Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Военная агрессия России

Без вариантов. Один день из жизни освобожденного Славянска

Без вариантов. Один день из жизни освобожденного Славянска

Корреспондент Фокуса съездил в освобожденный от террористов город и убедился: разрухи в головах местных жителей ничуть не меньше, чем разрушений на улицах

000

- Здравствуйте, я журналист, можно задать вам пару вопросов? - сразу по приезду в город обращаюсь к немолодому местному жителю, сидящему возле сгоревшей автобусной остановки.

- А вы откуда?

- Из "Фокуса".

- Не, город какой?!

- Киев.

- Я с укрАинскими журналистами не общаюсь, - резко обрывает славянец.

- А почему?!

- Да врут они всё! Говорят, что войны здесь не было! Да какое не было, вы вон посмотрите: остановки нет, вон окна выбиты, вон куска дома нет, - собеседник размахивает руками в разные стороны.

- Почему же мы врем?.. Все наши СМИ только и рассказывают о войне, показывают разрушения…

- Врут и всё! – возмущенно обрывает мужчина.

Ладно. Пробую с другой стороны.

- А российские СМИ не врут? – спрашиваю вкрадчиво.

Выражение его лица меняется.

- Не… Ну там хоть какую-то правду узнать можно. А от вас никакой!

И тут же начинает вымещать на мне обиду на действия украинской армии:

- Зачем вы бомбили город, когда тут уже никаких ополченцев не было?! Мне вооот такой осколок прилетел, весь бок вспорол, - показывает рукой от своего плеча аж до пятки. – А когда Симоненко (лидер КПУ Петр Симоненко - Фокус) начал правду говорить, что надо перестать убивать мирных людей, его эти нацисты из Рады выгнали…

Благодарю за разговор и возвращаюсь к коллегам-журналистам, с которыми приехал посмотреть на бывшую "крепость" сепаратистов.

Первое впечатление по прибытию в город – будто и не было тут никакой войны вовсе, словно приехал в Фастов или Смелу.

Иногда попадаются сгоревшие магазинчики или остановки, разбитые и заклеенные полиэтиленом окна, выбоины на асфальте. Но общую картину мирной и спокойной жизни они не особо портят. По словам донецкого губернатора Сергея Таруты, всего в Славянске было разрушено 260 домов – немало, но для более чем стотысячного города все же некритично.

Потому решаем ехать в пригород Славянска, поселок Семеновку, где в свое время шли самые жаркие бои на этом участке фронта. Там разрушения гораздо более заметны, но "украинский Сталинград", как поспешили окрестить Семеновку в СМИ, - это явное преувеличение.

На круговом разъезде, отделяющем Семеновку от Славянска, осколками иссечены все знаки и вывески. Пара придорожных ларьков сгорела дотла. На заборе возле разрушенного дома трепещется плакат с надписью "NEED HELP".

Нас замечает немолодой прохожий. Александр, шахтер с 40-летним стажем, приехал из Горловки посмотреть на освобожденный город Славянск.

Александр, шахтер из Горловки

- Надо было как-то так сделать, чтобы не было войны, договориться что ли… - тянет неуверенно. Явно симпатизирует сепаратистам, но столичных журналистов опасается и подбирает слова. В перспективы восстановления Донбасса после войны не верит:  украинская власть разрушала шахтерскую отрасль, а "гвардия" еще и обстреливала шахты сознательно.

Рядом молодой загорелый парень загружает в фуру какие-то коробки.

- И что вы обо всем этом думаете? – показываю рукой на окрестные разрушения.

- Как отвечать: как надо или как есть на самом деле? – оценивает, можно ли мне доверять.

- Конечно, как на самом деле.

- Это все они виноваты! – неожиданно сверкает глазами и тычет пальцем в проезжающую мимо машину, которую я принял было за милицейскую.  

Отвечаю, что милицию не любят ни в Славянске, ни в Киеве, ни во Львове.

- Да какая милиция?! Это Нацгвардия едет! Это они все уничтожили тут.

Пауза. Продолжает.

- Чего они сюда поприходили? Ополчение бы и само через месяц-два ушло.

- Почему?

- Да потому, что они нас защищали! Вы знаете, что у нас тут хотели добывать сланцевый газ?

Делаю удивленный вид.

- Отож! – довольный собой, парень идет к кабине фуры.

Решаем пройтись по первой попавшейся улице Семеновки. Фотографирую разрушенный дом, рядом с которым припарковался недешевый джип Toyota.

- Вы не дом фотографируйте, вы меня фотографируйте! – кричит через дорогу седовласый  мужчина с дипломатом в руке. Знакомимся. Зовут Василь Иванович, убежденный сторонник единства Украины.

Василий Иванович

- Вы так и напишите! Мы тут все за единую Украину! Вот и я, мне три года до пенсии, а еще огого, - на этих словах он резко опускается на землю и делает несколько отжиманий на кулаках. Настолько неожиданно, что даже не успеваю сфотографировать.

- Украина должна идти в Европу! Без вариантов! – продолжает, еще не отдышавшись.

Но Василий Иванович тут же сам и разрушает иллюзии относительно своих евроинтеграционных взглядов.

- А перед тем, как идти в Европу, мы должны объединиться с Россией, Казахстаном и Белоруссией, мы окрепнем, и тогда нам Европа потом ноги будет целовать и, этот, педикюр, делать…

Прощаемся с ним и сворачиваем на боковую улицу. Недалеко от перекрестка видим почти разрушенный двор. Фотографируем.

- Что, красиво? – с иронией окликает пожилая женщина с платком на голове. – Это мой дом, идем покажу. Людмила говорит по-украински, как и большинство встреченных нами жителей Семеновки.

Людмила

Заходим во двор. Из всех строений более-менее уцелел только один небольшой домик, где Людмила с мужем, сыном и невесткой теперь и живут под одной крышей. Во время боев она уехала из Семеновки, мыкалась с мужем по всему Донбассу, пока не добралась до Краматорска. Там ей сделали операцию, на которую ушли все семейные сбережения – 4000 гривен. Потому восстанавливать хозяйство ей уже не на что.

- А вы из какой организации? – спрашивает напоследок.

- Мы журналисты.

- Ну вот вы напишите, а дальше что? Нам хоть кто-то поможет? До сих пор власть украинская ничего не сделала…

Неловко откланиваемся и идем вглубь поселка. Чем дальше, тем меньше разрушений. Некоторые дома и вовсе остались невредимыми, некоторые – явно были запущены за много лет до войны.

Возвращаемся в Славянск. На улицах очень много национальной символики. В сине-желтый цвет окрашены опоры электропередач, вывески, лавочки, деревья. На стене одного из домов замечаю знаменитое "ПТН ПНХ" и пририсованный рядом украинский тризуб.

Идем к Славянскому горсовету. На центральной площади и памятнику Ленину, на которого после освобождения города надели сине-желтый шарфик.

Вдруг пристает какой-то местный забулдыга.

- Ай эм сорри, ю спик инглиш?

Объясняем, что отлично говорим и по-русски. Он не слышит – вероятно, привык попрошайничать у нахлынувших в Славянск в июле иностранных журналистов, а оценивать обстановку уже не способен. Шатаясь, на смеси русского и английского объясняет, что он съел мороженое, и теперь у него болит горло – просит денег на таблетку. Говорим, что денег нет, лишь угощаем сигаретой. Разочарованный попрошайка уходит к своим собутыльникам. Вообще, среди бела дня в городе пьяных не так много, хотя и попадаются – наверное, лечат поствоенный синдром.

В Славянском горсовете, бывшей опорной базе боевиков, сейчас приютились различные органы украинской власти, от силовиков до Госкомзема. Есть и кабинет психологической помощи населению, впрочем, закрытый.

Горсовет Славянска

В холле знакомимся с местными проукраинскими активистками. Они сейчас помогают восстанавливать город и собирают данные о разрушенных после обстрелов домах. У всех на одежде – сине-желтые ленточки.

- Не боитесь так ходить? – спрашиваю у одной из них, Инны.

- Нет. Днем никакой агрессии не чувствуем. Но как стемнеет, то дома сидим.

Инна, проукраинская активистка из Славянска

По словам Инны и ее коллег, после прихода в Славянск украинских войск, симпатики сепаратистов никуда не делись.

- С Гиркиным ушло в Донецк человек 700, а всего боевиков в городе было 4-5 тысяч. И где остальные?.. Даже сейчас по ночам слышны перестрелки, только мы не знаем, кто с кем уже воюет.

Особую озабоченность у активисток вызывает приближение нового учебного года.

- У нас очень многие учителя открыто поддержали сепаратистов, ну и какие они ценности теперь начнут прививать нашим детям?.. Уж вы напишите о такой проблеме…

Обещаем написать и идем перекусить в расположенный на главной площади ресторанчик под названием "ГОСТ". Интерьер под стать названию – нарочито выдержан в советской эстетике: настенные плакаты, старые телефоны и прочие артефакты тех времен.

- Вы обязательно посмотрите: как мы из разных советских вещей сделали такой красивый образ, - с гордостью в голосе говорит юная официантка.

Не успеваем на поезд, приходится брать такси. Золотые времена местных таксистов уже прошли. Во время войны они ставили тариф в разы более высокий, чем даже у столичных коллег - "за опасность". Сейчас война в Славянске закончилась, и за поездку до вокзала  владелец ушатанного "жигуленка" берет с троих человек 25 гривен.

На ступеньках вокзала нас окликает один из местных "грачей".

- Ребята, а вы командировочные?

- Ну.

- Часики женские надо? Дешево… - заговорщицки смотрит.

Вежливо отказываемся.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.