Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Вкалывают роботы. Почему в Украину пришла мода на обучение детей робототехнике

Вкалывают роботы. Почему в Украину пришла мода на обучение детей робототехнике

Основатель центра Boteon Алексей Резниченко — о том, как робототехника помогает усваивать сразу несколько учебных дисциплин, от физики до биологии, и о навыках, которые нужно прививать детям, чтобы подготовить их к новой технологической эре

31540

Выпускник кафедры робототехники и автоматизации производства Харьковского университета радиоэлектроники Алексей Резниченко называет себя единственным из всего потока, кто работает по специальности. Причина проста: в Украине отрасль плохо развита. Пришлось самому создавать себе рабочее место. После выпуска Алексей сначала занялся биомедицинской электроникой, в 2013 году собрал команду, в которую вошли как преподаватели кафедры, так и практикующие инженеры, с ними он впоследствии и создал авторский учебный курс и конструктор для изучения робототехники. Основал центр робототехники Boteon и стал строить в Украине свою сеть — сейчас центр представлен в 10 городах страны 30 учебными центрами.

На мысль заняться созданием учебного продукта Резниченко натолкнул личный опыт. Ещё в институте, особенно на старших курсах, когда начались специальные предметы, он каждый день на себе ощущал несовершенство учебной программы, не хотел посещать пары, на которых учебный материал безнадежно отстал от современных технологий, понимал, что какие-то пары прогуляет – жаль тратить время. Придумывал отмазки: работаю на кафедре, не на все пары успеваю. Стал размышлять о том, как сделать, чтобы детям было интересно учиться, а главное — чтобы они не боялись мечтать, верили в себя, учились добиваться цели. "Если бы в детстве, ещё со школы у меня была какая-то мечта, может быть, она быстрее бы исполнилась. Моя мечта родилась в конце второго курса: я хотел создавать свои автоматические устройства. Она выросла в создание конструктора, с помощью которого за четыре года мы обучили более 10 тыс. детей, — рассказывает инженер. — Мы стремимся попасть в каждую школу, получили гриф МОН, чтобы педагоги могли внедрять этот курс. Следующий этап — его внедрение: бесплатно мы не можем снабжать их оборудованием. Затем нужно обучить преподавателей, сейчас охвачено уже около 250 человек. Мы сами себе создаём конкурентов, но идём на это осознанно, потому что хотим, чтобы курс был доступен даже тем детям, которые живут в самых отдалённых уголках страны. Тогда наша миссия будет практически выполнена".

Разговор с машиной

Какие события, которые изменят мир, обязательно произойдут, скажем, в ближайшие 20 лет?

— Конечно, повсеместно будет совершенствоваться автоматизация, дойдёт до систем, обладающих искусственным интеллектом, которые понимают человека, обучаются, живут вместе с ним, делая его жизнь комфортней, проще и, наверное, дешевле. Мы станем жить в квартирах, которые нам помогают.

Алексей Резниченко: "У нас сложилась традиция: родители, учителя с детства нам говорят, по какому пути нам идти. Но часто самые непослушные дети добиваются в жизни большего, чем их примерные одноклассники, которые шли по этой намеченной дорожке, получая отличные оценки"

Искусственный интеллект будет использоваться не только в быту, но и в производстве, обучении, медицине, где, мне кажется, вообще откроются неограниченные возможности. Медицину можно будет свести, по сути, к статистике, в этом поможет обработка больших массивов данных о том, чем и как болели люди за последние сто лет. Тогда станет возможным прогнозировать, как будет вести себя организм каждого отдельного человека, лечение станет более эффективным. Прогнозирование, основанное на обработке данных, — очень перспективное направление. Этим сейчас занимаются Google, Facebook, измеряя изменения социального поведения.

Мы видим, что в Украине разрушается село, всё концентрируется в городе. Мне кажется, что люди будут объединяться в группы по интересам, по мировоззрению, создавать небольшие поселения по типу израильского кибуца. Мы, например, хотим автоматизировать учебный центр, создать автономную среду, где можно учиться, производить, есть, спать, жить полноценной жизнью. Такие поселения должны будут сами себя обеспечивать, используя неисчерпаемые источники энергии.

Человек будет всё больше зависеть от машин. Язык общения с машиной — программирование. Означает ли это, что все должны стать немного программистами, чтобы чувствовать себя комфортно в окружающей среде?

— Да, сейчас мы общаемся с машиной в основном посредством набора кода. Но мы видим, как прогрессируют языки, общение с машиной упрощается. В будущем мы можем прийти к языковому или нейроинтерфейсу, сможем общаться с машиной почти так же, как с человеком. Главное — умение составить правильные алгоритмы, последовательность действий: какую информацию дать машине, чтобы она делала что-то полезное.

Выходит, что изменятся и требования к образованию.

— Да. Сейчас постоянно говорят о необходимости обучать детей программированию. Я думаю, это в корне неправильно. Давайте сравним: человека можно научить нескольким аккордам, и он будет что-то наигрывать на гитаре, но никогда не создаст симфонию, поскольку ему нужно сначала выучить азы, законы музыкальной гармонии. С программированием так же: если мы станем учить человека набирать текст, он и будет это уметь, а надо учить его думать, составлять алгоритмы, формировать такой образ мышления, чтобы он понимал происходящие вокруг процессы.

Например, органическая химия — наука сложная, но если изучать её на живых примерах, показывать, как это работает в природе, какие в ней выстраиваются алгоритмы, как их можно составлять самому, ученику будет легче всё понять и получить настоящие знания. Программирование — лишь инструмент. Если человек знает, как сделать мир лучше, ему понадобятся инструменты. Тогда придут те, кто учился программированию, и они будут говорить им, что делать.

Каким конкретно навыкам нужно учить детей, чтобы подготовить их к непривычному для нас будущему?

— Нужно учить учиться, ребёнок должен уметь интересоваться. Нельзя заключать его в рамки, нужно уверять в том, что он может думать сам, а не только лишь слушать учителей. У ребёнка должна быть вера в себя, в то, что он может что-то изменить, что-то сделать сам.

"С робототехникой нужно знакомить детей, чтобы в будущем они не боялись роботов, знали, как они устроены, были способны создавать и проектировать такие системы. К тому же, если рассмотреть робототехнику изнутри, — это и математика, и физика, и биология, и механика"

Нужно объяснить ему, что за каждой большой компанией, изменившей мир, стоит один или два обычных человека, которые поверили в себя, много работали и придумали великую идею. Нужно учить трудолюбию. Но вслед за Джобсом пояснить, что работать нужно не двенадцать часов в день, а головой. Объяснять, что нужно сформулировать свою цель. У нас сложилась традиция: родители, учителя с детства нам говорят, по какому пути нам идти. Но часто самые непослушные дети добиваются в жизни большего, чем их примерные одноклассники, которые шли по этой намеченной дорожке, получая отличные оценки. Ребята, которые умеют от этого отвлекаться, могут сейчас в чём-то не успевать, но в будущем, если им это будет нужно, если они увлекутся, легко поглотят ту же физику.

Очень важно делать ошибки. На нашем курсе в каждом семестре дети учатся три месяца, а потом месяц работают самостоятельно, это позволяет им увидеть уровень знаний соседа, посоревноваться, возможно, получить печальный опыт, проиграв, усвоить понимание того, что такое дедлайн, что нужно успевать. Рядом за партой сидит конкурент, он может делать что-то похожее, нужно на ходу менять свою идею. Всё, как в реальной жизни. У ребёнка должен формироваться активный взгляд на жизнь: я могу что-то сделать, чтобы улучшить положение дел, буду бороться за это.

Во многих школах у учителей нет мотивации заинтересовывать учеников. Они ноют, говорят, что у них маленькая зарплата, поэтому они так работают, что у нас ужасное государство, которое мало платит. И вот в такую школу ходят дети и сидят там с погасшими глазами. Окружение влияет, формирует твоё сознание, твою жизнь. В такой школе очень сложно развиться: преподавателю ничего не надо, и ученики его будут такими же. Я тоже спал за партой на некоторых уроках, а потом на парах в университете. Ну неинтересно.

Очень хорошо, что теперь у старшей школы есть возможность выбирать направление, по которому ты хочешь работать больше. Это классно, когда за счёт предмета, который тебе интересен, ты можешь набрать больше баллов, чтобы перекрыть тот предмет, который хуже знаешь либо вообще им не занимаешься.

Восходящий тренд

Почему сейчас возникла мода на робототехнику?

— Бум начался буквально два года назад. Это направление сейчас самое востребованное во всём мире, можно сказать, что это в некоторой мере мода. Но мехатронные, механические системы помогают нам жить комфортнее — это восходящий тренд, который будет присутствовать в нашей жизни.

Робот — это необязательно гуманоид, который варит борщ или пилит детали для автомобиля. Это может быть софт, который анализирует, прогнозирует, распознаёт, а затем анализирует. Софт проникает всюду, в каждую сферу деятельности человечества. Механизмы производства всё больше автоматизируются, а теперь ещё и робототехника в виде софта и железок проникает в сервис, быт, во многие сферы, где человек считался незаменимым, например, в общепит, банковскую сферу. Везде, где требуется общение с человеком, появляются боты, которые с нами разговаривают, причём так, что мы не всегда можем определить, общаемся мы с живым человеком или с роботом. Он может распознать любые ключевые слова, подготовить ответы, которые изучил с течением времени, это же обучаемая машина.

Раз этот тренд везде распространяется, мы считаем, что этому надо учить. Во-первых, с робототехникой нужно знакомить детей, чтобы в будущем они могли нормально использовать роботов, не бояться их, знать, как они устроены, и быть способными создавать и проектировать такие системы. Во-вторых, если рассмотреть робототехнику изнутри, — это и математика, и физика, и биология, и механика — много дисциплин. Одно дело теория, другое — когда с помощью новейших технологий, например дополненной реальности, мы начинаем это ближе воспринимать, трогать руками. Так информация воспринимается эффективнее, мы понимаем, как это работает, видим результат своей работы не только на экране, но и в физическом воплощении. Это увлекательно.

Вы концентрируетесь на том, чтобы растить из детей инженеров. Разуверились в гуманитарных профессиях?

— Это выбор каждого, но всё равно всё повсеместно будет пропитано технологиями, оцифровано. Если научить ребёнка программировать — это гарантия того, что он не останется голодным, всегда сможет продать себя на рынке труда. Но главная наша цель — научить детей думать, предпринимать, заниматься стартапами, чтобы они могли созидать что-то новое, творить.

Что строят дети, которые занимаются на ваших курсах?

— Вот, — Резниченко придвигает к себе макет дома, собранный из конструктора: крыши у него нет, поэтому видна вся начинка — датчики, провода. — Это умный дом — основа робототехники. Здесь мы знакомимся с датчиками, устройствами, алгоритмами, с помощью которых управляем ими, с микрокомпьютером, устройством ввода и вывода информации. В этом доме есть контроль доступа — такой же ключ, как у нас на подъездах: прикладываем брелок — открывается дверь. Далее — управление освещением, температурой, влажностью. Дети изучают все инженерные системы жизнеобеспечения: охрану периметра, датчик огня. Здесь есть всё, что ребёнок видит вокруг в повседневном мире, но он создаёт это самостоятельно, узнаёт, как это работает, при этом изучает ещё и физические основы приборов — как работает, скажем, фоторезистор, но это позже, на третьем году обучения. Сначала наша задача — познакомить ребёнка с робототехникой и заинтересовать его, расширить его кругозор, чтобы он начал думать, где это можно использовать. Когда он к этому придёт, сам захочет глубже понимать процессы, углубиться в физику. Силой впихнуть в него эти знания будет сложнее.

Дети пишут приложения для смартфона, в конце курса — веб-приложения для интернета вещей. Например, ребята восьми-десяти лет создали приложение для смартфона, помогающее делать покупки. Придя в супермаркет, они видят, сколько у них осталось продуктов дома: на полках устроили подложки для муки, круп, сахара в виде весов.

Своих учеников мы нацеливаем на коммерциализацию. Например, ребята из Харькова, которые учатся уже более двух лет, создали лазерный тир. Это не инновация, но они сделали его сами, довели до состояния продукта. Мы купили у них несколько комплектов для нашей летней школы. Ещё двое харьковчан создали перчатку для незрячих. Поставили на неё два эхолота и вибраторы — приближаясь к препятствию, человек чувствует вибрацию. Радиус действия — до четырёх метров, человек уже без трости может ориентироваться в пространстве. С этим устройством ребята стали финалистами шоу "Україна має талант". Это несложные вещи, но для подростков, мы считаем, это неплохие задумки.

Какие перспективы у этих ребят? Возможно ли удержать их в стране, когда они станут специалистами?

— Многие уезжают не просто так, за ними реально охотятся. Переманить человека очень просто: то, что в Украине кажется невероятным и несбыточным (уровень зарплат, социальный пакет, база, лаборатории), за рубежом в порядке вещей. У нас практически все компании IT-сектора не создают свой продукт, работают в аутсорсинге. Они забирают к себе студентов ещё с третьего-четвёртого курса, говорят: "Ребята, сразу даём $600, через два месяца будет тысяча". И многие садятся кодить, отставляя в сторону свои идеи.

Но это не всегда плохо. Там люди получают опыт, потом могут заняться своим продуктом. Один наш коллега работал в компании GlobalLogic, ушёл оттуда, чтобы делать вместе с нами свой проект — робота-сапёра. Он живёт этим проектом, хочет развивать его, выходить на рынок со своим продуктом. Но есть ещё один нюанс: украинский продукт в своей стране продать сложно. Например, этим сапёром интересуется Минобороны, но что дальше, непонятно.

Сложно развивать свой продукт, когда его не с кем делать. Но это естественно: если здесь рынок не обеспечивает подходящие условия, всё уходит туда, где их могут дать, — в Силиконовую долину. Поэтому многое зависит от государства. Нужно повсеместно развивать лаборатории, может быть, даже каким-то образом поддерживать такие компании, как наша, например, закупать у них оборудование для школ. Но пока наши реалии не позволяют талантам задерживаться в Украине. Все интересные стартапы работают за рубежом, там регистрируют компании, там платят налоги.

Наш продукт — украинский, но мы тоже понимаем, что без выхода на зарубежный рынок не удастся быстрее развиваться. И я не уверен, что, выйдя на него, мы сохраним интерес к украинскому рынку. Пока страна бедная, такие проекты могут существовать здесь исключительно за счёт энтузиазма. Назвать наше детище бизнесом язык не поворачивается, скорее подойдёт определение "предпринимательство".

319
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.