Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Мамы на службе. Как забрать сирот из детдомов

Мамы на службе. Как забрать сирот из детдомов
В Броварах под Киевом открывается «SOS-деревня». Здесь дети-сироты и ребята из неблагополучных семей нашли вторых мам
000

Наталья Пилявец встречает Фокус на пороге двухэтажного коттеджа. К её ногам жмутся шестилетняя Даша и четырёхлетний Давид. Наблюдающий за этой идиллией вряд ли догадается, что Наталья не биологическая мать этих детей. Её родному сыну Дмитрию 26 лет, у него своя компания и чёткие планы на жизнь. У Натальи – тоже.

В ближайшие 15–20 лет она будет работать «профессиональной» мамой и жить в «SOS-деревне» с такими же семьями по соседству. Наталья по профессии педагог-историк, восемь лет проработала в детском доме. «Наш детский дом отмечал двадцатипятилетие, – вспоминает она. – Дирекция хотела пригласить на праздник успешных выпускников. Мы не нашли ни одного. Для меня это был момент разочарования. Возник вопрос: во что я вкладываю силы?» Пять лет назад Наталья узнала о том, что организация SOS – Kinderdorf International ищет мам для «SOS-деревни». Из трёх тысяч претенденток тогда отобрали чуть более сотни. Из 30 женщин, с которыми тогда начинала Наталья, профессионалами стали только две.

«Мы проходили тренинги, заполняли анкеты. Казалось, это будет продолжаться бесконечно», –вспоминает Наталья. Мамой Даши она стала, когда девочке было два года. Тогда деревня только строилась, и для создаваемых семей международная организация снимала жильё. «SOS-деревню» в Броварах строили семь лет, 16 домиков обошлись в 2 млн. евро. По словам Андрея Чуприкова, директора благотворительного фонда «SOS детские деревни», который входит в международную ассоциацию SOS – Kinderdorf International, это один из самых долгих проектов в истории организации.

Роднее родной


Планов громадьё. Директор фонда Андрей Чуприков надеется, что среди украинских бизнесменов найдутся те, кто будет поддерживать SOS-семьи

В «SOS-деревни» чаще всего попадают не из детских домов, а из неблагополучных семей. В народе таких называют социальными сиротами. Каждый ребёнок успел многое пережить. Одного малыша нашёл милиционер у мусорной свалки – его просто выбросили. Других детей пьющие родители выгоняли зимой полураздетыми на улицу. Эти истории рассказывают полушёпотом, так чтобы не услышали ребята. Некоторых детей навещают их биологические родственники, впрочем, это скорее исключение из правил. К Давиду, например, приходит мама, которую лишили родительских прав по состоянию здоровья, и бабушка. Но малыша эти встречи пугают.

Дети Натальи Пилявец знают, что она им не родная по крови. «Если бы не развелась со своим бывшим мужем Юрой, ты бы нас не родила», – по-взрослому говорит ей Даша. В этом году она пойдёт в школу. Когда Наташа впервые увидела её в больнице, у девочки была явная задержка в развитии. Сейчас Даша прекрасно читает, пишет и танцует. «Это моя работа, за которую я получаю деньги. Здесь у каждого ребёнка индивидуальный план развития», – рассказывает Наталья. Зарплата у неё небольшая, около 3 тысяч гривен. Плюс государство выделяет на каждого ребёнка два прожиточных минимума – около 1500 гривен. Если Наталья не укладывается в бюджет, на помощь приходит старший сын Дмитрий.

С Дашей и Давидом она не расстаётся даже во время отпуска. Недавно ездили к её родителям в Винницу. «Они до сих пор недоумевают: «Как же дети тебя называют мамой?». Не могут понять, что я и есть их мама», – рассказывает Наталья. Сейчас для этой семьи подбирают ещё четверых детей. На втором этаже в пока пустующей комнате – идеальный порядок.

Соседка Натальи Елена Кудряшова в сентябре ждёт уже «SOS-внука». «Старший наш мальчик, ему 17 лет, женится в июле, – говорит мама Лена. – Они с девушкой ждут малыша. У неё очень хорошая семья, так что я за него не волнуюсь». Елене 51 год. Родных сыновей, чтобы не путаться, она называет «биологическими», им – 27 и 26 лет. Они уже женаты, живут в Днепропетровской области. «Всю жизнь мечтала о девочках. Теперь у меня их четыре», – тиская младшую, говорит Елена.


Носить на руках. 17-летняя Лиза со своей младшей «сестрой» Викой познакомилась не так давно, но уже успела полюбить

В прошлом у неё остались работа инженером на заводе и собственный бизнес. «Когда сын был маленьким, мы лежали в больнице, а в соседней палате находились брошенные дети. Я запомнила одну девочку и то, как мне хотелось её забрать», – вспоминает Елена. Как-то она зашла в центр занятости – полистать папку с вакансиями. Там и наткнулась на объявление о поиске матерей в «SOS-деревню». Год назад «родила» шестерых. Недавно Елена вернулась из отпуска, реализовав ещё одну давнюю мечту, – побывала в Италии. Теперь на очереди следующая мечта – найти отца для своих детей. «Если есть цель, всё получится», – уверяет она.

Личная жизнь «профессиональных» мам – вопрос, который больше всего волнует специалистов. Социальный психолог из Института социальных и политических исследований Елена Лещинская, исследовавшая жизнь семей с приёмными детьми, говорит, что у таких женщин велик шанс профессионального «выгорания». «Семья-это всё-таки частная жизнь, а не работа. Хотя для детей лучше такая мама, чем детский дом», – говорит г-жа Лещинская.

Все дети наши


Третий раз в первый класс. У Екатерины Проскурни родные дети уже окончили вузы, но в этом году она снова идёт в первый класс с младшим Колей (слева)

«В Чехии есть деревня, в которой детей воспитывают папы, а в Польше – семейные пары. И мы тоже не против семей с папами», – уверяет Андрей Чуприков. И честно признаётся, что сам не смог бы полностью посвятить себя детям.

Сейчас в деревне живут 42 ребёнка и 12 мам. Но скоро детей станет 80. За всех жителей отвечает директор Александр Полищук. В круг его обязанностей входит контроль за имущественными правами детей – чтобы их не выписали без согласия опекунского совета.

Дети, которые вырастают в «SOS-деревнях», затем обычно переходят жить в молодёжные «SOS-общежития». В Польше, по словам Чуприкова, ищут благотворителей и помогают купить выпускникам однокомнатные квартиры. В украинском представительстве пока только один ребёнок достиг возраста, когда нужно задумываться об отдельном жилье. Лизе Новоселенко 17 лет. К 2012 г. организация создаст молодёжный центр. Первой, кто там поселится, будет Лиза. Сейчас она учится в колледже на декоратора. Закончив учёбу, планирует открыть собственный бизнес. Пока же организаторские способности оттачивает на братьях и сёстрах. Не родных, но любимых.

Новые «SOS-деревни», подобные броварской, в ближайшее время в Украине вряд ли появятся. Для SOS – Kinderdorf International строительство коттеджного посёлка оказалось слишком дорогим удовольствием. Но SOS-общины появятся ещё в трёх регионах – Луганске, Запорожье и Крыму. «В Луганске мы планируем выкупать квартиры и селить туда семьи, – делится планами Андрей Чуприков. – Вряд ли квартиры будут в одном подъезде, но точно в одном районе. Это и дешевле, и дети лучше интегрируются в социум».

Следующий вопрос, который придётся решать в Украине, – статус матерей. Если детей содержит государство, то зарплаты профессиональным мамам выплачивают из благотворительных средств. «В Германии и Австрии мамы официально работают, за ними остаются дома, в которых они живут, также они получают пенсии», – говорит Чуприков. В прошлом финансист, он ищет спонсоров для поддержки проекта среди украинских бизнесменов. Он уверен, что если бы не кризис, украинские предприниматели могли бы самостоятельно финансировать такие проекты.

Что такое «SOS-деревня»?

«SOS-деревня» (от нем. SOS-Kinderdоrf) – модель детских домов семейного типа. Её автор – австрийский социальный педагог Герман Гмайнер. Первая такая деревня появилась в 1949 г. в городе Истм (Австрия) и была создана для детей, осиротевших во время Второй мировой войны. Детские деревни обычно состоят из 10–12 домов-коттеджей. В каждом живёт одна семья – мать и 6–8 детей-сирот или детей, лишённых родительской опеки. «Мама» – это работа, за которую получают зарплату. Предпочтение при отборе отдают женщинам в возрасте от 35 лет. У каждой есть один выходной в неделю и помощница, которая подменяет её на время отпуска. Более 450 «SOS-деревень» работают в 132 странах. Есть они и у ближайших соседей: в Белоруссии – 3, в России – 4.

Анастасия Рингис, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.