Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Герои нашего времени

Герои нашего времени. Как 37-летний Роман Зинченко преодолел страх

Герои нашего времени. Как 37-летний Роман Зинченко преодолел страх
«Герои нашего времени» — спецпроект Фокуса об украинцах, которые не ждут милости от природы, не пеняют на чиновников и не прячутся за спинами других. Наши герои знают, что нельзя отойти в сторону, когда нужно стоять; промолчать, когда нужно говорить; умыть руки, когда нужно действовать
000

Роман Зинченко, руководитель Украинской сети энергетических инноваций Greencubator, тренер по коммуникациям. Участвовал в создании волонтёрской группы «Народный госпиталь», собиравшей деньги на медикаменты и оборудование для госпиталей Майдана. После трагических событий в Одессе «Народный госпиталь» продолжил работу

В марте прошлого года снегопад заблокировал Киев. В те дни мне довелось поучаствовать в сообществе HelpKyiv — группе диспетчеров и водителей джипов, которые освобождали автомобилистов из снежного плена. Вспоминая тот опыт самоорганизации, я понимаю, что это была репетиция. Со многими из команды HelpKyiv мы встретились на Майдане.

22 января я с другом стоял в аптечной очереди. Перед нами — две девушки. Они покупали лекарства для раненых на немалую сумму — где-то 10 тыс. грн. Мы явно закупались по одному списку. Познакомились. И уже вместе поехали развозить медикаменты. Так родилась наша волонтёрская группа. Потом к нам начали присоединяться другие люди – через знакомых и соцсети.

Мы объединили финансовые ресурсы. Как правило, люди приходили в аптеку кто с сотней гривен, кто даже с тысячей. Но эти суммы не могли обеспечить покупки оборудования. Мы же хотели делать что-то посерьёзнее. Первый дефибриллятор, который купили, стоил 29 тыс. грн. Он спас жизнь человеку. Об этой истории узнали. Нам стали доверять. Собранный миллион гривен с хвостиком — хороший результат. Но мы были всего лишь одной из групп, занимавшихся обеспечением Майдана медикаментами. Это наша капля в океане.

Последний дефибриллятор мы оплатили в разгар стрельбы. Банки лежали, падала мобильная связь. У меня не проходил платёж, и я психовал. Нам на карточки продолжали поступать деньги, мы хотели их спасти. Не знали, что будет завтра. И уж точно не надеялись, что 21 февраля люди будут гулять по Межигорью.



Это был мой способ преодолеть страх. Страх выбивает. Побороть его можно, только что-то делая. Нужно было преобразовать его в какую-то конструктивную энергию. В некоторой степени это удалось.

В нашей команде много классных людей. И все разные — продюсер, дизайнер, ивент-менеджер, финансист. На одном из этапов в команде появился человек, который имеет отношение к медицине. У каждого из нас был свой подход к работе. Я, например, любил «ходить ногами», спрашивать, отфильтровывать «странные» запросы. А вот Саша за один день умудрялась четыре раза посадить айфон, не выходя из дома. Думаю, что все поставщики её или тихо ненавидят, или влюблены. Даша быстро принимает решения. Благодаря такому миксу людей у нас получалось довольно динамично работать.

Зимой я оценил, как классно иметь работу, на которой тебе кто-то платит зарплату. Я ведь самозанятый. Если не бегаю, у меня заканчиваются деньги. В декабре пришлось перевести в режим ожидания несколько проектов. Нужно было заниматься другими вещами. Но сейчас вернулся к своей работе. Я уже пять лет занимаюсь сетью энергетических инноваций — проект Greencubator.

Мы просто тыловики. Мы практически не лезли под пули. Я только пару раз брал с собой велосипедный шлем. А бронежилет не надевал уже семь лет. Мы не прошли того, что пережили ребята на передовой.

19 февраля я отключился после двухсуточного рейда по аптекам. А утром 20-го увидел пять пропущенных звонков. Часто думаю об этих звонках. Возможно, они были важными. Может, за ними чья-то жизнь.

У Народного госпиталя есть одна нереализованная мечта. Она бредовая-бредовая. Когда всё закончится, хотим покататься по Крещатику на каталке. На каком-то этапе, чтобы не съехать с катушек, защищаешься абсолютно сумасшедшими мыслями. Мы покупали несколько каталок. И зная, для чего они были нужны, идею теперь воспринимаю по-другому.

Помню тела пятерых погибших на траве Михайловского монастыря, накрытые целлофаном. Я отвёз партию лекарств, вышел на Костёльную, прошёл через баррикаду на Владимирскую горку. Солнце пробивалось сквозь дым, идущий от Дома профсоюзов, а какие-то люди мирно выгуливали собак.

Майдан — это ведь не место. Это состояние души.

Записала Елена Струк, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.