Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Reаниматоры. Украинская анимация впала в кому

Reаниматоры. Украинская анимация впала в кому
Из занятия профессионалов анимация в Украине превращается в хобби для всех, у кого под рукой компьютер и цифровая камера
000

«Это собачка?» – глядя на один из рисунков на столе и улыбаясь, интересуется у студентки-первокурсницы корифей украинской анимации 73‑летний Евгений Сивоконь. «Да нет же! – машет руками девушка. – Это лошадка!» У студентов, поступивших в этом году в киевский Университет театра, кино и телевидения на специальность «Режиссёр-аниматор», занятия проходят в крошечной аудитории, где даже десятерым тесно. Старенькие обои на стенах украшены затейливыми и гротескными рисунками шариковой ручкой – результатом чьего‑то приступа вдохновения. В углу пристроился древний рваный чемодан, который, похоже, застал времена Второй мировой войны, компанию ему составляет такая же древняя печатная машинка. Атмосфера творческая донельзя. Первокурсники заняты кто чем – одни рисуют, не успев сделать домашнее задание, другие смотрят мультфильмы на экране мобильного телефона, кто‑то вертит в руках забавную проволочно-тряпичную куклу.


Вылетит птичка. На занятиях у режиссёра Евгения Сивоконя (на фото – слева) царит творческая атмосфера. Первокурсник Александр демонстрирует педагогу раскадровку своего мультфильма

Евгений Сивоконь рассказывает Фокусу, что честно предупреждал ребят, когда они ещё были абитуриентами: после выпуска никто работой их не обеспечит, а анимация – очень трудоёмкая профессия, которой нужно долго учиться. «Я старался открыть им глаза, обнажал все подводные камни. Думал, что придёт десяток камикадзе. Получился курс из 15 человек – я не поверил своим глазам! Обычно на курсе учится человек восемь», – говорит режиссёр. Конкурс в этом году был пять человек на место.

На занятии по анимации – жизнерадостные и вдохновенные ребята, наблюдая за которыми, начинаешь подозревать, что разговоры о смерти украинской анимации – преувеличение. Каждый по очереди подходит к преподавателю и предъявляет ему домашнюю работу – раскадровку к короткометражному мультфильму на тему какой‑нибудь народной пословицы. Рассказывая сюжет и описывая своих персонажей, студенты размахивают руками, смеются, спорят. «Я понимаю, что из вас прёт фантазия, но нужно уметь наступать на горло собственной песне», – по‑отечески журит особо эксцентричного юношу Евгений Сивоконь.

Мы её теряем

На международном фестивале анимации «Крок», который месяц назад «проплыл» по Волге и был посвящён студенческим работам, украинцы остались без наград жюри (для участия в конкурсе были ото­браны 150 фильмов, из них 20 французских, 19 российских и всего 5 украинских). Отметили только одного молодого украинского аниматора – автор картины «Царевич и тайна волшебной жабки» Наталья Скрябина получила грамоту от министерства образования Татарстана за лучший студенческий фильм для детей.

Это отражает положение дел в украинской анимации, которая, пережив расцвет во второй половине прошлого века, сегодня пребывает в коме.

«Она как бы есть, но её как бы нет. Сейчас у нас в основном делают короткометражные мультфильмы, на которых не заработаешь. Никто не хочет вкладывать в это», – сетует режиссёр-аниматор Олег Цуриков, работавший над знаменитым пластилиновым мультфильмом «Шёл трамвай № 9» и снявший клип «Колискова» для группы «ВВ». По его словам, украинские аниматоры-профессионалы сегодня чаще всего находят себе применение в компаниях, которые выпускают компьютерные игры, занимаются рекламой, работают на зарубежные студии или же уходят в сферы, ничего общего с творчеством не имеющие.

Профессиональные студии, до недавнего времени работавшие над более-менее заметными анимационными проектами, либо пришли в упадок, либо вовсе закрылись.


Одной правой. Рисовать раскадровки к будущим фильмам – одно из заданий студентов-первокурсников

Режиссёру-аниматору Владимиру Верещагину восемь лет работы на известной киевской студии «Борисфен», по его словам, стоили веры в человечество. Эту студию, трудившуюся на зарубежных заказчиков, в начале 90‑х создал Виктор Слепцов – по описанию Верещагина, «человек необычный и эксцентричный, эдакий Карабас-Барабас». Ему удалось собрать коллектив профессионалов, обучить молодёжь, организовать работу так, что у студии почти всегда были проекты – на «Борисфене» работали над зарубежными анимационными сериалами, полнометражными мультфильмами и даже создали несколько собственных, отмеченных международными призами. По мнению аниматора, всё изменилось с приездом нового технического директора француза Тома Дигара: со студии стали массово увольняться сотрудники, и через шесть лет, пережив множество скандалов, успешный «Борисфен» прекратил своё существование.

Немногим лучше дела у ещё одной крупной студии – «Укранимафильм», где когда‑то создавалась почти вся отечественная анимация. «Она уже два года не финансируется, там остался директор, бухгалтер, не знаю зачем, сторож и уборщица. Всех остальных уволили», – разводит руками Евгений Сивоконь.

Подтверждает эти тенденции и программный директор фестиваля «Крок» Алик Шпилюк: «Чуть ли не единственный серьёзный мультфильм, снятый в Украине за последние время, это «О, Париж!» Александра Шмыгуна. Он его делал четыре года со страшным напряжением финансовых и физических сил».

Первые из могикан


Нет пророка. По словам автора клипа для группы ВВ «Колискова» (кадры из клипа – слева) Олега Цурикова, для аниматоров-профессионалов работы в Украине практически нет

«Украинская анимация держится на энтузиазме людей, которые хотят делать свои фильмы, а не только выполнять редкие заказы со стороны. Плох тот актёр, который не мечтает о своём театре», – говорит Фокусу один из самых известных украинских режиссёров Степан Коваль. Зрителю запомнились его пластилиновые мультфильмы «Шёл трамвай № 9» и «Злыдни». Сегодня Коваль работает над большим проектом – анимационным сериалом «Моя страна – Украина», который финансируется Министерством культуры и туризма. «Финансируется» – это громко сказано», – вздыхает режиссёр. Из 26 запланированных серий на студии «НоваторФильм», где работает команда Коваля, уже сделано почти 12 эпизодов, государство же оплатило производство только четырёх из них. Фактически авторы сериала вкладывают в создание проекта собственные деньги, которые зарабатывают, делая «халтуру».

«Наверное, пока одно из немногих светлых пятен – это мои студенты», – отмечает Евгений Сивоконь, которого многие называют последним большим мастером. Его первокурсники относятся к своим перспективам со свойственным 17‑летним людям оптимизмом, не забывая, впрочем, и о финансовой стороне дела. «Хочется создавать что‑то прекрасное, ведь есть столько идей! А достать деньги – не самое сложное. Нужно искать нормальных спонсоров, от госзаказа у нас ничего не дождёшься», – на бегу между парами деловито рассказывает Фокусу первокурсница Ксюша.

Тем не менее украинские мультфильмы всё равно появляются, правда, чаще всего создают их любители. Анимация для них – не профессия, а увлечение. С помощью компьютера, цифровой камеры и специальных программ они создают незамысловатую, но симпатичную флэш-анимацию, а зрителей легко находят в интернете.

«Мне кажется, сегодня очень важны известность, имя. У человека, прославившегося в сети артхаусными фильмами, уже есть солидный капитал», – считает 17‑летний студент-аниматор Александр. Кстати, после окончания вуза он мечтает снять полнометражную анимационную биографию князя Данилы Галицкого.

Культфильмы

5 самых известных украинских мультфильмов последнего десятилетия

«Шёл трамвай № 9» (2002),
реж. Степан Коваль. Гран-при МКФ «Крок», «Серебряный медведь» Берлинского кинофестиваля, призы зрительских симпатий МКФ «Молодость», МКФ «Фантош», «Серебряный дракон» на МКФ в Кракове, приз за пластическое решение на МКФ в Хиросиме.
Next (2003),
реж. Анатолий Лавренишин. Призы за лучшую анимационную работу на фестивалях Etiuda&Anima (Польша), Bimini (Латвия), дипломы фестивалей «Молодость», Ohne Koh (Австрия).
«Засыпает снег дороги» (2005),
реж. Евгений Сивоконь. Премия за лучший анимационный фильм фестиваля коротко­метражных фильмов в Клермон-Ферране (Франция).
«Пьеса для трёх актёров» (2005),
реж. Александр Шмыгун. Приз в категории «Фильм‑дебют» на МКФ «Крок», приз зрительских симпатий на фестивале короткометражного кино в Сан-Паоло (Бразилия).
«Блуждая между» (2005),
реж. Анатолий Лавренишин. Приз за лучший фильм на КФ «Золотой лев» (Львов), приз за лучший фильм на МКФ The End of Pier (Великобритания).

Ирина Навольнева, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.