Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

«ДАХ» набекрень. Репортаж с ГогольFest

«ДАХ» набекрень. Репортаж с ГогольFest
Фокус провёл несколько дней с Владом Троицким, чтобы понять, каково быть организатором самого масштабного в Украине арт-фестиваля
000

Общаться с отцом-вдохновителем и президентом ГогольFest Владом Троицким во время фестиваля – занятие для храбрых и настойчивых. В промежутках между телефонными разговорами он умудряется отвечать на вопросы, раздавать советы и указания, давать комментарии и интервью. И это не считая личных приветствий, рукопожатий, поздравлений и любезностей, которые сыплются на него со всех сторон, как из рога изобилия. Впрочем, Троицкий настолько поглощён своим детищем, что просто не замечает восхищённого хора голосов: «Блин, как круто!», «Тут прикольно!», «Ого, я такого и не видел никогда!»

Наблюдая за всем этим творческим хаосом, сложно избавиться от ощущения, что странный мир, который сегодня обосновался на киностудии имени Довженко, развалился бы, как карточный домик, исчезни вдруг Троицкий хотя бы минут на 15.

Арт нон‑стоп

«Ребятки! Даховцы! Завтра нужно надеть на себя как можно больше белого – маечки, футболки», – говорит Троицкий в микрофон собравшейся вокруг толпе молодых людей, занятых в совместной постановке Центра современного искусства «ДАХ» и испанского театра La Fura Del Baus. «Влад, так холодно же», – отвечают ему из толпы. «Ничего, наденете поверх одежды», – по‑отечески улыбается им режиссёр. – Я вам обещаю, завтра будет тепло».

На Майдане – прогон открытия. На фоне всей этой суматохи Троицкий выглядит незыблемой скалой и воплощением спокойствия. Пообщавшись с даховцами и раздав им задания, Влад совершает стремительный марш-бросок на противоположную сторону площади, где его уже ждут журналисты с камерами и диктофонами. За спиной у него на верёвочной конструкции висят полсотни волонтёров, которые под руководством режиссёра La Fura Del Baus Юргена Мюллера готовят часть перформанса под названием Multiverse. Кстати, именитый испанский театр, до этого никогда не выступавший с совместными постановками, ради такого случая сделал исключение. «Сначала просто пригласил их на фестиваль, но мне хотелось сделать совместный проект. Когда я им показал то, что делаю, например, шоу «Сны заброшенных дорог», они решили, что это интересно – по музыке и визуальному ряду. Сказали «о’кей», и мы решили работать вместе», – рассказывает руководитель «ДАХА» предысторию сотрудничества с испанцами.

На ночной площади уже совсем холодно, и мёрзнут все – волонтёры, испанские гости, молодые артисты, организаторы, звукорежиссёры и осветители. Кто‑то завернулся в одеяло и расхаживает в ожидании генерального прогона. Похоже, не холодно одному Троицкому. Он курит, задумчиво почёсывает кудрявую с сединой шевелюру и наблюдает за происходящим на огромной сцене, возведённой специально для мультижанровой инсталляции, в которой переплелись видео-арт, театрализованное действо и звук. Впрочем, долго стоять на одном месте ему не приходится – звонок по телефону, короткое «да», и Троицкий широким шагом удаляется решать очередной вопрос, оставляя за собой шлейф искр, которые срываются с сигареты в его пальцах.

И вечный бой

«Хотите яблочко? – предлагает Троицкий корреспонденту Фокуса. – Не едите яблок? Это же «Слава победителю». Сам же угощается, на ходу хватая фрукт из коробки у входа на киностудию Довженко, куда в этом году из «Мистецького арсенала» торжественно перевезли символ фестиваля – металлическую голову Гоголя. Собственно, попробовать исключительно вкусные яблоки из знаменитого сада Довженко может любой желающий.

Почти вся территория студии оккупирована детищем Влада Троицкого – многоликим, шумным и красочным. Уникальное свойство его создателя – находиться одновременно в нескольких местах. «Куда мы сейчас идём?» – робко интересуемся у Троицкого. «Мы идём беседовать с ви-джеями. У нас вечером концерт. Приходится сокращать программу», – с сожалением говорит он. На участливый вопрос о том, что случилось, Троицкий с досадой отвечает, что вечерний перформанс должен был пройти в павильоне, но в последний момент выяснилось, что помещение занимают арендаторы, потому придётся устраивать всё под открытым небом. Между прочим, шуметь на улице можно только до десяти вечера. «А у нас начало заявлено на десять. Представляете?» – сокрушается вездесущий. Впрочем, даже такие неурядицы не могут выбить его из колеи. Более того, абсолютно спокойным тоном, не теряя самообладания, президент фестиваля рассказывает на бегу о том, что накануне попал в аварию и разбил свою машину.

Впечатление, что для Троицкого любая проблема по плечу, не обманчивое. Тем более их у фестиваля всегда в избытке. «Как только начинаешь что‑то организовывать в Украине, сразу сталкиваешься с проблемами. Всё трудно. Начиная с того, что входишь в неподготовленное пространство – его нужно организовать, провести сложнейшую логистику. Ой, извините. Алло! – его в очередной раз перебивает телефонный звонок. – Да, да, мы постараемся до 11 закрыться. Всё, солнце, я сейчас интервью даю, и нужно уже начинать репетицию. Да, так вот. Сегодня стала фура на границе, вчера сломался трейлер, который возит испанцев. То есть каждую секунду возникает тысяча проблем. И ты понимаешь, что для фестиваля такого масштаба нужны другие финансы и другая логистика, потому что это подвиг. А всё время жить в состоянии подвига, конечно, замечательно, но не очень профессионально».

Врагу не сдаётся

По словам Троицкого, если в Европе бюджет акций такого масштаба составляет 20–30 млн. евро, то ему приходится укладываться в сумму на порядок меньше. «Мы делаем то, за что точно не стыдно. Кроме того, ГогольFest – не только праздник в сентябре. У нас ещё много образовательных проектов в течение года» – объясняет Влад.

На время фестиваля активизируется Троицкий-организатор, творческая же его часть затихает в ожидании подходящего момента. На попытки корреспондента Фокуса среди фестивальной суеты побеседовать о высоком, например, о том, с кем из гоголевских персонажей он себя ассоциирует, Влад сделал очень страшное лицо и страдальчески покачал головой. Из чего следовало, что ему явно не до литературных ассоциаций и метафор: «Ой, нет, давайте не будем!» Крайне болезненно реагирует создатель ГогольFest и на сравнения его детища с карнавалом, тем более с карнавалом украинским. «Карнавал по‑украински – это Сорочинская ярмарка! А то, что вы видели на Майдане, могло произойти в любой столице мира – в Париже, Лондоне или Москве».

ГогольFest-2010 в цифрах

Более 150 мероприятий пройдёт за 9 фестивальных дней. В программе участвуют 800 человек из 20 стран, в том числе 100 волонтёров. Специально для киностудии им. Довженко созданы 30 арт-инсталляций. Организаторы ожидают 250 тыс. посетителей. Программу Multiverse на Майдане в день открытия посмотрели 30 тыс. зрителей. В первый день фестиваля киностудию им. Довженко посетили 15 тыс. гостей.

Ирина Навольнева, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.