Все статьиВсе новостиВсе мнения
Общество
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Жертвы стритфуда. Когда украинцы смогут есть шаурму без опаски

Жертвы стритфуда. Когда украинцы смогут есть шаурму без опаски

На прошлой неделе в Киеве более 90 человек отравились шаурмой. Фокус навестил пострадавших в инфекционном отделении, попробовал уличную еду и выяснил, почему Госпродуктпотребслужба не проверяет точки продажи стритфуда

210

"Инфекционное отделение? Так это сразу за моргом!" — девушка в регистратуре Киевской клинической больницы №4 на секунду поднимает голову, выдаёт исчерпывающую, по её мнению, информацию и продолжает заниматься своими делами. Я решаю не выяснять, где находится морг, и бреду наугад по парковой территории больницы в поисках инфекционки, куда несколько дней назад начали свозить отравившихся людей. В это отделение привезли 15 пострадавших. Никого из них ещё не выписали. Остальных жертв стритфуда распределили по другим столичным больницам.

— Присаживайтесь на кушетку. Удобно так будет? — заведующая Наталья Ралец проводит меня в кабинет, куда редко попадают посторонние.

В инфекционном отделении находится только медперсонал и пациенты, даже родственникам больных сюда вход запрещён. Я послушно устраиваюсь напротив врача и расспрашиваю её о последнем массовом отравлении шаурмой.

— Люди поступали постепенно, с разной степенью тяжести, — по-деловому рассказывает она. — У некоторых из них уже выделяется сальмонелла, то есть подтверждается бактериологический диагноз. Вообще с кишечными инфекциями пациенты к нам поступают круглый год, но отравления стритфудом — это уже эпизодические моменты. Летом чаще случаются, зимой реже.

Заведующая инфекционным отделением советует людям обращаться за медицинской помощью при первых же симптомах отравления — высокой температуре, тошноте и резях в животе. А до приезда скорой помощи можно самостоятельно промыть желудок и пить больше воды, желательно щелочную — "Боржоми", "Поляну Квасову" или "Закарпатские воды".

Несколько бутылок с минералкой расставлены и в палате 23-летнего Евгения Федоранчука. Он смотрит телевизор, вытянувшись на койке. На окне от лёгкого ветерка колышутся жалюзи. Парень находится в инфекционке пятый день. Признаётся, что только сейчас начал приходить в себя.  

— Да я вообще шаурму покупаю очень редко, — уверяет он. — Но в тот раз был с компанией, и мы решили по-быстрому перекусить. Это спонтанное решение повлекло за собой вот такие последствия.

Все три точки с некачественной шаурмой принадлежат одному собственнику. В данном случае виновный в отравлении людей может быть осуждён на срок от 3 до 8 лет лишения свободы

Вечером они купили фастфуд в точке возле Почтовой площади, а на следующее утро парню резко стало плохо. В эту же инфекционку привезли и трёх его друзей.

— Когда ел шаурму, то, конечно, не думал о том, что с мясом что-то не так, но она была совершенно невкусная — это все сказали! Можно же было просто выбросить, но мы всё равно её доели, — невесело усмехается пострадавший.

На прощание говорит, что больше никогда не будет есть уличный фастфуд.

Ради эксперимента

Если Евгений решил больше не рисковать, покупая уличную еду, то я собираюсь поступить как раз наоборот — ради эксперимента, конечно. Те три точки с некачественным куриным мясом после инцидента закрыли, но в Киеве фастфуд можно купить на каждом шагу. Возле станции метро "Дружбы народов" вечером выстраивается небольшая очередь из желающих перекусить жареным мясом возле киоска "Едим стоя". Это одна из самых прилично выглядящих точек в этом районе, поэтому отправляюсь туда за фалафелем — им не так легко отравиться, как мясом.

Молодой мужчина азиатской внешности — классический работник киоска с шаурмой — в одноразовых полиэтиленовых перчатках сноровисто сворачивает ролл с закуской. Перед ним аккуратно расставлены пиалы с нашинкованной капустой, нарезанными огурцами и томатным соусом. Всё кажется свежим и вполне безопасным, тарелки, правда, всё время открыты, на них легко может попасть уличная пыль. Мясо тоже выглядит прилично, но, если поднять голову, аппетит пропадает: на вытяжке, словно водоросли, покачивается чёрная поросль паутины. Рядом с холодильником стоит допотопный, но чистый рукомойник с несколькими бутылками моющего средства для посуды, мыла нет. Из-за постоянно работающего гриля в киоске держится температура не меньше +40 градусов.

— И как вы тут выдерживаете? — сочувственно спрашиваю я.

— Ничего, привыкаешь, — коротко отвечает парень, отдаёт мой заказ и переключается на следующего клиента.

Про чек можно не спрашивать — кассового аппарата нигде не видно.

Сервис от государства

— Я бы всем покупателям в обязательном порядке советовал брать чеки! Если у вас есть какие-то претензии или замечания, то всегда можно написать жалобу на продавца и прикрепить такой чек в качестве доказательства. А для нас это будет основанием для внеплановой проверки объекта, — объясняет глава Государственной службы Украины по вопросам безопасности пищевых продуктов и защите потребителей Владимир Лапа.

После ликвидации СЭС её функции выполняет Госпродуктпотребслужба. Только полномочий у её руководителя гораздо меньше, чем было у главного санитарного врача. Впрочем, украинцы очень редко обращаются в официальный орган с жалобами на нерадивых предпринимателей.

— Понимаете, это же вопрос не к потребителям, а к нам, — говорит Лапа. — До недавнего времени мы, получив такую жалобу, обязаны были просить у профильного министерства согласование на проведение проверки, на это могло уйти несколько месяцев. Сам себя спрашиваю: стал бы я писать жалобу, понимая, что инспектор выйдет на проверку, когда и киоска с этой шаурмой, может, уже не будет? Скорее всего, нет. Потребитель хочет "сервиса" от государства.

Реакция. После волны отравлений профильные службы организовали совместный рейд по точкам стритфуда

По словам Лапы, его служба готова предоставлять такой сервис: сотрудники могут выходить на проверку объекта, не согласовывая это с министерством, то есть через 2–3 дня после получения жалобы. Дело осталось за малым: убедить граждан, что служба в состоянии мобильно реагировать на заявления от населения. Поэтому когда потребителя что-то не устраивает, нужно обязательно писать жалобу.

В то же время чиновник надеется, что его структуре удастся избежать печального опыта работы СЭС, когда владельцы многочисленных ларьков с фастфудом ежемесячно отстёгивали инспекторам некоторую сумму, а те закрывали глаза на все нарушения, в том числе на сомнительное качество продуктов.

— Не должно быть так, что инспектор захотел и сам пошёл на проверку. Весь процесс будет происходить в определённых рамках, которые снизят коррупционные риски, — говорит Лапа.

Но будет ли работать эта система, станет понятно лишь через несколько лет. За сложившуюся ситуацию глава ведомства не снимает ответственности и с самих потребителей.

— Вот почему у нас продают мясо с земли возле метро? — задаётся он вопросом. — Правильно, потому что его покупают! Выходит наш сотрудник на проверку — все разбежались. Но он же не будет там месяц стоять, он дальше едет, а продавцы тут же возвращаются.

Каждый потребитель, считает Лапа, в состоянии проверить, является ли тот или иной киоск фастфуда легальным. Все зарегистрированные операторы рынка перечислены в едином реестре, опубликованном на официальном сайте службы. Впрочем, на практике вряд ли человек, собирающийся перекусить, будет заходить на портал и изучать список предпринимателей.

Шаурма вне закона

Все три точки с некачественной шаурмой, послужившей причиной массового отравления людей в столице, принадлежат одному собственнику, и работали они без каких-либо разрешительных документов. Поставщик мяса у киосков тоже один. По делу начато уголовное производство, пока идёт следствие, имя поставщика не разглашается, но в Госпродуктпотребслужбе уточнили, что это "переработчик курятины" из Киева. В данном случае виновного в отравлении людей могут приговорить к 3–8 годам лишения свободы.

Все операторы рынка фастфуда перечислены в едином реестре. Но на практике человек, собирающийся перекусить, не будет заходить на портал и изучать список предпринимателей

Для легальных торговцев фастфудом, работающих с нарушениями, законодательство предусматривает штрафы от 18 тыс. грн. По совокупности таких взысканий предприниматель иной раз может заплатить до 200–300 тыс. грн. Между тем в Главном управлении Госпродуктпотребслужбы в Киеве утверждают, что киоски с шаурмой априори не могут быть законными.

— Чтобы официально открыть такой объект, где будет готовиться еда, надо выполнить ряд условий, обеспечить санитарно-гигиенические нормы, — объясняет Александр Овчаренко, первый заместитель начальника территориального органа Гос­продуктпотребслужбы в Киеве. — Туда обязательно нужно подвести воду, должно быть несколько раковин — отдельно для посуды, отдельно для овощей и для мяса. Архитектурная особенность МАФа вряд ли позволит такое осуществить. Просто невозможно всё это установить на четырёх квадратных метрах.

Отдельные предприниматели всё же умудряются получать документы на свои киоски. По мнению Овчаренко, они идут на хитрость: берут разрешение на реализацию продуктов питания, но не на приготовление еды.

— Мы можем требовать соблюдения законодательства только в том случае, когда субъект хозяйствования работает в рамках закона. А если это фантом, мыльный пузырь, это уже не наша зона ответственности: их не надо проверять, их следует закрывать, — подчёркивает Овчаренко. — Нарушением действующего законодательства должны заниматься правоохранительные органы, а не мы. Как специалист советую не покупать еду, которая готовится в МАФах.

По его словам, нелегальных киосков фастфуда в Киеве не меньше тысячи, но подсчитать, сколько их на самом деле, никто не может. 

Массовое отравление киевлян заставило чиновников отреагировать на проблему. В Киевской горгосадминистрации экстренно созвали комиссию по чрезвычайным ситуациям, решением которой создана специальная рабочая группа. В её состав вошли сотрудники Нацполиции, городских управлений по благоустройству и по торговле, а также, Госпродуктпотребслужбы. В рамках рейдов они проверяют законность работы столичных МАФов, что должно привести к резкому сокращению количества точек фастфуда. Впрочем, в масштабах страны это вряд ли существенно изменит ситуацию.

Во-первых, речь идёт только о Киеве. Пока в остальных городах Украины массовых отравлений нет, киоски с уличной едой там вряд ли будут проверять. Во-вторых, рейды закончатся, и закрытые киоски снова откроются. Словом, любители шаурмы могут не опасаться, что останутся без популярного фастфуда, но чрезвычайное происшествие в столице, возможно, заставит их чаще думать о рисках. Купленный мною фалафель оказался действительно вкусным, однако прошло несколько часов, прежде чем я перестала прислушиваться к своему организму.

3
Делятся
Google+
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.