Все статьиВсе новостиВсе мнения
Общество
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Пираты получили от судовладельцев с начала года $80 млн.

Пираты получили от судовладельцев с начала года $80 млн.
Отсутствие централизованного правительства, более миллиона беженцев и процветающее пиратство – так Сомали живёт уже семнадцать лет
000


Юсуф Абди Габобе десять лет сражался в рядах Сомалийского национального движения против диктатуры генерала Мухаммеда Сиад Барре, приверженца социалистических идей, мечтавшего объединить всех этнических сомалийцев в одном национальном государстве. Режим Барре пал в январе 1991 года. Страна распалась на несколько регионов, контролируемых вооружёнными до зубов кланами и криминальными группировками. За два последующих года разразившийся в Сомали голод унёс 300 тысяч жизней. В конце 1992-го в страну были введены миротворческие силы ООН. Но оставаться над схваткой длительное время они не смогли, и, чтобы не быть втянутыми в гражданскую войну, весной 1995 года миротворцы покинули Сомали. 

Автономный режим

Провинции Сомали сегодня существуют независимо друг от друга

Сегодня относительно стабильной провинцией можно назвать только Сомалиленд – территорию на севере Африканского Рога. 

– Мы очень отличаемся от других регионов Сомали, – рассказывает Фокусу Юсуф, теперь – журналист издания The Somaliland Times. – Тут всё спокойно. Правительство мы выбирали сами. У нас есть свобода слова, мы можем критиковать власть и писать то, что считаем необходимым. 

Главный секрет успеха Сомалиленда, по мнению Габобе, в том, что местное население смогло решить внутренние проблемы без вмешательства международных организаций. 

– У нас люди не ездили в Найроби (Кения) или ещё куда-нибудь, – объясняет журналист. – Никто не вмешивался в нашу внутреннюю политику, поэтому всё закончилось благополучно. 

Нынешний президент Абдулла Юсуф Ахмед был фактически назначен на этот пост Переходным федеральным правительством и Африканским союзом из кенийской столицы в 2004 году. 

До инаугурации Абдулла Юсуф Ахмед, выпускник советской Академии имени Фрунзе, был президентом ещё одной автономной территории – Пунтленда, региона, где живут и успешно ведут свой бизнес имеющие дурную славу сомалийские пираты. Здешняя земля благосклонна к разбойникам. За многие годы сомалийского хаоса власти и пираты создали живучий синдикат, зарабатывающий десятки миллионов долларов на похищении судов и их экипажей. 

Мужская работа. Военные бароны Сомали контролируют поставки боеприпасов и тяжёлого вооружения, которые открыто продаются на местных оружейных рынках
Мужская работа. Военные бароны Сомали контролируют поставки боеприпасов и тяжёлого вооружения, которые открыто продаются на местных оружейных рынках



Замуж за пирата
Пунтленд находится на северо-востоке Сомали. В отличие от Сомалиленда, который не видит своего светлого будущего в составе Сомали, Пунтленд называет себя автономией и объявлять о независимости не собирается. Но умеренные политические амбиции не означают, что здесь царят закон и порядок. Уже много лет пиратство для Пунтленда – самый прибыльный бизнес. Именно здесь пираты чувствуют себя в полной безопасности. За текущий год в Аденском заливе и сомалийских водах, согласно близким к пиратам источникам, было захвачено более 100 кораблей. По официальной версии – в несколько раз меньше. Но это и понятно: судовладельцы крайне неохотно афишируют подобные истории. С начала 2008 года пираты получили от судовладельцев в общей сложности $80 млн. 

Пиратство – это не только способ разбогатеть, но и неплохой шанс подняться вверх по социальной лестнице. По информации Somaliland Times, в этом бизнесе задействовано более 2000 человек. Но в пиратских рейдах участвуют не более 500 разбойников, которые, в свою очередь, разбиты на группы по 10–12 человек. 

Пираты 20% денег, полученных в качестве выкупа, тратят на оружие, оборудование и средства связи; 20% выделяют местным властям и той общине, которую они опекают. Оставшиеся деньги делят между собой. 

Кодекс чести пиратов также предусматривает финансирование фонда, из которого выплачиваются компенсации семьям погибших или раненых пиратов. 

За услуги и продукты питания пираты платят щедро. «Пират, покупающий чай в отдалённой деревушке на побережье, заплатит в десять раз больше обычной цены. Если им нужны AK-47, они могут просто взять у местных автомат в аренду на пару недель за $100 вместо того, чтобы покупать оружие за $300», – рассказывает бизнесмен из портового города Босасо. Неудивительно, что местное население всячески поддерживает пиратов. 

– Они фактически создают для местных рабочие места, – говорит Фокусу Юсуф. – Их воспринимают как национальных героев. Все девушки мечтают выйти замуж за пирата. Ведь они богаты, у них есть большие красивые машины, всё то, что привлекает женщин. За пару недель пират может заработать столько денег, сколько я не заработаю за всю жизнь. 

Своим умом. Юсуф Абди Габобе считает, что во всех бедах Сомали повинны международные организации
Своим умом. Юсуф Абди Габобе считает, что во всех бедах Сомали повинны международные организации


Теория хаоса
Недавнее решение ЕС о создании антипиратского альянса, который будет бороться с пиратами не только в водах Сомали, но и на суше, не остановит разбой, уверен Габобе. 

– Абдулла Юсуф Ахмед – лидер региона, который как никто другой связан с пиратством. Они все (в правительстве. – Фокус) связаны с этим регионом и делят между собой деньги, полученные от пиратства, – говорит он. 

Переходное федеральное правительство Сомали, получившее индульгенцию от Африканского союза, несмотря на поддержку международных организаций, за годы своего существования так и не смогло навести порядок на территориях, которые оно номинально контролирует. 

– Правительство и есть источник конфликта, ведь президента Ахмеда финансируют экстремисты. Они против наведения порядка, – говорит Габобе. – Не думаю, что правительство способно создать полицейские силы, у них для этого нет ни средств, ни политической воли. 

Не всё так просто и с Африканским союзом, который поспособствовал избранию нынешнего президента Сомали. Союз был создан в 2002 году для того, чтобы помочь молодым африканским странам в построении полноценных государств. В союзе представлены 53 африканские нации. Организация участвует в разрешении региональных конфликтов, предотвращении геноцида и обеспечении безопасности. Но это на бумаге. В западной прессе за союзом закрепилась репутация неэффективного органа, который больше декларирует, чем делает, за что организацию прозвали «диктаторским клубом» Африки. 

Международное сообщество заявляет, что разрешить кризис можно только политическим путём. Тем временем в стране ежедневно совершаются убийства политических оппонентов и представителей международных организаций. 

У Переходного федерального правительства Сомали немало внутренних врагов. Один из самых яростных – исламисты

В 2006 году южная и центральная часть столицы Сомали Могадишо была захвачена исламистской организацией «Аль Шабаб» – вооружённым крылом Союза исламских судов, состоящего из нескольких кораблей, промышляющих наркоторговлей и разбоями. «Аль Шабаб» включена США в список террористических организаций и подозревается в связях с Аль-Каидой. 

Исламисты удерживали Могадишо несколько месяцев. Ревностные почитатели Корана, они ввели в регионе свои порядки. На время молитв закрывались все заведения, были введены публичные наказания. Но главным достижением стало то, что исламисты смогли разоружить все криминальные группировки, занимающиеся бандитизмом. 

– В 2006 году этому исламскому движению почти удалось навести порядок, – вспоминает Габобе. – За 6 месяцев они смогли взять под контроль регион, ввести законы. Да, мне не нравится их идеология, но именно им удалось навести порядок. 

Главной ошибкой исламистов стали их территориальные претензии к Эфиопии. Они грозили аннексировать эфиопскую область Огаден, населённую этническими сомалийцами. В своё время из-за Огадена с Эфиопией конфликтовал и свергнутый социалист Барре. 

В том же 2006 году эфиопские войска нанесли по исламистам удар и помогли Переходному правительству выбить исламистов из столицы. Во время военных действий погибли десятки тысяч мирных жителей. Более полумиллиона стали беженцами. На долгие месяцы регион вновь погрузился в хаос. 

– Местное население эфиопов не любит. Поначалу им удалось предотвратить опасность, исходящую от фундаменталистов, но потом они сами стали частью проблемы, – рассказывает Фокусу Юсуф. 

Местным есть за что не любить эфиопскую армию. По сообщениям Human Rights Watch, после тактической победы над исламистами в регионе началась тотальная охота на ведьм. 

Как утверждает Human Rights Watch, операция по поиску врагов стоила свободы десяткам тысяч ни в чём не повинных людей – их бросали в тюрьмы и подвергали пыткам, выбивая признания в причастности к террористической деятельности. 

Что касается фундаменталистов, то они нашли союзника в лице много лет враждующей с Эфиопией Эритреи. Два государства, как это часто бывает, открыто вмешиваются во внутреннюю политику соседней страны. Эфиопия, сотрудничающая с США, лояльна к слабому Переходному правительству, а исламистов поддерживает руководство Эритреи. По некоторым данным, эта поддержка давно вышла за рамки дружеских рукопожатий. Исламисты получают из Эритреи оружие и финансирование и не устают критиковать свою некогда родную организацию – Союз исламских судов, в последнее время уже не столь радикальную. Особый гнев фундаменталистов вызывают те бывшие братья по оружию, которые пошли на сближение с легитимным Переходным правительством после ряда встреч с высшими чиновниками некоторых африканских государств. 

Невозвращенка. Зейнаб удалось выехать из Сомали в Канаду. Она не знает, увидит ли свою семью снова
Невозвращенка. Зейнаб удалось выехать из Сомали в Канаду. 
Она не знает, увидит ли свою семью снова


Беги, сомалиец, беги 
По данным ООН, за последние несколько лет Могадишо покинуло 60% населения. Многие вынуждены жить в лагерях, расположенных неподалёку от столицы. Международная помощь не всегда доходит до своего адресата – грузы подвергаются нападениям пиратов на море и бандитских группировок на суше. 

Многие сомалийцы бегут из страны в поисках убежища на Западе. 

Зейнаб Хаджи Мохаммед Борако удалось добраться до Канады и получить статус беженки. 

Одна из лидеров организации «Голос сомалийских женщин за мир», она вынуждена была уехать из Могадишо в 2002 году сначала в Каир, а спустя четыре года – в Торонто. Вместе с ней выехать из Сомали удалось и двум её племянникам. 

– Мы бежали, потому что оставаться в Сомали было страшно, – рассказывает Зейнаб. – За то, чем я занималась, могли убить. Просто зайти в дом и расстрелять всех, кто попадётся под руку. 

Расправы касались в первую очередь тех, кто работал на правительство или поддерживаемые правительством организации. «Голос сомалийских женщин за мир» был создан, чтобы покончить с междоусобной войной, но многим её активистам вскоре пришлось спасаться от военного конфликта бегством. 

– В Сомали осталась моя семья – муж, мой приёмный сын, дочь и двое её детей, – говорит Зейнаб. – Я так хотела бы забрать их сюда! Но канадские власти не дают на это согласия. А я, сами понимаете, поехать в Сомали не могу. 

Зейнаб знает, что с её родными пока всё в порядке, но не уверена, что сможет увидеть их снова. Ей и её племянникам правительство Канады выделяет $2000 в месяц. Этих денег едва хватает на жизнь. Но в сравнении с сотнями тысяч её соплеменников судьба Зейнаб сложилась неплохо.
Мир вряд ли придёт в Сомали в ближайшем будущем. 

– Думаю, создать тут государство будет очень трудно, – скептически оценивает такую перспективу Юсуф Адиф Габобе. – У сомалийцев нет хорошего лидера. Иначе он давно бы объединил страну. Все теперешние лидеры фактически назначены иностранными организациями. Вмешиваясь во внутреннюю политику страны, они думают только о своей выгоде. Возможно, достойный лидер рано или поздно появится. Но кто может стать объединяющей страну фигурой, я не знаю.

0
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.