Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Каменные борцы. Как в Украине разрушали архитектурные памятники

 Каменные борцы. Как в Украине разрушали архитектурные памятники
Архитектурные памятники в Украине сносили и век назад. Картина мало чем отличалась от нынешней: горстки энтузиастов боролись за старинные здания с застройщиками и властью
000

В 1906 году в Чорткове взялись перестраивать костёл. Получилось неплохо: современные туристы восхищаются высоченным храмом Св. Станислава. Вот только стоит он на месте более древней святыни. По тогдашним правилам, о будущих изменениях застройщики обязаны были уведомить общественность. Но не уведомили, втихую разрушив церковь. Защитникам старины оставалось только писать в прессе о своих «удивлении и боли». Группа хранителей Восточной Галиции рекомендовала городу сохранить древние оборонные стены вокруг костёла, но новая святыня требовала места, и стены разобрали. Защитники держались до последнего, умоляя спасти хотя бы украшенные гербами древние могильные плиты с костёльного двора. Крохотная, но победа: надгробия вмонтировали в стены монастыря.

Удивление и боль
То, что старые здания надо беречь и реставрировать, человечество поняло не так давно. В конце XVIII века Европа активно избавлялась от оборонных стен и валов, мешавших уличному движению. Древние башни считались пережитком: старые фортификационные сооружения сносили во Львове, Жовкве, Коломые. Чудом уцелел замок Любарта в Луцке — успели разобрать только замковую церковь.

Отрезали по живому. Костёл Св. Станислава в Чорткове построили на месте разрушенного древнего храма

Первыми спохватились французы: в 1791 году они объявили памятники истории и культуры всенародным достоянием. С начала XIX века художники всё чаще отправлялись на пленэр, запечатлевая полуразрушенные замки и монастыри, пресса печатала гравюры с их изображениями. А волна романтизма, захлестнувшая Европу в 1830-е годы, породила моду на угрюмые руины: в них наконец-то разглядели культурную ценность.

Сотни аристократов исследовали замки, нависающие над европейскими реками Рейном, Луарой, Дунаем. Увы, в это же время местные жители продолжали разбирать на камни замки Збруча или Днестра. Некоторые фрагменты стен и башен уцелели до наших дней лишь благодаря прочности строительного раствора, замешанного на яйцах, и удачно выбранным местам на вершинах холмов, откуда тащить камни непросто.

К концу XIX века охрана старых сооружений стала трендом. Особенно на западноукраинских землях: лишённая государственности Речь Посполитая, распятая между Габсбургами и Романовыми, пыталась сохранить себя — в том числе и благодаря архитектуре. Ситуация напоминала нынешнюю: группка профессионалов и энтузиастов, не понимаемая ни народом, ни властью, грудью кидалась на защиту древностей.

В 1861 году во Львове создали Товарищество стимулирования искусств, пропагандирующее охрану древностей. А в 1889 году там же появилась Группа хранителей Восточной Галиции (ГХВГ). Время требовало: промышленная революция, миграция крестьян в города и повышение уровня жизни меняли пасторальные пейзажи с бешеной скоростью. Под натиском прогресса падали старенькие деревянные церквушки и тесные готические костёлы, им на смену приходили однотипные каменные храмы. Чтобы остановить разрушения, ревнители старины организовывали экспедиции в провинцию.

Бедность — порок. На реставрацию замка в Чернелице не хватило денег

Финансы решают
Капиталисты рубежа XIX–XX веков, как и нынешние нувориши, нередко плевали и на историю, и на законы. Это сегодня львовское здание в стиле модерн за спиной бронзового Мицкевича не режет глаз. А современников строительства «небоскрёб Шпрехера» возмущал. С 1829 года на месте дома стоял другой, поскромнее. В кафе «Монополь» на его первом этаже часто бывал Иван Франко. Но в 1910 году дом купил крупный застройщик Йона Шпрехер, чтобы спустя три года снести его и взяться за возведение нового, побольше. Не помешало даже то, что в городе было запрещено строить здания выше четырёх этажей. Первый этаж не считаем, второй подадим как антресоли, над последним построим мансарду побольше. Получилось фактически семь этажей, хотя по бумагам — законные четыре.

Многое и тогда упиралось в деньги.
31 мая 1904 года в президиум ГХВГ телеграфом доставили депешу Казимира Пшибыславского. Обеспокоенный пан сообщал, что Самуэль Мосберг, владелец замка в Чернелице (сейчас Ивано-Франковская обл.) взялся переделывать твердыню себе под жильё. Но 18 мая форпост сгорел, и теперь хозяин намерен разобрать башни замка на кирпичи для нового дома. Группа дала указание властям и направила архитектора Теодора Талёвского изучить объект. Вердикт был следующим: замок консервировать, немедленно перекрыть башни. Для этого ГХВГ перечислила из своего бюджета 400 крон, ещё 600 должен был добавить Мосберг.

Правильный стиль. Собор Александра Невского в Каменец-Подольском возведён по типовому проекту

На Мосберга писали доносы: мол, он и так богач, зачем его спонсировать? Деньги Самуэлю всё же перечислили — лишь в 1906 году, когда он сам подлатал крыши, а потом написал в ГХВГ письмо, в котором просил ещё 2000 крон на ремонт стены. Иначе, писал Мосберг, она упадёт «и сделает напрасными все усилия, которые нижеподписавшийся прилагал к замку на протяжении нескольких лет». Денег не дали. Сегодня и крыши над башней нет, и стены всё так же в трещинах, а кое-где и вовсе разбираются местными на камень.

Подобно тому как активисты во Львове и Ужгороде сегодня пытаются бороться с пластиковыми окнами в старых домах, так же в своё время боролась ГХВГ с громозд-кими витринами, закрывавшими часть исторических фасадов. К примеру, защитники отправили в магистрат Львова требование разобрать деревянные витрины у «Каменицы Шембека» XVII в. — дома №7 на площади Рынок.

Но если на кого и стоит равняться нынешним краеведам и общественным активистам, так это на Подольское туристическо-краеведческое общество (ПТКО), действовавшее в 1925–1939 годах. Оно отреставрировало замки в нынешней Тернопольской области — в частности, в Окопах, Кривче и Чорткове. Своей сегодняшней туристической привлекательностью Южное Подолье в немалой степени обязано именно ПТКО.

Идеологическая стройка
Пока на западе пытались спасать замки и костёлы, в центре и на востоке Украины перестраивали подольские, полесские, северские и надднепрянские храмы под каноны синодального стиля. В 1800 году царь Павел І не без подсказок Синода издал указ о запрете строительства трёхглавых, да и всех прочих храмов в украинском стиле. В начале XIX века Синод разработал несколько объёмно-планировочных решений, единственно позволенных на территории Российской империи. Никакой архитектурной вольницы, никакого проявления украинского характера в зданиях. Особенно досталось бывшим костёлам и униатским церквям, деньги на перестройку которых брали с участников польского восстания 1863 года. Главные соборы в губернских центрах, например, храм Александра Невского в Каменец-Подольском, тоже возводились по типовым проектам.
Впрочем, были и позитивные примеры. В 1903–1904 годах киевскую церковь Спаса на Берестове восстановил сторонник научной реставрации академик Пётр Покрышкин, освободив из-под поздних достроек древнейшие части храма X–XII веков. А на реставрацию Васильевского собора в Овруче деньги собирала вся Российская империя. Один из самых роскошных храмов Киевской Руси несколько столетий простоял в руинах. А с 1907 по 1911 годы святыню скрупулёзно восстанавливали под руководством Алексея Щусева, позднее известного как автора проекта мавзолея Ленина. В работе использовали даже кусочки кирпичей, валявшихся вокруг храма. На освящение церкви приехал царь Николай ІІ, а Щусев за свою работу получил звание академика.

Ирина Пустынникова, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.