Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Милицейский произвол

Бэдмент: милиционер всё чаще становится преступником

Бэдмент: милиционер всё чаще становится преступником
Украинский милиционер всё чаще становится преступником. Правоохранительная система, теряющая остатки доверия, нуждается в серьёзной реформе
000

Фото на память. В общежитии, где жил студент, не верят версии МВД о том, что парень умер из-за того, что упал и ударился головой о пол

Вечером 17 мая, когда участковый Сергей Приходько увёз студента Игоря Индыло в Шевченковское РУВД, комендант общежития Зинаида Федорина позвонила милиционеру на мобильный и спросила, что стряслось. Тот ответил, что у студента алкогольная интоксикация. «Я говорю: «Серёжа, забери его из милиции!», но он меня не послушал. Всегда слушал, а в этот раз – нет. Видимо, уже некого было забирать», – вспоминает разговор с участковым Зинаида Федорина.

Утром в общежитии Сергей Приходько сообщил, что Игорь умер, захлебнувшись рвотными массами. К вечеру стало известно о заключении судмедэксперта: смерть наступила в результате «кровоизлияния под оболочки и в ткань головного мозга, перелома костей черепа и повреждений вследствие контакта с тупым предметом». Расследованием инцидента занялась Генпрокуратура, дело взял под личный контроль президент Янукович, омбудсмен Карпачёва потребовала эксгумации тела, по всей стране прошли акции протеста против пыток в милиции, а в МВД уверяют, что студент убился сам: упал и ударился головой оземь.

Со страхом и упрёком

Зинаида Федорина отказывается обсуждать с корреспондентом Фокуса личность участкового: «Разве про милицию можно плохо говорить? Вы были там когда-нибудь? Вот мой сын был, в обезьяннике», – комендант многозначительно замолкает. Она удивляется, как судмедэксперт не побоялся написать неудобное для МВД заключение, и переживает, что теперь «милиция будет прессовать студентов», чтобы те давали нужные показания. То, что студенты рассказывают сейчас журналистам, явно не на пользу МВД. Знакомая Игоря Индыло говорит, что лично видела, как он садился в машину участкового целым и невредимым, а на похоронах юношу тяжело было узнать. «На лице живого места не было, на запястьях – следы от наручников, – говорит студентка, – Только, пожалуйста, не пишите, что это я вам сказала». Она тоже боится милиции, и этот страх сегодня выглядит вполне естественным.

В недавно опубликованном отчёте о соблюдении прав человека в Украине международная организация Amnesty International отмечает, что в 2009 году не прекращали поступать сообщения о пытках и других проявлениях насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов, а виновные оставались безнаказанными. «С января по октябрь поступило 165 обращений по поводу пыток и других видов жестокого поведения, 100 из них касались действий милиции», – говорится в документе. Власть, подчёркивают в Amnesty International, неспособна проводить эффективное, независимое расследование подобных заявлений.

Спасайся кто может


Даёшь конкуренцию. Начальник Главного следственного управления Генпрокуратуры Андрей Хочунский считает, что конкуренция между силовиками поможет бороться с преступниками в органах

Координаторы международного движения «Антимент», штаб которого открылся в Киеве незадолго до смерти студента в Шевченковском РУВД, намерены бороться с произволом в правоохранительных органах с помощью независимых СМИ и мирных акций протеста. «Антимент» обещает бесплатно консультировать пострадавших от незаконных действий милиции – для этого уже открыта приёмная на ул. Андрея Иванова, 10 и сайт antiment.info.

Начальник Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Украины Андрей Хочунский считает название «Антимент» некорректным, но говорит, что такого рода организации нужны, ведь не каждый обратится в прокуратуру, а к правозащитнику – может.  «Только сигнализировать нам нужно сразу. Вот, например, Amnesty International каждый год предоставляет нам большой доклад о возможных нарушениях. Но мы то работаем в режиме реального времени. Не надо ждать целый год и собирать всё воедино: если сегодня, по горячим следам, у виновного в ящике стола можно обнаружить орудия пыток, то через день, не говоря уже о месяцах и  годах, его там уже не будет». Г-н Хочунский не похож на украинского стража порядка: пьёт матэ, изучает опыт европейских и американских коллег и почти не употребляет в речи протокольных формулировок. Он признаёт: силовики в Украине с каждым годом совершают всё больше преступлений. Только за превышение служебных полномочий и пытки в прошлом году судили 64 сотрудника милиции. 16 сели в тюрьму, 39 освобождены от наказания с испытательным сроком. Всего же Генпрокуратура направила в суд более 700 дел с обвинительными заключениями – как о служебных, так и об общеуголовных (то есть совершённым вне службы) преступлениях. Мелких нарушений в десятки раз больше. В прошлом году установлено 9 тыс. фактов незаконного задержания граждан. Например, в Ужгородское городское управление милиции доставили 4528 человек, из которых только 716 – на законных основаниях.

После того как в Москве майор милиции Денис Евсюков пристрелил двоих и ранил ещё семерых людей, замглавы МВД РФ Аркадий Еделев заявил, что убийство мирных граждан милиционером – «единичный случай». Вскоре журнал Esquire составил «ежедневный календарь единичных случаев» – оказалось, российские правоохранители совершают преступления каждый день. Если учесть, что в Украине судят более семисот силовиков, «единичных случаев» для такого же календаря у нас хватит с лихвой.

Что касается милиционеров-преступников, то они, как правило, придерживаются служебного профиля – совершают злодеяния, с которыми должны бороться: сотрудники ОБНОН распространяют наркотики, сотрудники отдела по борьбе с торговлей людьми занимаются сутенёр­ством. «Для нас они опаснее обычных преступников, потому что при нормальной постановке работы привлечь сбытчика наркотиков не так трудно, но если он работает под прикрытием правоохранителей – задача заметно усложняется», – говорит Андрей Хочунский. С внутриведомственной позиции он может быть доволен ситуацией: с каждым годом всё больше сотрудников милиции привлекается к ответственности и это можно расценивать, как хороший показатель работы прокуроров. «Но как гражданин я понимаю, что это нездоровое явление, и это меня не радует», – говорит сотрудник Генпрокуратуры.

Только для бывших


Контора пишет. Начальник исправительной колонии для силовиков говорит, что, оказавшись в тюрьме, бывшие милиционеры начинают писать жалобы в прокуратуру и Верховный суд

В салоне грузовой «Газели», курсирующей между Черниговом и Менской исправительной колонией №91, где сидят бывшие силовики, играет диск группы «Воровайки»: «Мусор, мусор, мусоряшка! Где погоны и фуражка!» – словно по заказу поёт женский коллектив о милиционере, оказавшемся за решёткой. Начальник колонии Николай Плева говорит, что здесь сидит более 400 бывших стражей порядка. Из них несколько иностранцев – двое россиян, грузин и молдаванин. «Большинство из них не согласны с приговором. Очень грамотные, хорошо знают законы и умело ими пользуются. Отказываются писать объяснения, опротестовывают решения, жалуются в разные инстанций, начиная от прокуратуры, заканчивая Верховным судом», – даёт характеристику контингенту начальник тюрьмы. 

По словам Николая Плевы, в Менской (в народе – Ментской) колонии нет типичной тюремной иерархии с паханами, блатными и мужиками. Здесь «масть» определяется когда-то занимаемой должностью и званием. Не часто, но столкновения межу зэками случаются, рассказывает начальник тюрьмы: «Был инцидент, когда судья сел к тем, кого раньше отправил за решётку». Некоторые, говорит Николай Плева, утверждают, что шли на службу без дурных намерений и в преступность их «втянули». Другие жалуются, что нарушили закон из-за тяжёлого материального положения в семье. «Таких большинство», – отмечает Плева.

Кто виноват и что делать


В процессе. Харьковчанин Вячеслав Савин почти 10 лет судится с милиционером, который сделал его инвалидом

Один из основателей движения «Антимент» Евгений Архипов уверяет, что в большинстве случаев усилиями правозащитников им удаётся добиться справедливости, если только пострадавшие сами не сдаются и не прекращают борьбу за свои права. Харьковчанин Вячеслав Савин решил не сдаваться и уже почти 10 лет судится с милицией. Двухдневный допрос в местном РУВД закончился для него кистой головного мозга и II группой инвалидности. За время судебной тяжбы дело несколько раз закрывали, а старший лейтенант, который избивал Савина, дорос до подполковника. «В нашем государстве выиграть дело против милиционера очень тяжело», – признаёт Вячеслав Савин. 

Андрей Хочунский, рассуждая о причинах, порождающих преступность в силовых структурах, обращает внимание на материалы уголовных дел: руководители, которые должны отвечать за поведение своих сотрудников, часто сами совершают преступления и, более того, являются их организаторами. «Мало того, что мы зачастую берём на работу людей неподготовленных - ни профессионально, ни морально - так им ещё наглядного демонстрируют пример того, как сделать карьеру за счёт выбитых признательных показаний и липовых протоколов», - говорит он.

Базирующаяся на таких показателях система продвижения по службе – одна из причин преступности в силовых структурах, отмечает он. В этой системе главное не качество, а количество. В итоге, кто быстрее выбивает признания – не важно, какими методами, – тот быстрее двигается вперёд.

При этом в Украине менее 1% оправдательных приговоров (в европейских странах их доля составляет 20%). «У нас оправдательный приговор провоцирует множество последствий. Прокурор должен писать объяснения, ходить на ковёр к начальнику, рискует нарваться на выговор или лишение премии. Кроме того, оправданный получает право требовать от государства компенсацию морального ущерба. И государственная машина начинает давить на нерадивого служителя Фемиды. Любой судья знает: оправдательный приговор может стоить карье­ры», – говорит адвокат Кирилл Сергеев.

Начальник следственного управления Генпрокуратуры считает, что изменит ситуацию конкуренция между силовиками, и приводит в пример Италию. Там в каждом городе есть два горотдела полиции – обычная (так называемая квестура) и карабинеры. Граждане сами выбирают, к кому обращаться за помощью, а в конце года государство оценивает их работу не по абстрактным показателям «раскрываемости», а по количеству обращений – население идёт к тем, кому доверяет. «Если к карабинерам обратилось больше людей, им – больше государственного финансирования, больше почести. А с их коллег обратный спрос, почему им люди не верят», – говорит Хочунский. В Украине, добавляет он, тоже есть конкуренция между силовыми структурами, но её, видимо, недостаточно: «если бы ещё научились жестко спрашивать с отстающих, дело бы сдвинулось с мёртвой точки».

Вместо слов

Распространённые способы издевательств, к которым прибегают силовики

ПарашютЖертву поднимают за руки-ноги и плашмя бросают на пол. Следов на теле – ни малейших, а ощущения – как у отбивной котлеты
СлоникНа голову надевают противогаз и на несколько минут зажимают трубку. Недостаток метода: кто сердцем слаб – может задохнуться, слишком трудно контролировать процесс и вовремя остановиться, не перейдя критическую точку
Марьванна, она же ПопугайСковывают руки наручниками, просовывают голову между колен и сковывают ноги наручниками, образовавшееся таким образом «колесо» вешают на палку, положенную на два стола или стула, и начинают крутить его, поколачивая
КрутилкаАрмейский полевой телефон с двумя проводами, которые подводят к ушам, бросают на грудь, спину или половой член. Когда ручку телефона крутят, возникает сильный электрический разряд
ЛасточкаРуки жертвы сковывают наручниками за спиной, пропуская под цепью наручников металлический прут или трубу, так что человек висит, не касаясь ногами пола, в то время как сотрудники милиции избивают его дубинками

По специальности

Совершая преступления, милиционеры часто придерживаются служебного профиля

Торговля наркотикамиВ 2009 г. прокуратура совместно с СБУ накрыла преступную группировку, промышлявшую изготовлением и сбытом наркотиков. Курировали наркобизнес сотрудники харьковской милиции. Доход группы с начала года составил более 1 млн. грн. Среди задержанных: оперуполномоченный управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, замначальника отдела уголовного розыска, начальник уголовной милиции по делам детей
СутенёрствоСуд рассматривает дело в отношении сотрудников ГУ МВД во Львовской области, которые в 2008–2009 гг. получили взятки на сумму более 511 тыс. грн. Группу, занимавшуюся «крышеванием» проституток во всём регионе, организовал начальник сектора по борьбе с преступлениями в сфере общественной морали управления по борьбе с торговлей людьми
ПыткиВ Черновицкой области трое сотрудников милиции (среди них женщина) добивались признания от двух задержанных. В ходе допросов их били ногами, взрывали на голове петарды, натягивали на голову полиэтиленовый пакет и наполняли его слезоточивым газом, душили, передавливая горло воротом куртки и ремнём. Один их задержаных был несовершеннолетним. Сейчас уголовное дело рассматривается в суде
УбийствоСотрудники УБОП в Черниговской области прибыли в Прилуки на задержание бизнесмена Сергея Кунцевского. При задержании убили. На трупе Кунцевского обнаружены множественные телесные повреждения, смерть наступила в результате отёка головного мозга. Суд приговорил шестерых милиционеров к 4–8 годам заключения, троих оправдал. Прокуратура не согласилась с приговором и подала апелляцию

Евгений Сафонов, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.