Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Евромайдан

Анализ крови. Почему Майдан одержал первые победы

Анализ крови. Почему Майдан одержал первые победы
Майдан одержал первые победы: в отставку ушло правительство Николая Азарова, отменён пакет так называемых репрессивных законов. Фокус объясняет, почему это произошло, и анализирует детали переговоров власти, оппозиции и народа
000

Протестные акции в регионах и упорство защитников Майдана принесли свои плоды — власть пошла на беспрецедентные уступки. Выполнено одно из самых первых требований протестующих, выдвинутое ещё в конце ноября прошлого года, — в отставку ушло правительство Николая Азарова. Занять вакантное кресло неожиданно предложили Арсению Яценюку, а должность вице-премьера — Виталию Кличко. Оба отказались, выдвинув встречные требования. Фокус разъясняет пять главных вопросов текущего момента.



Почему власть пошла на уступки


По нескольким причинам. Эффект от так называемых репрессивных законов оказался обратным — Майдан не испугался и не разошёлся, а вместо партийных флагов взял в руки коктейли Молотова. Уличное противостояние на Грушевского, низовая самоорганизация и взаимопомощь активистов и, что очень важно, захваты областных и районных администраций по всей Украине показали: силовой ресурс власти на пределе. В Черкассах к борьбе с демонстрантами привлекали сотрудников ГАИ, в Западной Украине бойцы внутренних войск благодарят местных жителей за то, что те блокируют их в местах дислокации, не позволяя ввязываться в конфликт.


Перекур. Бои на Грушевского уже не так интенсивны.

Власть согласилась на вполне устраивающий её сценарий: отменить законы, которые сама же и приняла. Этот «нулевой вариант» стоил нескольким активистам жизни, а нескольким сотням, если не тысячам — увечий и арестов, что превратило доселе мирный Майдан в открытое восстание. В то же время бороться против майдановцев вполне можно и без новых законов, только вместо «массовых беспорядков» вменять «насилие в отношении представителя правоохранительных органов», вместо «экстремизма» — «разжигание розни или ненависти» и так далее.

Вторая существенная уступка — предложение оппозиционерам войти в состав нового правительства. Главная цель очевидна: внести раскол в протестное движение, сыграв на амбициях и тщеславии политических лидеров. К тому же этот шаг был позитивно оценён на Западе. По обе стороны Атлантики его истолковали как знак готовности украинской власти к компромиссу, ведь в цивилизованных странах досрочные выборы и «широкое правительство» — главные способы преодоления политических кризисов. Но в нынешней Украине такой метод вряд ли окажется эффективным, и далее Фокус объя­снит почему.

Нужно ли оппозиции идти в правительство

Нет. Отказавшись от соблазна получить высокие посты прямо сейчас, лидеры оппозиции сохранили за собой политические перспективы на будущее. «При царских полномочиях президента, его тотальном контроле над судами, прокуратурой и так далее входить в правительство нам нет никакого смысла, — говорит Фокусу депутат от Батькивщины Андрей Павловский. — Окружённый враждебно настроенными министрами, тот же Яценюк не смог бы ничего сделать, тогда как провластные СМИ сваливали бы на него все промахи власти. И закончилось бы всё его отставкой месяца через три».

Оппозиция выдвинула власти главное условие — возврат к Конституции 2004 года (с декларацией парламентско-президентской формы правления), урезающей полномочия президента и передающей их парламенту, в первую очередь в части влияния на Кабинет министров. Кроме того, по новой старой Конституции выборы проходили бы на полгода раньше, чем при действующей, то есть уже в октябре этого года.

Многие представители оппозиции требовали немедленного возобновления политреформы. Юридическую основу под это подвёл экс-депутат, один из соавторов текста Основного Закона Виктор Мусияка. По его мнению, Конституционный суд может признать, что он вышел за пределы своих полномочий, отменив политреформу в 2010 году. Учитывая, что КС в последние годы открыто лоялен к Администрации президента, при наличии политической воли вопрос мог бы быть решён очень быстро.

Но президент от своих полномочий пока отказываться не собирается, оппозиция, в свою очередь, согласилась на создание некой «рабочей группы», которая будет заниматься разработкой изменений в Конституцию. На практике это означает, что до выборов 2015 года изменения в Основной Закон внести вряд ли успеют.

Тем более что расширять полномочия парламента согласны далеко не все оппозиционные депутаты. Лидер Свободы Олег Тягнибок напомнил, что его партия вообще за президентскую республику. А вероятность вхождения свободовцев в «широкое правительство» руководитель парии в разговоре с Фокусом оценил в «одну десятую процента» (впрочем, в отличие от Батькивщины и УДАРа, постов в Кабмине националистам не предлагали, по крайней мере публично). Арсений Яценюк и Виталий Кличко от вхождения в правительство также отказались, несмотря на то, что, по имеющейся информации, их к этому активно подталкивает Запад.

Но Майдан, в последние недели превратившийся в почти самостоятельный субъект политики, такому повороту событий не обрадовался бы. «Не для того мы стояли два месяца, не для того шли под пули, чтобы кто-то получил тёплое место в правительстве!» — говорили Фокусу активисты Майдана. И лидеры оппозиции, уже несколько раз освистанные майдановцами, эти настроения, кажется, понимают. В отличие от власти.

Почему Николай Азаров подал в отставку и другие кадровые сюрпризы

«Принуждение Яценюка к премьерству», — в шутку прокомментировал действия уже бывшего главы правительства один из депутатов от Батькивщины. На самом деле заявление Азарова об отставке, оперативно подписанное президентом, могло символизировать серьёзность предложения о «широком правительстве»: дескать, никаких «кидков», соглашайтесь и берите портфели.

В оппозиции отставку Азарова трактуют иначе. «Глава Кабмина, который должен был бы прийти в парламент с отчётом, услышал бы в свой адрес массу критики, — объясняет Фокусу Олег Тягнибок. — Поэтому они решили пойти путём попроще, и Азаров сам написал заявление». Глава правительства заявил прямо: он уходит, чтобы «создать дополнительные возможности для общественно-политического компромисса», то есть для того, чтобы позволить мирно выйти из революционной ситуации.


Лёд тронулся. Переговоры власти и оппозиции начали приносить конкретные резул

В то же время в Партии регионов утверждают, что с нынешним кризисом уход Азарова не связан. «Вопрос о переформатировании правительства ставился ещё в декабре,— говорит Фокусу депутат-регионал Владислав Лукьянов. — Но из-за протестных событий его решение немного сдвинулось во времени. С новым составом Кабмина мы спешить не будем, главное — чтобы он был профессиональным».

В любом случае отставка Николая Азарова — логичное следствие перестановок в высших эшелонах власти, которые назревали задолго до евромайдана. Протестные акции этот процесс лишь ускорили. Так, ослабление позиций Сергея Лёвочкина привело к его отставке с поста главы Администрации президента. На его место пришёл давно и хорошо себя зарекомендовавший уже экс-секретарь Совета нацбезопасности, личный друг президента и опытный аппаратчик Андрей Клюев. Стараниями оппозиции он превратился едва ли не в самого демонизированного персонажа из ближайшего президентского окружения. «Именно Клюев несёт ответственность за кровавый разгон евромайдана 30 ноября и избиение студентов», — заявлял ещё до начала переговоров оппозиции с президентом Виталий Кличко. Тем не менее оппозиция негласно признаёт дипломатические умения нового главы АП, который на протяжении многих лет был главным коммуникатором между президентом и его оппонентами и носил неформальный титул «директора парламента».

Укрепление на новом посту Клюев начал со столицы. Вместо Александра Попова новым главой Киевгосадминистрации был назначен близкий к нему депутат многих созывов регионал Владимир Макеенко. Он не вызывает особой нелюбви у оппозиции, но считается при этом хорошим исполнителем. Эти качества могут пригодиться власти и во время президентских выборов, и в случае если революционная ситуация в столице обострится или, наоборот, утихнет. «Оранжевая революция» доказала, что киевский голова (на тот момент — Александр Омельченко) может играть на выборах одну из главных ролей. Но пока что деятельность Макеенко будет скорее номинальной: здание мэрии захвачено революционерами, и новому главе КГГА приходится ютиться в Печерской райадминистрации.

Наряду с усилением Клюева состоялось и давно ожидаемое усиление позиции группы, приближённой к самому президенту. Исполняющим обязанности главы Кабмина стал первый вице-премьер Сергей Арбузов, которому эту должность прочили ещё с конца 2012 года. Если оппозиция всё-таки не войдёт в широкое правительство, а революция затянется, Арбузов вполне может потерять приставку «и. о.», что приведёт к дальнейшим пертурбациям в Кабмине и увеличению влияния ближайшего круга приближённых к Виктору Януковичу политиков. И массовые протесты для всех этих перестановок окажутся лишь фоном.

Приведёт ли захват областных госадминистраций к расколу страны

Вряд ли. Когда по всей стране только началась волна захватов зданий облгосадминистраций, угроза раскола казалась вполне реальной. На западе и в центре объявляли о непризнании центральной власти и легитимности созданной оппозицией Народной Рады, на востоке чиновники и политики грозились «дать отпор бандеровским захватчикам». Но через пару дней стало понятно, что протестующие смогли занять лишь здания органов власти, но не получили саму власть. В захваченных зданиях ОГА люди в основном занимаются организацией своих бытовых вопросов, «народные администрации» ограничились символическими решениями вроде запрета деятельности Партии регионов и Компартии в своих областях. На востоке из «титушек» и неравнодушных граждан создаются «народные дружины», которым нечего охранять, поскольку никаких захватчиков нет и в помине. Словом, о двоевластии и возможной угрозе сепаратизма речь пока не идёт.


Тяжело в учении. Самооборона Майдана на тренировке

Как рассказал Фокусу член Народной Рады Андрей Павловский, главная цель этого органа — не создание альтернативных госструктур, а организация «всенародного опроса о доверии президенту и власти в целом», не более того. Переподчинять себе исполнительную власть на местах Народная Рада, которая провела пока лишь одно — учредительное — заседание, не собирается. Да и в целом власть и оппозиция уделяют внимание событиям в провинции часто лишь на словах — все силы стянуты в Киев. Впрочем, Павловский не исключил, что в будущем что-то изменится — «если ситуация будет обостряться».

Но и в таком случае о расколе Украины говорить не стоит. Сепаратизм — излюбленная тема части западноукраинской и юго-восточной интеллигенции, любящей рассуждать о культурно-ментальных отличиях жителей разных концов страны. Но для экономики разрушение налаженных за годы независимости связей между западом и востоком обернётся огромными потерями. В том числе и для олигархов, которые спонсируют украинских политиков, а следовательно, могут уберечь их от слишком радикальных действий.

Достигли ли стороны перемирия

Перемирием текущую ситуацию можно назвать лишь условно. Лидеры оппозиции регулярно ходят на переговоры с представителями власти и синхронно голосуют в парламенте. На Грушевского стреляют и бросают камни гораздо реже. Но в то же время в регионах не прекращается жёсткий прессинг местных активистов — ежедневно оппозиция сообщает о новых арестах, избиениях или исчезновениях.

Очевидно, что обе стороны копят силы. Последние решения ещё азаровского Кабмина (принятые в закрытом режиме, но просочившиеся в СМИ) — о шестикратном увеличении численности «Беркута» и «Грифона», легализации «народных дружин», закупке дополнительной амуниции и боеприпасов для спецпод­разделений — можно считать тому подтверждением. В то же время сценарий тотального силового подавления революции стал менее вероятным. Как сообщают многочисленные источники, несколько десятков депутатов, ориентированных на Рината Ахметова и Дмитрия Фирташа, отказались голосовать за чрезвычайное положение, что неминуемо привело бы к новой крови на улицах. Но и разваливаться на части Партия регионов, вопреки надеждам оппозиции, похоже, не собирается.

Оппозиция в своих торгах с властью и далее опирается на Майдан, хотя контролирует его всё слабее. А «Правый сектор» и прочие радикальные организации не контролирует совсем.

Ни власть, ни оппозиция не хотят давать даже неформальные прогнозы, поскольку, признаются, до конца не понимают ни своих ресурсов, ни ресурсов противника. И тем более не знают, как поведёт себя народ, который за последние два с лишним месяца неоднократно преподносил сюрпризы.



Сам народ внимательно следит за происходящим в парламенте и на переговорах в Администрации президента, укрепляет баррикады и уверяет, что «не уйдёт без победы», даже если политическая оппозиция возьмёт на себя обязательство расчистить Майдан.

Милан Лелич, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.