трудовым коллективом мозырского завода собраться и обсудить, чьи действия реально создают угрозу экономических санкций, кто удерживает политзаключенных, кто ссорится с руководителями европейских держав, кто обирает тех же рабочих, – говорил Ивашкевич. – Нам нужно подумать вместе, как законным образом выбрать власть, которая наладит нормальные отношения с Евросоюзом и снимет в принципе вопрос о санкциях».

Предложение начать широкую дискуссию между оппозиционерами и рабочими на Мозырском НПЗ было отвергнуто, приговор Ивашкевичу профактивисты из Мозыря встретили аплодисментами.

Марину Цыблиенко не смущает, что Виктор Ивашкевич наказан за санкции, которых нет.

«Нужно предупреждать, а не ждать, пока нам станет плохо, когда санкции применят. Что я потом смогу сказать? Сколько я потеряю? Да Ивашкевич мне не заплатит столько, сколько я потеряю! – заявила Русской службе Би-би-си Цыблиенко. – А ребята наши? Я председатель цехового профсоюзного комитета. И разве за моей спиной не стоят рабочие, которые выбрали меня председателем?».

В дискуссии после суда не удалось выяснить, впрочем, сколько именно потеряла бы Марина, если бы Евросоюз решил бойкотировать покупку и транспортировку белорусских нефтепродуктов.

«Я, как и Марина, тоже председатель цехового профсоюзного комитета, – объяснял я об этом не знаю, – говорил приехавший на суд в столицу из Мозыря инженер Александр Засинец. – Мы же не торгуем, мы производим, до нас доводится план. Один процент от прибыли идет в фонд оплаты труда. Но зарплата у нас хорошая: в среднем шесть миллионов по заводу».

Марина Цыблиенко заявила, что деньги, полученные за моральный вред, нанесенный ей высказываниями оппозиционера, направит в местное отделение Красного Креста.

Виктор Ивашкевич сказал, что не будет опротестовывать приговор, хотя не понимает, как сможет исполнить его в части опровержений и воздержания от высказываний.

«Мы договорились с судьей, что я приду за разъяснениями завтра [в среду]. Я не понимаю, как и почему я должен отказаться от своего мнения. Что я должен опровергать в течение десяти дней?» – заявил Виктор Ивашкевич, выйдя из здания суда.

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.