Все статьиВсе новостиВсе мнения
Общество
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Как украинцы в эмиграции начинают жизнь с нуля

Как украинцы в эмиграции начинают жизнь с нуля
Для нескольких поколений граждан Украины эмиграция стала «планом Б» — на случай, если что-то не так пойдёт на родине. До его реализации у большинства не доходит, однако греет сама возможность – особенно в смутные времена. Немало и тех, кто переходит от планов к действиям
200

Прагматичная Германия, жаркие Израиль и Португалия и даже экзотические Арабские Эмираты для многих украинцев стали домом — временным или постоянным. Кто-то хочет вернуться на родину, накопив денег. Другие сразу вкладывают заработанное в дело. Фокус спросил уехавших из Украины, как им живётся за границей, о чём они жалеют и о чём мечтают.

Открыть свой бизнес



Андрей Заячковский, 36 лет.
Живёт в Португалии. Бизнесмен

У меня нет высшего образования. Выучился на маляра-штукатура в городе Коломыя, откуда я родом. Работал поваром, барменом, диджеем. Денег катастрофически не хватало. В Португалию позвал друг. Его работодатель прислал мне приглашение, я оформил рабочую визу и приехал в Сетубал в 2000 году. Первое время было сложно приспособиться к жаркому климату, работая весь день на стройке. Не помню, сколько я получал тогда, но сейчас кризис и за такую работу платят 700 евро в месяц. За первые пять лет жизни в Португалии успел поработать в столярном цеху, на складе электротоваров. Адаптироваться и выучить язык было тяжело. Более-менее свободно заговорил на португальском только через год.

Мне хотелось большего для своей семьи: у меня три дочери. Предложил начальнику ухаживать за его запущенным садом — он согласился. Так у меня появился первый клиент. В свободное время я печатал и разбрасывал по почтовым ящикам рекламу услуг по присмотру за садами. Со временем появилось несколько постоянных клиентов, я уволился с работы и открыл фирму по уходу за приусадебными участками.

Оформить бизнес в Португалии несложно, вся процедура занимает один день. Регистрация фирмы обойдётся в 300 евро, также нужно зарегистрировать её название и предоставить документ о легальном проживании — вид на жительство. Его получить непросто, но помог мой работодатель, когда я ещё трудился на стройке. С 2007 года мы с семьёй живём в своём доме. Португалия мне нравится, это очень спокойная страна по сравнению с Украиной. Но я тяжело переживаю то, что происходит на родине. Участвую в митингах, которые организовывает Содружество украинцев в Португалии, ездил на Майдан в Киев, когда был аннексирован Крым. Не исключаю, что когда-нибудь вернусь домой и создам бизнес там.

Работать по найму



Валентина Дудченко, 48 лет.
Живёт в Арабских Эмиратах.

Продавец меховых изделий

20 лет я преподавала историю в школе и вузе. Денег не хватало, часто хотелось всё изменить, но недоставало решимости. Помогла подруга. Она торговала мехами в одном из магазинов Дубая. Место второго продавца было вакантным, и она порекомендовала меня. В 2010 году оформила туристическую визу и уехала из Сум в Дубай. Через месяц новый работодатель оформил мне визу на три года. Я прилетела летом, в 45-градусную жару. Улицы были пустыми: люди передвигались от дома к машине перебежками.

Живу с подругой и ещё одной женщиной в съёмной двухкомнатной квартире. Мы платим за неё $300 с человека. На аренду уходит пятая часть зарплаты. Жильё снимаем у украинки, эмигрировавшей в Эмираты 20 лет назад. Теперь у неё бизнес, связанный с торговлей тканями.

Работаю восемь часов в день с одним выходным в неделю. Педагогический опыт помогает находить контакт с людьми. В жарком Дубае меховой бизнес очень развит. Сюда свозят изделия из Италии, Греции, Турции, Китая. По закону приезжий не может сам открыть своё дело в Эмиратах. Ему нужно найти «опекуна» — араба, который открыл бы бизнес на своё имя, получая за это процент. Летом здесь не бывает туристов, поэтому нет продаж. У меня есть возможность уехать на три месяца домой. Хотела успеть приехать в Украину к выборам, но не получилось. Обсуждала с консулом возможность голосовать здесь, но тоже опоздала: надо было зарегистрироваться раньше.

Раз в два года работодатель оформляет мне трудовую визу. Иностранцу получить вид на жительство здесь нереально. Это меня не огорчает: через три-четыре года вернусь в Украину.

Репатриироваться



Александр Гохман, 30 лет.
Живёт в Израиле. Врач

Решиться на эмиграцию было тяжело. Но в родной Новой Каховке для врачей перспектив нет. Как и в Харькове, где я учился на врача и работал кардиологом в Центральной клинической больнице. Год я взвешивал за и против. Наконец, в июле 2013 года с женой и семилетним сыном приехали в Ашдод, воспользовавшись программой репатриации для врачей. Более полугода мы получали от государства помощь — 5700 шекелей в месяц (около 11,5 тыс. грн). Интенсивно учили иврит и готовились к экзамену на подтверждение медицинской лицензии. Неожиданно для себя я сдал его с первого раза.

Ашдод называют русской столицей: 40% его жителей русскоязычные. Это облегчило адаптацию. Но культурные различия заметны. Люди здесь чувствуют себя свободнее. В супермаркете человек с тележкой может перегородить дорогу и его не будет волновать, что за ним образовалась очередь. Иммигрантов принимают доброжелательно и стараются помочь. Каждый месяц к нам приходит социальный работник.

Сейчас я активно ищу работу. Здесь проще устроиться семейным врачам, анестезиологам, геронтологам. Больше всего получают хирурги, дерматологи, лоры. Есть нюансы. «Наши» врачи плохо умеют работать руками: делать инъекции, ставить катетеры. В украинских больницах этим занимаются медсёстры, в израильских — врачи. Зарплата начинающего медика — 8 тыс. шекелей (16 тыс. грн). Через пять-шесть лет она удваивается.

Учиться и остаться



Ольга Коваленко, 32 года.
Живёт в Германии


В Сумах я окончила машиностроительный техникум, но работы по специальности не было. Поэтому решила уехать на год в Европу по программе Au-Pair, работать няней в немецкой семье. У меня не было страха — хотелось увидеть мир. В Сумах оставался мой парень, и вариант «уехать навсегда» не рассматривала. Я очень беспокоилась о том, как меня встретит немецкая семья. С ней мне очень повезло. Они не только помогли социализироваться и подтянуть немецкий, но и убедили получить в Германии высшее образование.

Поступила в Университет Регенс­бурга, на факультет макроэкономики. Учёба в Германии бесплатная, что означает 600 евро в семестр за административные услуги. Новый статус дал возможность оформить студенческую визу. Во время учёбы у меня было много подработок. Студент в Германии может работать не более 90 дней в год. Это проблема: чтобы обеспечить себя, нужно нелегально устраиваться официантом или промоутером. На последних курсах я работала в консалтинге, а потом ушла в декрет. Сейчас сыну три года. Всё это время я получала от государства помощь — «родительские деньги». Отец моего ребёнка немец. Когда подавала документы для получения гражданства, указала причину — воссоединение семьи.

В Германии живу десять лет. Мой сын немец, и я имею те же права, что и он. Но я могла получить гражданство на основании диплома немецкого вуза, найдя работу после окончания учёбы. Так поступили мои друзья. В Германии комфортно. Возможно, из-за того, что приехала сюда в юности, адаптировалась и меня не напрягает немецкая прагматичность. Скорее наоборот: мне импонируют трудолюбие и целеустремлённость. Чтобы завершить оформление немецкого гражданства, мне осталась формальность — сдать в Украине паспорт. Никак не соберусь это сделать. Наверное, мне сложно представить, что уехала навсегда.

Ирина Гамалий, Фокус

2
Делятся
Google+
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.