Не Марсом единым. Как Венера превратилась в кислотный ад и почему ее стоит исследовать

2019-08-31 13:38:49

4157 87
Не Марсом единым. Как Венера превратилась в кислотный ад и почему ее стоит исследовать

Фото: ESA

Несмотря на то, что Венера имеет немало общего с Землей, наши знания о ней не так уж богаты. Почему этот суровый мир с адской температурой и кислотными облаками заслуживает большего внимания, рассказывает планетный геолог из Университета Северной Каролины Пол Бирн

Совсем рядом, по космическим меркам, находится планета почти такая же, как Земля. Она примерно такого же размера, состоит приблизительно из того же материала и сформирована возле той же звезды.

Для инопланетного астронома, наблюдающего Солнечную систему через телескоп на расстоянии световых лет, она была бы практически неотличима от нашей собственной планеты. Но если знать, какие условия царят на поверхности Венеры – температура самоочищающейся духовки и атмосфера, насыщенная углекислым газом с облаками серной кислоты, – она совсем не похожа на Землю.

Так как же получилось, что две планеты, схожие по расположению, формированию и составу, могли оказаться такими разными? Этот вопрос волнует все большее число планетологов и мотивирует предлагать различные варианты исследований Венеры. Ведь узнав ее получше, мы, возможно, поймем, являются ли миры, подобные Земле, правилом или все же исключением.   

Тайны второй планеты

Нынешний научный взгляд на Венеру гласит, что в какой-то момент в прошлом на планете было гораздо больше воды, чем предполагает ее сухая атмосфера сегодня. Возможно, на ней даже были океаны. Но по мере того, как Солнце становилось все теплее и ярче (естественное следствие старения звезды), температура поверхности на планете повышалась, и постепенно океаны и моря испарились.

Так художник представляет себе Венеру, заполненную океанами – Daein Ballard

С ростом количества водяного пара в атмосфере Венера стала громадным парником, и не смогла оправиться от такой болезни. Неизвестно, происходили ли там такие тектонические события, как на Земле (где внешний слой планеты разбит на большие подвижные части). Вода имеет решающее значение для тектонического движения плит, и безудержный парниковый эффект фактически остановил бы этот процесс, если бы он там был.

Но остановка тектоники плит не означала бы конец геологической активности: значительное внутреннее тепло планеты продолжало порождать магму, которая изливалась в виде огромных лавовых потоков и покрыла большую часть поверхности планеты. Действительно, средний возраст поверхности Венеры составляет около 700 млн лет. Она, конечно, очень старая, но намного моложе, чем поверхности Марса, Меркурия или Луны, возраст которых исчисляется в миллиардах лет.

Капризный мир

Венера как водный мир – всего лишь гипотеза. Планетологи не знают, что привело к такому сильному ее отличию от Земли, даже если две планеты действительно начинали с одинаковых условий. О Венере мы знаем меньше, чем о других внутренних мирах Солнечной системы. В основном потому, что ее исследование сопряжено с рядом трудностей.

Например, нужен радар для того, чтобы пробить непрозрачные облака серной кислоты и увидеть поверхность. Изучить хорошо видимые ландшафты Луны или Меркурия гораздо проще. Да и высокая температура на Венере не облегчает задачу. При 470˚С обычная электроника долго прожить не может. Для сравнения, на Марсе роверы могут работать и более 10 лет. В свете всего этого несколько последних десятилетий не существовало постоянной программы исследований Венеры.

Снимок Венеры, сделанный аппаратом Mariner 10 – NASA

Впрочем, так было не всегда. Некогда это было излюбленное место ученых: в 60-80-х годах  на Венеру было отправлено около 35 миссий. Более того, в 1962 году американская АМС Mariner 2 стала первым космическим аппаратом, успешно выполнившим сближение с другой планетой. Позднее, в 1975-м, советский аппарат "Венера-9" успешно приземлился на поверхность и даже отправил на Землю фотографии – это первые снимки, присланные с поверхности другого мира. А его преемник с порядковым номером "13" стал первым исследовательским аппаратом, приславшим на Землю звуки другой планеты. В 1989-м NASA отправила к Венере свой последний зонд – Magellan. Он сделал снимки поверхности при помощи радара, а через 5 лет сошел с орбиты и "погиб".

В XXI веке также проводились венерианские миссии. Например, с 2006 по 2014 год у планеты работал космический аппарат Venus Express. В настоящее время там трудится японская АМС Akatsuki.

В погоне за Марсом

NASA готовится к отправке нового ровера на Марс и оригинального дрона Dragonfly – на Титан. С Венерой пока все не так однозначно. В настоящее время агентство прорабатывает концепцию миссии по изучению состава поверхности Венеры. ESA подумывает о том, чтобы составить карту поверхности планеты в высоком разрешении. Вспомнить о богатом наследии в деле покорения Венеры планируют и в России.

Словом, сегодня будущее исследований Венеры выглядит многообещающим. Но одна миссия – радиолокационный орбитальный аппарат или даже долгоживущий спускаемый аппарат – не ответит на все вопросы.

Скорее, необходима долгосрочная программа исследований, чтобы наши знания о Венере стали такими же богатыми, как о Луне или Марсе. Это потребует времени и денег, но оно того стоит. Если мы сможем понять, почему и когда Венера стала такой, какая она есть, мы лучше поймем, как может сложиться судьба планеты размером с Землю, которая находится близко к своей звезде. И под вечно сияющим Солнцем Венера может даже помочь нам понять судьбу самой Земли.

По материалам The Conversation

Loading...