Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Под Гоголем ходят. Чем живут Большие Сорочинцы после завершения ярмарки

Под Гоголем ходят. Чем живут Большие Сорочинцы после завершения ярмарки
Интернет, водопровод, хипстеры, куркули и ведьмы. Фокус выяснил, чем живёт титульное украинское село Большие Сорочинцы, когда заканчивается ярмарка и разъезжаются гости
000

Вокруг памятника Гоголю в центре села наматывает круги мужчина. «Что ж ты облез так, Никоша, хвантазёр ты наш», – работает на публику он. Две женщины без возраста не реагируют. «Ремонтировать Никошу когда будут, я спрашиваю?» – всё не угомонится он. «Покы рано – слишком красывый. Ще трохы облизэ и одреставрируем», – на суржике, которому позавидовала бы Верка Сердючка, отвечают дамы.

На одну неделю в году Большие Сорочинцы становятся местом паломничества туристов и украинских президентов, а цены в селе взлетают до уровня крымских в пик сезона. Несколько недель назад Виктор Янукович заявил, что Большие Сорочиницы – яркий пример того, как возрождается и встаёт с колен украинское село. Переждав ярмарочную истерику, Фокус побывал в самом мифологизированном украинском селе и убедился, что, несмотря на водопровод и интернет, со времён Гоголя здесь мало что изменилось. Те же зеленоглазые девы, смачно лузгающие семечки и мечтательно провожающие взглядом каждый «ланос», те же завидные женихи и бесконечные разговоры о мистике и ведьмах.

Культурная агитация


В селе Большие Сорочинцы Николая Гоголя чтят, но большинство селян его произведений не читали

Почтение земляков к великому не то русскому, не то украинскому писателю Гоголю бросается в глаза уже на центральной площади. В отличие от Ильича в камне, чей памятник стоит напротив писателя и подписан немногословно: «Ленин», у Гоголя и имя с отчеством высечены, и даже даты рождения и смерти.

– Наше ему сорочинское спасибо, – указывая рукой на памятник, встречает нас директор местного Дома культуры Сергей Мищенко. – Раньше знакомые милиционеры на ярмарку съезжались, сядут – и давай отмечать. Тосты у них такие были: спасибо этому дураку, что нас тут каждый год собирает.

Если бы не юбилей Гоголя – 200 лет со дня рождения, денег на ремонт старый клуб не видал бы ещё долго. В селе шутят: ближайшего подарка от власти ещё столетие ждать.

Несколько лет назад у директора Дома культуры проснулась коммерческая жилка, и он открыл на втором этаже бильярдную. Повалила молодёжь, с человека брали 75 копеек в час.

– И тут – на тебе: библиотеке сельской деваться некуда. Я, конечно, приютил их, но бильярдное дело они нам запороли, – сокрушается Мищенко.

Он сетует, что после ремонта посадочных мест в клубе станет в два раза меньше. Говорит, приходится соблюдать все санитарные и строительные нормы. С ростом популярности Сорочинцев растёт и внимание со стороны проверяющих органов.

– Приехали полтавские – опломбировали счётчик. Бригада ремонтников поехала, с ними всё порешала, – подмигивает директор Дома культуры. – Глядим – миргородские пожаловали.

В культуре он с молодости – начинал баянистом в сорочинском костнотуберкулёзном санатории. Ходил по палатам, развлекал больных. Любовь к культуре – это у Мищенко семейное: сын руководит местным этнографическим музеем, жена – музеем Гоголя. Сам Сергей Гоголя недолюбливает – говорит, тяжело читается.

– О Гоголе лучше у жены спросите. Не уверен, но она его любить должна – директор музея всё-таки, – улыбается он.

Седой бородатый мужчина, кум директора клуба Владимир Подоляка – пример того, что с культурой в Сорочинцах полный прядок. Он участник коллектива самодеятельности «Жабокрюкивськи дядькы» и активист агитбригады – ездит по округе, воспевает труд. С каждым годом, правда, всё реже.

– Не за что агитировать, – разводит он руками. – Политиков в песнях восхвалять мы не хотим, хотя нас просят. Приходится агитировать в школах за экологию.


У Сергея Мищенко самая культурная семья в Сорочинцах: он - директор местного Дома культуры, а его жена руководит музеем Гоголя

Подоляка помнит всех политиков, побывавших на ярмарке в последние годы. На нынешнюю приезжал неугомонный депутат Олег Ляшко. Народный избранник корову подоил, пасеку посетил, вспоминает Владимир. Показательные выступления демонстрировал в Сорочинцах и спикер Владимир Литвин. Говорят, стал корову доить в новенькое ведро. Кто-то из местных показухи не выдержал и спросил у главы Верховной Рады: товарищ Литвин, почём молоко на завод сдавать будете? Спикер ретировался. Особенно тепло вспоминает Подоляка Виктора Ющенко. Всем хорош, если бы не один недостаток – всегда опаздывал.

– Помню, сшили детям костюмы пчёл – президента порадовать решили. В 10 утра пчёлы, как штык, стоят, ждут. Час ждут Ющенко, два, а его всё нет и нет. Явился только к 5 вечера, – возмущается Подоляка.

Село будущего


Когда заканчивается ярмарка, Большие Сорочинцы ничем не отличаются от соседних сел

О политике в селе спорят, на удивление, мало – на последних выборах голоса разделились почти поровну между регионалами, нашеукраицами и бютовцами. Кого больше поддержали, даже в сельсовете не помнят.

– Мы от погоды зависим больше, чем от власти, – полушутя говорит секретарь сельсовета Ирина Пазинич. – В этом году урожай был плохой – засуха. Тучка обошла нас стороной.

Жители села судачат, что это гоголевские проделки. Но Пазинич с ними не согласна:

– Я вам заявляю как бывший учитель физики: ничего подобного. Всё, что люди называют мистикой, или ещё не изучено, или действие силовых полей.

Ни о мистике, ни о силовых полях Ирина сейчас думать не может – после ярмарки у неё отходняк. Ярмарка – в селе событие года, точка отсчёта местного календаря. Пазинич признаётся: между собой селяне называют её стихийным бедствием.

– Два месяца подготовки, неделя тяжёлого труда, – вздыхает она. – Конечно, местные зарабатывают – кто на продаже сувениров, кто на сдаче жилья.

Для сельсовета такой пиар обходится дорого, да и желаемых результатов не даёт – организацией ярмарки занимается коммерческая структура, в сельский бюджет идут только отчисления за аренду земли. В этом году поступило чуть больше 20 тысяч гривен. При бюджете села в 2 миллиона гривен – копейки.

Зато сорочинской инфраструктурой местные гордятся – две школы, санаторий, больница, несколько десятков магазинов, бары, парикмахерские, лесничество, пилорамы, пусть и в частном владении, но сохранился колхоз, который теперь называется монументально: АОПП «Великосорочинское».

В домах скоростной интернет, который появился здесь задолго до того, как на центральных улицах загорелся свет. Околицы села, правда, не освещены до сих пор. Да и население окраин редеет. По статистике, здесь живёт 4 тысячи человек. Это много по сравнению с соседними сёлами и мало для Сорочинцев – несколько десятилетий назад здесь было вдвое больше жителей. Глобализация.

– За последние годы треть наших жителей отказалась от хозяйства. В основном это молодые люди – птице, скоту и огороду они предпочитают пусть мелкий, но бизнес, – рассказывает Ирина Пазинич.

Николай, мужчина за 50, раньше жил на Каторге – так называется одна из окраин села. Он обожает эти места и спасает их как может – трижды проводил электричество последней жительнице Каторги – бабе Зайчихе. Теперь Каторга заросла травой, опустевшие дома обокрали. Что не украли – развалили, что не развалили – рухнуло само. Николай здесь бывает редко, только с гостями вроде нас.

– Кроме Каторги умирает ещё одна околица Сорочинцев – Диброва, – рассказывает наш проводник. – 70 хат стояло, теперь 10 или 11 осталось. Раньше такое понятие было: густота населения. Нет этого уже – ни понятия, ни густоты.

Кириллович – сельский супермен


Ценный мех. Местный житель Николай Муха мечтает взять в аренду кусок леса и разводить зайцев

Все, кто знает Николая Муху, сразу предупреждают: человек он добрый, незлопамятный, но много матерится. Муха, в народе просто Кириллович, – хозяин, какого ещё поискать надо. У него пять сотен пернатых: дикие утки, цесарки, куры, голуби, гуси. А ещё заяц, три охотничьи собаки, жена, дети, четыре внука, две работы. По ночам он охраняет бычков на поле, днём работает водителем.

– Поговаривают, колхоз наш Янукович под себя подмять хочет. А ведь кто под Киевом ходит, тому живётся ху*во, – делится Кириллович.

У него в селе репутация куркуля. Говорят, недавно продал бычка за 1,5 тысячи гривен, а на вырученные деньги купил годовалому внуку подарок – «цепку золоту».

Мы стоим в гостиной его дома, по обе стороны от дверного проема – меха: слева чучело убитого охотником Мухой кабана, справа – две норковые шапки.

Ещё Кириллович – мужик не только отважный, но и современный. Недавно пошёл войной на начальника. Недосчитавшись машины кукурузы, тот обвинил водителя в воровстве и уволил. Муха разозлился – нашёл адвоката и подал в суд. Служители Фемиды постановили Кирилловича на работе восстановить, машину, на которой он работал, вернуть. Хорошей работы, как прежде, ему, правда, уже не дают, но и уволить больше не пытаются.

Муха берёт зайца за задние лапы и признаётся, что мечтает разводить этих животных, не хватает только участка леса в аренду:

– Но я ж не Лозинский, таким, как я, леса не дают. У нас только гектары воруют – был пай 4,8 гектара, а осталось 4. Куда остальное испарилось – х*й знает!

Молодым здесь не место


Лучи света. Стас (слева) и Андрей Калагарцы – единственные неформалы в Больших Сорочинцах. Они играют на гитарах, лазят по крышам и бьют граффити на стенах магазинов

Братья Андрей и Стас Калагарцы в сорочинских пейзажах выглядят как потерпевшие крушение инопланетяне. У старшего Андрея на руке браслет с заклёпками – смастерил сам из старого армейского пояса. Стас, его младший брат, – в стильной шляпе а-ля хипстер. Жители села над ним насмехаются – такие шляпы в Сорочинцах только алкоголики носят.

Андрей поступил в полтавский техникум, туда же собирается и 9-классник Стас. Их задача – поскорее и желательно подальше уехать из села, в котором украинские президенты находят первые ростки прекрасного далёка. Парни мечтают создать свою рок-группу – любовь к музыке привил им отец-музыкант.

– С батей мы, правда, порознь живем – от мамы он съехал, выбрал Бога. Зато от него осталась советская электрогитара «Аэлита», – говорит Андрей.

Развлекаются разнообразно и со вкусом: недавно из пластиковых бутылок сколотили плот и три дня по реке катались. Лазят на вышки мобильной связи, на крыши старых домов. Увлеклись граффити – разрисовали стену местного магазина. Вредителей нашли, и стену заставили закрасить.

– Движняк в селе только по субботам. Все сходятся на местную дискотеку – одни поглазеть на драку, другие подраться, третьи – получить, чтоб жилось не скучно, – наперебой рассказывают ребята.

Их единственный единомышленник в селе – Серёга, который танцует брейк-данс и увлекается хип-хопом. Да и тот скоро переедет в Киев – работать охранником. А пока, чтобы не скучать, организовал в селе бесплатную школу брейк-данса для детей.

– Как ещё спасаться? Вокруг бухают все. Я вообще считаю: таким, как я, здесь не место, – сокрушается Сергей.

Место или не место – не вопрос для двух девушек, сидящих на скамейке у одного из местных кафе. Оля и Катя коротают вечер за поеданием семечек, обсуждением последних сплетен и провожают глазами каждую проезжающую машину.

– Слышишь собачий лай? Это значит, где-то неподалёку ведьма летает, – оглядывается по сторонам Катя.

– Ага, – шепчет Оля. – Говорят, что в «Вие» так и было. Воно пиднимаеться над тобой, а потом сныться.

О том, что Большие Сорочинцы пронизаны мистикой и чертовщиной, говорит даже увлекающийся брейком Серёжа:

– На ярмарку к нам сатанисты приезжали. Племянник видел, как в заброшенном доме сидели люди в чёрных накидках, склонив головы над пентаграммой, и жгли костёр. Судя по крикам, кота убивали. Возможно, что-то такое есть и у Гоголя, не читал

Евгения Даниленко, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.