Все статьиВсе новостиВсе мнения
Общество
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Приз для проигравших

Приз для проигравших
Любомир Сирапуло не видел свою мать почти девять лет. За это время он успел возмужать — сейчас ему 27. Только в нынешнем году Любомир получил возможность отправиться в Ливию, куда в 1998-м уехала работать Валентина Сирапуло. Тогда болгарская медсестра не могла представить себе, что поездка обернётся для неё пожизненным тюремным заключением
000


Валентина Сирапуло и ещё четыре медсестры и палестинский врач провели в заключении в чужой стране долгие годы. Их родственникам разрешили приехать в Ливию лишь после длительных переговоров.

За последние годы таких поездок было несколько. Недолгие свидания, самое длинное из которых едва ли продолжалось дольше часа, а с ними слёзы и угасающие надежды на положительный исход, — всё, на что могли рассчитывать обвиняемые и их семьи. Среди родственников, прибывших в Ливию, была и семья Валентины Сирапуло.

— Валентину очень мучило, что она не имела возможности видеть свою семью, — рассказывает Фокусу свояченица Валентины Цветанка. — Ведь она потеряла восемь лет жизни, которые могла провести с сыном и мужем. Им эти годы тоже дались нелегко.

Семьи осуждённых медиков всё это время поддерживали друг с другом связь, общаясь в основном по телефону. За эти годы беда сплотила их. Вместе ждать и верить в положительный исход ливийского «дела врачей» было не так трудно.

Нельзя помиловать
В 1998 г. более чем 400 детей, находящихся на лечении в детской больнице ливийского города Бенгхаза, оказались заражены вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ). В марте следующего года пять болгарских медсестёр и врач-палестинец, работавшие в этой больнице, были арестованы. Их обвинили в умышленном заражении детей. Суд длился до 2004 г. — обвиняемых приговорили к высшей мере наказания. Последующие годы превратились в длинную череду апелляций и повторных судебных разбирательств. В декабре прошлого года высший суд Ливии подтвердил смертный приговор медикам. В феврале нынешнего очередная апелляция адвокатов была отклонена.

Шансов на изменение меры пресечения оставалось всё меньше, и тогда болгарские евродепутаты заявили о необходимости пересмотра политики Евросоюза по отношению к Ливии, если приговор не будет изменён. В «дело медиков» вмешался президент США Джордж Буш. Он направил письмо ливийскому правительству с просьбой освободить осуждённых. Несмотря на усилия международных организаций, ливийские власти оставались непреклонны.

Осуждённые избежали расстрела, но могут провести за решёткой остаток своей жизни
Осуждённые избежали расстрела, но могут провести за решёткой остаток своей жизни


По словам самих обвиняемых, из них выбивали признание, будто они — преступная группировка, прибывшая в страну с экстремистскими целями.

Одна из медсестёр Кристина Вулчева рассказала, что её избивали и пытали электрошоком, не давали спать.

Предъявленное поначалу обвинение в заговоре не нашло подтверждения, и тогда медиками занялся уголовный суд.

Всё это время Ливия вела переговоры с правительством Болгарии о возможной выплате денежной компенсации семьям пострадавших детей. В начале 2003 г. от граждан­ского прокурора африканской страны поступило требование возместить моральный ущерб семьям пострадавших в размере $4  млрд. Однако согласие правительства Болгарии на выплату автоматически означало бы признание вины своих граждан.

В Болгарии больше склонялись к тому, что заражение произошло из-за плохих санитарных условий. К тому же, донорскую кровь в больнице не проверяли на ВИЧ. Болгарские власти потребовали проведения независимой международной экспертизы. Весной 1999 г. ливийских детей доставили в Париж, Милан и Женеву для диагностики. После проведённых исследований французские специалисты сказали, что дети были заражены ещё в 1997 г. В то время осуждённые медики не работали в Бенгхазе. Трагедия произошла из-за антисанитарии, уверены специалисты. Однако это заключение было признано уголовным судом Ливии не сразу.

Со стороны международных организаций продолжали звучать обвинения в предвзятости суда. Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) призвала Ливию сделать судебные заседания открытыми.

Семьи заражённых детей долгое время стояли на своём: смертная казнь — справедливое наказание медикам, утверждали они и требовали исполнения приговора, не желая принять денежные компенсации за жизни своих детей. Переговоры с ЕС возглавил Международный благотворительный фонд Каддафи (президентом фонда Каддафи является сын ливийского лидера Саиф эль Ислам — Фокус).

В медиацентре фонда Фокусу сообщили, что главная задача организации — помощь обеим сторонам и попытка разрешить конфликт между ливийскими семьями и осуждёнными медиками.

Суды с судьями
Последней надеждой обвиняемых стал высший совет юстиции Ливии (ВСЮ). Именно этот орган имеет право как пересмотреть решение судов, так и помиловать заключённых. Заседание совета несколько раз переносили — якобы из-за ожидания письменного согласия родственников пострадавших детей принять компенсацию. Размер отступных — не менее миллиона евро за каждого ребёнка. Ещё в 2005 г. в Ливии был создан Международный фонд Benghazi, с перспективой, что договорённость о компенсациях будет рано или поздно достигнута. И тогда деньги перечислят на счёт фонда. Ещё до окончательного решения высшего совета юстиции Ливии 17 июля нынешнего года появились сообщения о том, что родственники пострадавших детей начали получать выплаты. Впрочем, кто перечислял деньги и в каких количествах — не разглашалось.

— Если семьи готовы принять компенсацию, то по ливийскому закону, это даёт право совету изменить вердикт со смертного приговора на какой-то срок заключения или же вовсе отпустить осуждённых, — сообщили Фокусу в фонде Каддафи.

Принять деньги согласились все родственники инфицированных детей, а это более 200 семей. Ранее адвокаты и родственники пообещали в случае мировой не подавать на ливийские власти в суд, несмотря на то, что медикам пришлось провести за решёткой не один год.

Кроме денежной компенсации частью соглашения стала договорённость о бесплатном пожизненном медобслуживании ливийских детей в странах ЕС.

— Дети будут получать лечение столько времени, сколько проживут, — заявили в фонде. За годы судебных тяжб от СПИДа умерли 56 из заражённых детей.

Цена мировой
До вынесения решения совета, Идрис Лага, глава Ассоциации семей ВИЧ-инфицированных детей рассказал Associated Press, что стороны рассматривают ещё один сценарий. Часть ливийского долга Болгарии, Словакии и ещё некоторым восточноевропейским странам может быть погашена в счёт компенсаций. При этом спикер словацкой правящей партии Катарина Клижанова Русова заявила, что долг их стране Ливии всё-таки придётся выплачивать.

За несколько часов до решения высшего совета юстиции во вторник премьер-министр Болгарии Иваило Калфин сказал о готовности Болгарии списать часть долга Ливии. Объём долга при этом не уточнялся. Вечером того же дня семьи ливийских детей отозвали требование смертной казни в отношении медиков, поскольку «все они были выполнены». В высший совет было подписано соответствующее прошение. Поздно вечером совет принял решение — заменить смертный приговор на пожизненное заключение. Пока остаётся открытым вопрос о возвращении медиков на родину. Спикер болгарского МИДа Димитрий Занчев в разговоре с Фокусом отказался говорить о дальнейшем ходе событий. Судя по всему, переговоры продолжатся и, возможно, болгарским властям удастся вывезти своих осуждённых граждан домой.

Ливийские дети и болгарские медики стали отыгранной картой во внешнеполитических делах. Для пятерых болгарских медсестёр и одного палестинского врача эта история закончилась весьма сносно. Они провели восемь лет своей жизни в постоянном страхе быть казнёнными. Но они живы и, возможно, скоро вернутся домой.

Что касается пострадавших детей, то отвести от них смертный приговор никому не под силу.



Реванш Каддафи
Елена Супонина, арабист, заведующая международным отделом газеты «Время новостей» прокомментировала Фокусу «дело врачей»:

 

– В прессе неоднократно появлялись сообщения, что один из возможных вариантов разрешения конфликта – погашение части внешнего долга Ливии в счёт денежных компенсаций пострадавшим семьям.  
– Я не думаю, что дело тут в том, чтобы скостить ливийский долг. Ливийцы славятся тем, что на востоке они – одни из лучших торговцев. Они привыкли торговаться. Особенно это относится к Муаммару Каддафи, который не раз вступал в подобные сделки и показывал себя очень хорошим и дипломатом, и торговцем. Хотя не знаю, насколько это применимо к руководителю типа Каддафи. То, что они идут на переговоры и готовы договариваться о деньгах – это нормально. Здесь скорее дело не столько во внешнем долге, сколько в желании ответить за дело Локкерби. Как вы помните, ливийцев тогда обвинили во взрыве пассажирского самолёта и стребовали выплаты, примерно равные суммам, о которых сейчас говорит Ливия – это миллион долларов за жертву. За пассажиров Локкерби ливийцы заплатили примерно столько же (самолёт американской компании Pan American был взорван над шотландским городом Локкерби в 1988 г.; Ливия взяла на себя ответственность за теракт и согласилась на выплату компенсации семьям погибших в $2,7 млрд. – Фокус). Теперь они хотят получить эту сумму обратно.

– В таком случае, насколько моральным выглядит тот факт, что заражение детей использовано для решения каких-то внешнеполитических вопросов, ведь, по сути, вина медиков так и не была доказана? К тому же, к санитарным условиям ливийских больниц тоже есть вопросы.

– Конечно, система здравоохранения в Ливии оставляет желать лучшего, особенно в провинции. И это касается не только Ливии, но и других арабских стран, за исключением разве что богатых государств Персидского залива. Больницы там в плачевном состоянии. Можно допустить, что всё не так однозначно. Здесь уже следствию решать – кто кого заразил. Тем не менее с моральной точки зрения обмен «деньги на человеческие жизни» для восточной психологии – это нормально. Это такая бедуинская психология. Может быть, для западных людей есть в этом что-то кощунственное, однако для арабов это нормальный подход.

– Но ведь семьи ливийских детей поначалу не хотели идти на мировую.

– Говоря о бедуинском подходе и торговле, я не хотела бы обобщать. В данной ситуации с семьями работали и наверняка помимо личного желания, были ещё пожелания ливийских властей. Возможно, сначала люди отказывались. Но я не уверена, что это происходило по личным причинам. Возможно, власти подсказывали, как надо себя вести, чтобы при торге заполучить более удобные позиции. Если вспомнить дело Локкерби, тогда родственники жертв не сразу согласились на компенсацию, но, когда поняли, что иначе не добьются ни справедливости, ни чего-то более существенного, они согласились взять деньги. Так что эта практика и на Западе имеет место.

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.