Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Из последних сёл. Репортаж Фокуса

Из последних сёл. Репортаж Фокуса
Урбанизация в Украине ежегодно опустошает десятки деревень. Фокус побывал в поселениях, которые скоро исчезнут
000

Чем ближе к Муровке, тем настойчивее водитель рекомендует разворачиваться и ехать назад. Полутораметровые снежные валы сдавливают трассу с обеих сторон, оставляя для проезда сужающийся тоннель. Со встречной машиной уже не разойтись – если повезёт найти карман в сугробах, сдавать назад не придётся. Двигаясь по такой дороге, тяжело поверить, что где-то впереди ещё есть жизнь. Сомнения усиливаются, когда за окном вырастают покосившиеся скелеты амбаров, черепа домов с зияющими глазницами окон и намертво заколоченными ртами дверных проёмов. Останки вымерших деревень – привычный пейзаж в Черниговской области. В сентябре прошлого года с карты региона исчезли сёла Зеленый Гай и Круглолуговка. На очереди – десятки поселений, в которых остались только старики. В большинстве здешних сёл смертность в четыре раза превышает рождаемость. Ежегодно население региона сокращается в среднем на 15 тыс. жителей. В таком темпе Черниговская область не протянет дольше 50 лет.

Последние из муровчан


На посту. Недавно старушки из Лазаревки лишились последнего развлечения – ветер оборвал провода, и радиоточка замолчала.

Муровка ещё обитаема: здесь живут 11 человек. «В шестьдесят девятом году, когда я в школу пошёл, было тридцать хат. А теперь всего пять», – рассказывает Иван, чей дом на фоне пустующих построек выглядит непривычно обжитым. Согласившись провести экскурсию по селу, он усаживает корреспондентов Фокуса в запряжённые сани и направляет кобылу по улице. Молодёжи здесь не осталось: все, в том числе и сын Ивана, переехали в город – искать работу. «Хотя только лодыри могут кивать на безработицу в селе, – заводится Иван. – Вон сколько земли! Наши деды за эту землю головы сложили, а теперь она никому не нужна. На земле ведь трудиться нужно, а они ленятся, потому что попробовали другой жизни, городской, которая полегче». Несмотря на опустелость села, Иван говорит, что скучать не приходится: «И свободного-то времени нет. Вот кобылка, куры, пчёлы. Ещё корзины плету. Всегда есть работа».

Поскольку большинство хат в Муровке обезлюдели и жизнь здесь течёт тихо, дикие звери не боятся заходить в село. Один из старожилов взялся подкармливать оленей, и те стали его постоянными гостями. Лоси появляются реже – их, говорят местные, «выбили браконьеры». «Наши дети давно в городе живут, – рассказывает Фокусу Мария, которая родилась в Муровке и по сей день живёт здесь с супругом, – сын в ресторане официантом работает, дочь – сестрой милосердия. А мне в селе больше нравится: тут природа красивая, когда деревья в инее – просто сказка!» Несмотря на то, что молодёжь массово мигрирует в города, Мария уверена, что сёла не исчезнут. «Если не станет сёл, кто же будет урожай выращивать?» – смеётся она.


Ни к селу, ни к городу. Из-за массовой миграции молодых сельчан в город в деревенских школах – полупустые классы.

Технологический прогресс в сельском хозяйстве снижает потребность в рабочей силе. Собственно, это и разгоняет локомотив урбанизации. Переселение происходило стремительно: если в начале прошлого века в городах и местечках проживало около 20%, перед началом Великой Отечественной войны – около 33%, то сегодня почти 70% населения Украины живёт в городах и посёлках городского типа, при этом доля горожан продолжает расти. Мировой опыт показывает, что когда городское население превышает 70%, темп его роста замедляется, а на подходе к 80% приостанавливается. Однако профессор кафедры градостроения КНУ строительства и архитектуры Мария Кушниренко говорит, что нельзя исключать и возможность полного исчезновения сёл. Она приводит в пример Китай, где сельчан принудительно переселяли в города.

Жизнь на сдачу


Эх, прокачу. Те, кто остался жить в опустевшем селе, говорят, что молодёжь разъезжается по городам, поскольку боится тяжёлого труда.

Исход населения из деревень неизбежен. Ещё в 2007 году рентабельность сельхозпредприятий составляла 5%, в этом году – уже 3%. При такой доходности они уже не в силах, как раньше, тянуть на своих плечах социальную инфраструктуру – клуб, библиотеку и т.д. Сегодня большинство сельчан зарабатывает только на сдаче паёв в аренду агрохолдингам. Виктор Джима, председатель из села Лениновка Черниговской области, говорит, что арендаторы, как правило, расплачиваются натурой: вместо 380 грн. в год – 10-12 мешков овса. Если же село окружено песчаниками, зарабатывать на сдаче земли в аренду вообще не светит. Соседствующие с Лениновкой сёла Яськове и Красные горы уже пустуют – добраться туда можно только на лыжах, дороги замело снегом. В самой Лениновке – 800 жителей, фельдшерско-акушерский пункт, две пилорамы, пункт переработки зерна, школа. В школе из одиннадцати классов есть только восемь: в 5-м учатся трое, 3-го нет вообще.

Мелкие сёла почти полностью отрезаны от цивилизации. Общественный транспорт к ним не ходит, магазинов нет, поэтому местные жители совершают редкие пешие вылазки в ближайшее крупное село – за мукой и солью. 85-летняя жительница Лазаревки, где живёт 20 человек, увидев корреспондентов Фокуса, решила, что к ней наконец явились «мастера из района», которые починят радиоточку. Бабушка переживала, что пропускает уже третью сессию Верховной Рады. «Село не исчезает – оно уже исчезло! Здесь уже ничего нет – ни магазина, ни радио», – возмущается она.  

Лучше гуще да лучше

Аналитик Центра социальных исследований «София» Валентина Романова отмечает, что урбанизация – общемировая тенденция, но в Европе она контролируема: «Брюссель разрабатывает долгосрочные программы развития малых и крупных городов, а также сельских районов. Средства на их реализацию перечисляют местным советам. Так финансируется благоустройство пригородов, ремонт дорог, реконструкция зданий, возведение монументов, очистка питьевой воды, трудоустройство и переквалификация населения. Например, английские власти специально выделяют фермерам дотации для того, чтобы те продолжали заниматься сельским хозяйством и сохраняли традиционный уклад». Украина тоже пытается обуздать урбанизацию. В феврале этого года Кабмин составил «Концепцию государственной целевой программы стабильного развития сельских территорий на период до 2020 года», для выполнения которой необходимо около 300 млрд. грн., половину из них планируют выделить из бюджета.


Труба дело. В селе Луговом осталось 60 жителей. Местные говорят, указывая на погост, что остальные «переехали в общежитие».

Но, по мнению профессора Кушниренко, урбанизационный процесс трудно приостановить, поскольку он связан с естественными потребностями человека. «Есть феномен привлекательности города. Люди хотят жить вместе и ради этого готовы терпеть все городские неудобства: перенасыщенность производства, скорость жизни, грязный воздух, плохую воду, транспортную усталость». Будущее – за глобальными городами и крупными агломерациями, считает Мария Кушниренко. Киеву уже пора объединяться с пригородами, чтобы сообща налаживать транспортные связи и вместе планировать развитие, но власти сателлитов не хотят стирать границы и терять независимость. «Возможно, в Украине ещё не достаточно высокие темпы урбанизации, потому что при быстром росте населения люди начинают действовать в общих интересах, работать на перспективу и мыслить глобально», – говорит профессор Кушниренко.

Евгений Сафонов, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.