Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Мораль крепчает. Кто защищает мораль от имени Украины

Мораль крепчает. Кто защищает мораль от имени Украины
От этих людей зависят судьбы книг и фильмов – по крайней мере, в Украине. Фокус разбирался, кто они – главные стражи общественной морали в стране
000

«Разве вы не знаете, что мы не занимаемся моралью и ничего не запрещаем», – сразу же ставит Фокус в тупик Василий Костицкий, глава Национальной экспертной комиссии по защите общественной морали (НЭК).

– А как же «Хостел-2», «Симпсоны», «Жінка його мрії»?» – спрашиваем чиновника.

– Так мы же не запрещали эти продукты, мы только провели экспертизу, – пожимает плечами Костицкий и вручает толстую папку бумаг, которая оказывается докладом о деятельности комиссии.

Одно из первых определений в документе вводит в ступор: «Мораль – это моральный императив добра». Дальнейший диалог напоминает разговор глухо­го со слепым. Правда, длится он недолго – г-н Костицкий спешит на заседание с региональными блюстителями Закона «О морали». Не секрет, что НЭК формирует сеть филиалов.

Императив добра


Повестка дня. На каждом заседании комиссии, которые проходят раз в месяц, рассматривают не более 10 случаев «аморалки». На этот раз – одну из серий мультфильма South Park

Чтобы корреспондент Фокуса не заблудился в дебрях морали и лабиринтах Министерства юстиции, ему выделяют помощника-проводника. По 15-му этажу министерства вышагиваем с эффектной блондинкой Варварой Ковальской. Именно она проводила нашумевшую экспертизу книги писателя Олеся Ульяненко. У г-жи Ковальской два высших образования – филологическое и психологическое. До комиссии работала школьным учителем и экскурсоводом в Музее истории Киева. Как филолог признаёт: роман «Жінка його мрії» написан мастером. Но как психолог неумолима: сцены с натуралистическими подробностями насилуют психику читателя. «Человек создаёт образы того, о чём читает. Детально описанные сцены насилия могут восприниматься подсознанием как собственный опыт. В результате насилие происходит не только в книге, но и в вашей голове», – обосновывает свою позицию Варвара Ковальская.

Год назад противостояние между писателем Олесем Ульяненко (ныне покойным) и НЭК закончилось мировым соглашением: автору пришлось переписать некоторые сцены романа, и комиссия отозвала своё заключение. «Плох тот писатель, на которого не наезжает цензура», – философски замечает литагент Ульяненко Евгения Чуприна. Поверх свитера на ней чёрная футболка с фотографией Олеся. Лауреат Шевченковской премии исподлобья смотрит на окружающих. «Лесь считал, что стал жертвой чьей-то интриги, а комиссия по морали была лишь орудием», – говорит Чуприна. По её словам роман «Сталинка», за который писатель получил литературную премию, содержит не меньше жёстких сцен. Г-жа Чуприна недоумевает: как быть современной культуре, которая нередко обращается к теме жестокости, секса и порнографии?

Ради жестокости


Цезура и литература. Литагент Евгения Чуприна убеждена, что автор романа «Жінка його мрії» Олесь Ульяненко стал жертвой интриги

«Для меня эксперты – настоящие герои», – заявляет соседка Ковальской по кабинету Елена Моргун. В комиссию она пришла после 17 лет работы на радио. Несколько месяцев назад сдала экзамены (знание шести законов Украины обязательно. – Фокус), чтобы работать экспертом, но приступить к обязанностям так и не смогла. «Мне дали пару тестовых заданий, и я поняла, что не смогу каждый день такое смотреть», – рассказывает Елена. Теперь она занимается продвижением комиссии в сети. Кстати, один из парадоксов НЭК: среди 14 штатных экспертов больше половины – бывшие работники СМИ.

«Хотите посмотреть, с чем приходится иметь дело?» – предлагает эксперт Александр Вахний, некогда трудившийся в газете «Литературная Украина». На его рабочем компьютере – гигабайты сюжетов, часть из них приносят обеспокоенные родители. Вахний демонст­рирует кадры из запрещённого фильма «Пила-6»: на экране хлещет кровь, герои отрубают себе части тела. Далее он показывает запись, сделанную на мобильный телефон, об издевательствах над девочкой-подростком. И как после просмотра подобных ужасов не стать моралистом? «Жестокость ради жестокости. Дети не понимают таких шуток и воспринимают поведение телевизионных героев как норму», – утверждает Варвара Ковальская.

Телевизионный образ жизни

«А вы из того журнала, у которого однажды была очень спорная обложка с трезубцем под женским каблуком? – вместо приветствия спрашивает начальник отдела экспертизы видеопродукции Светлана Шемберко. Обложка Фокуса, видимо, также проходила первичную экспертизу как уничижающая национальную символику.

Четыре года назад психолог Светлана Шемберко консультировала безработных в столичном центре занятости, пока не узнала о создании комиссии по защите морали. На новое место работы пришла по убеждениям. «В принципе я понимаю, почему работой комиссии могут быть недовольны, ведь законодательно не определены критерии для решения тех или иных проблем. Основным всё-таки остаётся воспитание и восприятие конкретного человека», – говорит г-жа Шемберко. И добавляет: «Мы не защищаем какую-то традиционную мораль. В первую очередь  мы защищаем наших детей, которые сидят перед телевизором».  По её словам, главный критерий экспертов таков: смогут ли они тот или иной информационный продукт показать собственным детям. По словам психолога, работа эксперта отдела видеопродукции не из лёгких. Приходится не только просматривать огромное количество видео, от которого ночами снятся кошмары, но ещё и детально описывать каждый кадр. Многие работники не выдерживают, переходят в другие отделы. Тем не менее Светлана свято верит, что информационное пространство можно «очистить». «Когда я только начинала работать в Нацкомиссии, запрещённый Минкультом фильм «Лики смерти» транслировался по телевизору в дневное время. А сейчас такое даже представить сложно», – приводит она пример того, как за годы работы комиссии стали меняться представления, что и когда можно пускать в эфир.


Принято большинством. Василий Костицкий убеждён, что больше половины взрослого населения согласны с выводами экспертов комиссии

Преподаватель Национального университета налоговой службы и член НЭК Наталья Новицкая нередко сама инициирует обращения на телеканалы. Например, писала по поводу программы «Свiдок», в которой детально показывали потерпевших. Сейчас её возмущает сериал «Счастливы вместе». У Натальи двое детей: сыну – 21 год, дочери – 18. «Посмотрите, какое неуважение к семейным ценностям демонстрируется в сериале. Мне бы не хотелось, чтобы мои дети так относились к своему отцу или подобным образом строили свои семьи», – говорит г-жа Новицкая. Кажется, будь её воля, она без промедления убрала бы сериал из сетки вещания.

Три пары ног и грудь

Если эксперты выносят лишь предварительное заключение, то окончательный вердикт зависит от членов комиссии. Их кандидатуры утверждаются приказом Кабмина. Сейчас в ежемесячных заседаниях участвуют 39 человек – все работают на общественных началах.

Фокус побывал на последнем заседании комиссии. Для разминки эксперты повторно рассмотрели запрет одной из серий мультфильма South Park. На кадры, где один из мультяшных персонажей имитирует оральный половой акт со своим приятелем, члены комиссии отреагировали без тени эмоций. Лишь приглашённый на заседание отец Георгий (Коваленко) тяжело вздохнул, а затем произнёс пылкую речь. В этой же серии South Park герои рассуждают о возможной бисексуальности Бога.

Вслед за мультфильмом слушали вопрос об обнажёнке в одном из сюжетов на канале НТН – в кадре появлялись голые тела и груди активисток FEMEN. За шалости девушек пришлось оправдываться начальнику юридического отдела канала Ольге Мусийко. Когда же на заседании продемонстрировали рекламу колготок Levanta, изображавшую три пары идеальных женских ног и бёдер в стрингах, в чулках и колготках, стало понятно: ничто человеческое комиссии не чуждо – публика оживилась. Тем не менее рекламу признали эротической и недопустимой для демонстрации в общественных в местах (такая реклама размещена в метро), а директора торгового дома-дистрибьютора Оксану Шалашкину пожурили, взяв с неё обещание заменить наружную рекламу в течение трёх дней. Как потом призналась г-жа Шалашкина Фокусу, она была готова к более жёсткому «приговору». «У нас такой товар, что какую бы мы рекламу не давали, всё равно найдутся недовольные бабушки, которые будут звонить в инстанции», – вздыхает Оксана.

После заседания ещё какое-то время казалось, что «аморалка» преследует корреспондента Фокуса повсюду: на улицах, в общественном транспорте, в магазинах.  Было бы желание искать.

Анастасия Рингис, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.