Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Место на кладбище – тоже недвижимость

Место на кладбище – тоже недвижимость
Здесь свои расценки, свои схемы покупки и продажи и даже свой вторичный рынок
000


«Суперпредложение! Срочно продам двойное место на кладбище «Лесное». Хорошее место расположения. Кладбище закрытого типа» – обнаружив это объявление в интернете, мы позвонили по указанному номеру.

– Участок в центре кладбища. Можете подъехать, посмотреть, – сообщил некто, представившийся Владимиром. 

– Только два места нам не нужно. 

– Ладно, договоримся, – собеседник предложил встретиться на следующий день у входа на погост. Автором объявления оказался мужчина лет 35 – низкорослый, небритый, в тёмных очках. На встречу он явился в сопровождении девушки. 

– Это её мать там похоронена, – представил Владимир свою спутницу Оксану.

Могилы second hand



Вторичное использование погребальных ям – не украинское изобретение. Два года назад крупнейшее кладбище Лондона выставило на продажу «могилы б/у»: останки, покоившиеся в них более 75 лет, перезахоранивали, а имена с надгробий попросту соскабливали. Как пояснили представители City of London corporation, владеющей кладбищем, многие могилы выкопаны так глубоко, что в них можно поместить по несколько гробов, а повторное использование памятников – хороший способ их сохранения.
– Вопрос нехватки места для захоронений давит уже давно, – заявил управляющий кладбищем Ян Хусейн, оправдываясь перед британцами, которые сочли ноу-хау кощунством. – Единственный способ решения – повторное использование старых могил. Во многих находится один-два гроба, так что сверху остаётся достаточно места для других. Мы не ожидали, что это предложение будет таким популярным, ведь это радикальное изменение нашего мировоззрения. Однако мы были удивлены спросом!


Двуспально
 
Оксана быстро обрисовала ситуацию: мать умерла 20 лет назад, а значит, теперь в её могиле можно похоронить кого-нибудь ещё. 

– Как? Гроб на гроб, что ли? – осторожно спросил я.

– Ну конечно! – воскликнула Оксана, – так сейчас все делают!

Последняя фраза звучала из её уст неоднократно. Когда же я засомневался в законности планируемой сделки, вмешался Владимир.

– Да, продавать место запрещено, поэтому мы оформляем дарственную и передаём вам свидетельство о смерти, – Владимир извлёк из нагрудного кармана сложенную вчетверо бумагу. – Распоряжается участком тот, у кого этот документ.

Опасения, что повторно использовать могилу и менять надгробную плиту не позволит администрация кладбища, были вмиг отвергнуты: 

– Я вас умоляю, администрации до этого дела нет, – включилась Оксана. – Вы им показываете документы, они роют вам могилу. Ой, не вам. Ну, вы поняли, так все делают.

Мы свернули с центральной аллеи и, пройдя ещё сотню метров, оказались на месте. Оксана указала на ограду, за которой среди зарослей бурьяна виднелась верхушка металлического креста. Здесь два места: одно, которое пока вакантно, стоит $3 тыс. А в паре с могилой, где похоронена Оксанина мать, – $5 тыс. Девушка объяснила, что уезжает из страны навсегда, нуждается в деньгах, потому и продаёт могилку. Родственников, которые претендовали бы на участок, нет: отец умер и похоронен далеко отсюда.

– Я сирота, – успокоила меня Оксана. 

В Киеве она не единственная, кто продаёт места под захоронение. Подобных объявлений в интернете немало. Некий Евгений готов предоставить место на Байковом кладбище (оно находится неподалёку от центра Киева и считается в столице самым престижным) за $12 тыс., Валерий – два места на Берковцах (это уже подальше) за 10 тыс. евро. Надежда Михайловна предлагает пустующее место на Южном кладбище (30 км от города) рядом с могилой отца мужа за $4 тыс. Оно «забронировано» для ближайшего родственника покойного, но, по словам Надежды Михайловны, это не проблема. 

– Мы передаём вам наши документы, вы их предъявите, и всё, – объясняет она схему. 


Смерть и закон

Впрочем, как утверждает президент юридической компании «Кириченко & Партнёры» Николай Кириченко, никаких законных схем, позволяющих гражданам продавать или дарить могилы, не существует. 

– Родственники покойных не могут распоряжаться участками на кладбище: эта земля является коммунальной собственностью. Все решения по ней принимаются местными исполнительными органами, в Киеве – Главным управлением ритуальных услуг горадминистрации, – говорит юрист. 

Вариант с повторным использованием могилы его и вовсе обескуражил. 

– По закону, на месте захоронения 75 лет не может размещаться никакое другое захоронение или сооружение. Иными словами, это место считается неприкасаемым, – объясняет г-н Кириченко.

Силой закона. Юрист Николай Кириченко: закон устроен так, что проблем у торговцев кладбищенской землёй не возникает
Силой закона. Юрист Николай Кириченко: закон устроен так, что проблем у торговцев кладбищенской землёй не возникает




И всё же, по словам правоведа, в законе о погребении и похоронном деле есть лазейка, благодаря которой кладбищенские участки сбываются без особых проблем. Допустим, вдова заявляет о своём желании быть погребённой рядом с супругом. В этом случае выделяется место под родовое захоронение – на два места. «Пользователем места захоронения» становится лицо, совершившее первое захоронение – допустим, сын покойного. В дальнейшем именно он будет решать, кого хоронить рядом с родителем. 

– Закон не обязывает ритуальную службу удостоверяться в существовании родственной связи между похороненными, и на этом спекулируют пользователи мест захоронений: они могут назвать родственником покойного кого угодно, – говорит Николай Кириченко. 

«Пользователю»-торгашу стоит опасаться лишь собственных родственников – если они обратятся в милицию, махинатору может грозить уголовное наказание вплоть до трёх лет лишения свободы за надругательство над могилой (ст. 297 УК).

В шапке, с рюкзаком
Наивно полагать, что заведующие столичными погостами ничего не знают о торговле могилами, однако с администрацией Лесного кладбища (в черте Киева) договориться о выделении места под захоронение не удалось.

– Вы что, в магазин пришли? – возмутился заведующий. – У вас льготник? Если нет – только на Северном кладбище!

Здешние могильщики поначалу тоже не спешили помочь советом. 

– Здесь вам ничего не светит, свободных мест нет, – неохотно заговорил один из копателей.

– Как это не светит? – вмешался его коллега постарше. – У вас «уже» или «на подходе»? 

– На подходе.

– А вот когда будет уже, тогда и приходите – договоримся. Только шапку наденьте, чтобы волосы дыбом не встали, когда вам цену назовут. 

Назвать цену могильщики отказались, продолжив острить, как принято в их профессии.

– Наполните доверху, – старший ткнул пальцем в мой рюкзак. 

Его нежелание озвучить сумму вполне объяснимо: если «уже» случится через полгода, расценки будут другими. Кладбищенская недвижимость в Киеве дорожает теми же темпами, что и любая другая, и даже стремительнее – ведь новые кладбища строят реже, чем новые дома. 

По официальным данным, ежегодно в столице хоронят более 10 тыс. человек. Тем временем для столичных мертвецов остаются открытыми лишь Северное и Южное кладбища (оба – в 30 км от города). На последнем, по оценке специалистов Главного управления ритуальных услуг, участков не будет хватать уже через 2–3 года. Киев нуждается в строительстве нового загородного кладбища площадью не менее 120 га, однако местные сельсоветы выделять драгоценную землю под такое дело не спешат.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.