Все статьиВсе новостиВсе мнения
Общество
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Эпидемия гриппа

Будто здоровы. Репортаж со станции скорой помощи

Будто здоровы. Репортаж  со станции скорой помощи
Посеянная политиками и чиновниками паника вокруг гриппа ещё долго будет давать о себе знать. Фокус подежурил с врачами столичной скорой помощи и выяснил, боятся ли вируса медики и горожане
000

«Не ревите мне тут, мужчина! Вы не умрёте», – успокаивает диспетчер столичной «скорой» пациента. «Ишь, поджелудочная у него болит. Переборщил, говорит, с профилактикой гриппа – еле языком ворочает», – комментирует она вслух, пародируя «мурлыканье» пьяного.


Горячие телефоны. Диспетчеры «скорой» в обычный день принимают по две тысячи звонков, а во время паники – четыре тысячи. Поесть и в туалет они выходят только с разрешения главного по смене.

«Скорая» начинается с диспетчерской, и здесь уже две недели борются с паникой, начавшейся аккурат после объявления несуществующей эпидемии калифорнийского гриппа по телевизору. Объявление Минздрава о героической победе над эпидемией получило куда меньший резонанс – успокоить народ сложнее, чем растревожить. «Ноль», – довольно показывает диспетчер Саша на табло, висящее под потолком. Постороннему этот ноль мало что говорит, а врачам он как бальзам на душу. «Это значит, что все звонки приняты, в очереди никого нет, – добавляет Саша. – Две недели назад в очереди стояло не менее двух десятков киевлян. Температура, сопли, температура, сопли – мы не успевали брать трубку». Сейчас в день в «скорой» набирается под две тысячи звонков, хотя ещё недавно их было ровно в два раза больше. Среди тех, кто жалуется, часто встречаются паникёры.

«Врач неотложки приезжал, но сбить температуру ребёнку не смог. Доктор, мне страшно. Пришлите мне другого врача», – кричит в трубку молодая мама.

Игорь Терещенко, старший врач оперативного отдела столичной «скорой», материнскую тревогу понимает и даёт команду принять обращение.

«Это даже не жалоба, а так, мелочь, – поясняет он обстановку. – Один мне недавно пригрозил, что позвонит министру Князевичу и тот лично меня уволит. Показывай после этого чиновников по телевизору – их именами все скандалисты прикрываться будут».

Воскресный вечер в «скорой» – сплошная нервотрёпка: травмы, ДТП, передозировки, температура, чередующиеся с избиениями и трупами. От суматохи и количества жалоб голова начинает болеть на третий час – сколько же у нас больных, симулянтов и просто глубоко одиноких стариков. И все они звонят сюда, как в службу спасения. Диспетчер Саша на всех реагирует спокойно, не меняясь в лице. Один из молодых док­торов так всё объясняет: «Врач должен быть отчасти мясником – этому ещё в медуниверситете учат. Будешь переживать за всех – сам долго не протянешь». 

На вызов

«Температура 38, всё время рвота. Госпитализируйте меня, пожалуйста», – принимаем мы обращение.

«Нахожусь в 21-м отделении, на Фрунзе, психбольница Павлова. Но мне правда плохо – здесь ничего, кроме анальгина, не дают. Помогите. Отвезите меня домой».

 0,01% – процент летального исхода от свиного гриппа в Украине. Один из самых низких в мире. Источник: Институт эпидемиологии и инфекционных заболеваний им. Громашевского 

Такие вызовы врачи «скорой», конечно, не принимают. Людей с температурой обычно стараются переадресовать районной неотложке. «Если мы возьмём все температуры, кто поедет на ДТП, избиения, суицидальные попытки? Полчаса при температуре картины не изменят, а у нас кто-то умереть может», – говорит Игорь Терещенко.

Через три часа относительного спокойствия Фокус вместе с бригадой «скорой» отправляется на вызов. В хорошо обставленной квартире нас ожидает больная с уже упакованными чемоданами. Это такая паническая мода – чуть что, большинство пациентов пакуют сумки на госпитализацию. Юля, молодая врач первой кардиологической бригады – практически элита «скорой», мастерски постукивает пальцами по спине женщины лет сорока пяти. «Пневмонии нет, если бы не этот чёртов грипп, сидели бы вы дома. А так, на всякий случай давайте госпитализироваться?» – предлагает она ласково. Юля понимает: люди напуганы, пусть и безосновательно, им нужно доброе слово и забота. Сейчас только около четырёх часов дня – ей эту заботу проявлять до самого утра. В отличие от врачей поликлиник и больниц, медиков «скорой» с зарплатой в 800–1500 гривен никто поощрять не собирается. Распоряжение правительства о надбавке медикам распространяется только на тех докторов, кто работал в дни эпидемии сверхурочно. А вот количество вызовов «скорой» считать не будут.


Маловата будет. По команде из телевизора мужчина сшил себе маску из марли,но вот беда – размер не тот.

Инфекционное отделение первой ближайшей больницы, куда мы доставляем пациентку, забито. По коридорам инфекционки ходят врачи и санитарки.

«Кто тут усрался, а? – кричит высокий широкоплечий доктор. – Какого цвета у пациента судно?». Санитарки ругаются, словно итальянская семейка, – не поделят, кому пол хлоркой мыть, а кому стены драить. Нашу больную осматривают, но положить не могут – мест нет. Везём дальше.

Фельдшер Сергей – напарник Юли, надевает маску. На «скорой» с ними беда: выдавать должны по две в день, а могут и одну дать. «Нам марлю дали – мол, шейте. Но когда нам шить, работы полно», – говорит он. Мужчина гриппа не боится, но принести инфекцию домой, где четырёхмесячный сын, всё же не хочет. «Серёжа, вы врач – скажите, что реально произошло?» – шепчу ему на ухо. «Что-что. От гриппа люди каждый год умирают, это не секрет для врачей. Но почему-то именно в этом году статистику решили растиражировать по телевизору. Вот что происходит».

«Привозят пострадавшего – ноги-руки переломаны, множественные ранения. А в диагнозе написано: грипп», – шутит кардиолог Юля. «А ты знаешь, зачем врачу «скорой» оксолиновая мазь? Не для профилактики, а чтоб не воняло, когда на вызов приходишь, ведь каждую смену то подвал, то бомжи», – поддерживает разговор один из докторов.

Паника с плюсом

«Помните, в начале 90-х годов была эпидемия дифтерии. Какая тогда была паника!» – говорит один из главных эпидемиологов страны, директор Института эпидемиологии и инфекционных заболеваний им. Громашевского Виктор Мариевский. Повышенная тревожность сограждан, которые с недавних пор предпочитают носить марлевые повязки как верхнюю одежду, эпидемиолога умиляет. По его мнению, паника, вызванная калифорнийским гриппом, нашему обществу даже пойдёт на пользу.

«В начале осени к нам приезжал представитель FDA (Управление по контролю за качества пищевых продуктов и лекарственных средств США). Описывая ситуацию с калифорнийским гриппом, он рекомендовал нам учить наших людей чихать и кашлять в платок. Это не просто норма поведения, это вопрос общественного здоровья», – утверждает Виктор Мариевский.

Но врачи «скорой» раздражаются, когда речь заходит о панике – их злит отсутствие адекватной информации о гриппе, недавние слухи о лёгочной чуме и очереди за лимонами.

«Удивительный, малообразованный народ – верят в чуму, скупают лимоны. Всю жизнь народ как-то грипп лечил, а сейчас будто все знания выветрились», – комментирует Юля.


Спасите! Насморк. Машины «скорой помощи» вторую неделю колесят по городу, спасая киевлян от элементарного насморка и простуды. Паника – страшная вещь, говорят врачи.

Диспетчер сообщает о новом вызове – «пневмония на улице». Это значит, что кто-то заболел вне дома. Выезжаем. Посреди пустыря стоит железнодорожный вагон, у ступенек, словно на крыльце дома, встречают рабочие. Общежитие работодатель не предоставляет, поэтому в старом вагоне приходится ютиться работягам из пригородов.

Изнутри старый вагон оббит зелёным металлом, в купе не четыре, а только две полки, рядом с койками тумба. Здесь тесно, душно и даже страшно.

Двое больных: слегли рабочий и прораб. Мужчины просят первым осмотреть прораба, ведь без главного работа стоит. Врачи оглашают вердикт:

– Пневмонии у вас нет, но раз вы в вагоне живёте, надо вас изолировать в больницу, а то всех заразите.

В вагончике есть телевизор, поэтому даже здесь о масочном режиме слышали. Но, похоже, рабочие пропустили телевизионный курс кройки и шитья масок от мэрии и Кабмина, поэтому маска прораба такая узкая, что налазит либо на нос, либо на рот – закрыть лицо полностью не получается.

Под больницей, куда мы привезли мужчину, очередь «скорых».

– 150 лежит и ещё 10 стоит. Куда людей везти, домой к себе, что ли? – возмущается кто-то в коридоре.

Володя из нашей бригады в больнице снимает маску. «Не болею я, не болею. А всё это – истерия, – со злостью говорит он. – Друга старого встретил. Идёт по улице в маске – бережётся. А как пиво пить стали, так сразу маску снял, бутылку в рот. Вот вам и режим».

Анастасия Рингис, Евгения Даниленко, Фокус

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.