Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Люди без паспорта. Как переселенцы и бойцы АТО проходят испытание бюрократией

Люди без паспорта. Как переселенцы и бойцы АТО проходят испытание бюрократией

Раненые бойцы украинской армии и переселенцы с востока проходят следующий круг ада в глубоком тылу — восстанавливая сгоревшие документы

000

В Киевском военном клиническом госпитале лежит молодой парень — Андрей. После тяжёлого ранения ему грозила ампутация. К счастью, обошлось, но восстанавливаться придётся долго. Андрея готовы принять на лечение за границей, но у него нет загранпаспорта. Он родом из Луганской области, там же живёт его мать. Она могла бы получить доверенность и заняться оформлением документов сына, но до Киева ей сейчас не добраться.

С такими бойцами и переселенцами работают волонтёры. Благодаря личным связям они помогают получить новые документы, но признают, что их усилия — капля в море.

Несистемная помощь

Наталья Проценко — издатель. Между двумя деловыми встречами прочитала в соцсети пост о раненом в зоне АТО солдате. Решила узнать, чем может помочь. С тех пор ходит в киевский госпиталь как на работу. Её здесь все знают и, похоже, симпатизируют: дежурный врач, услышав, что нам нужно поговорить, предлагает устроиться в ординаторской. Говорим о старшем лейтенанте Нацгвардии Эдуарде Масько.

"Чтобы тебе было понятнее, я нарисую", — Проценко берёт в руки лист бумаги и карандаш, проводит длинную линию и во время рассказа ставит на ней отметки. Эдуард родился и вырос в Александрии Кировоградской области. Переехал в Запорожье, пошёл служить в спецподразделение "Гепард". Полюбил девушку Валю, хотел жениться, но не успел — началась война.

16 июля во время боя по бронетранспортёру Масько выстрелил танк. Эдуард получил ожоги второй-четвёртой степени, осколочные ранения, контузию, ему ампутировали левую ногу. Через две недели у него родился сын. Старший лейтенант захотел расписаться, зарегистрировать ребёнка.

Но это оказалось невозможно: документы сгорели в нарукавном кармане. Чтобы восстановить паспорт, нужно обращаться по месту прописки — сейчас Эдуард лежит в реанимации ожогового центра и, понятно, не может это сделать. "Весь букет у человека: и жизнь, и слёзы, и любовь, — говорит Наталья Проценко, не сдерживая матерных слов. — Понимания ситуации, в которой люди оказались, от наших чиновников не дождёшься".

Волонтёру Наталье Проценко благодаря личным  связям удаётся ускорить получение документов для солдат, которые едут лечиться за границу

Проблему пришлось решать с помощью знакомого нардепа. Сделали украинский паспорт, потом депутата попросили позвонить в ОВИР, чтобы там быстрее оформили загранпаспорт. "Но это же несистемная работа. Я могу это сделать для десяти-пятнадцати бойцов, но через киевский госпиталь только за три месяца прошло более 600 человек, и процентов двадцать без документов!" — восклицает Проценко.

Под чужой фамилией

Вячеслав Бондаренко родом из Луганска, прожил там 40 лет. 25 мая ездил по северу Луганской области, вёл стримы с избирательных участков, наблюдал за президентскими выборами. Поздним вечером его задержали на блокпосту в районе города Счастье. Обыскали, нашли аппаратуру и распечатанную из интернета карту, на которой Бондаренко отмечал свой маршрут. "Сепаратисты начали кричать, что это карта их блокпостов, что аппаратура у нас шпионская, что мы украли её у какого-то российского ка­нала, — рассказывает Вячеслав. — После этого я получил удар прикладом автомата в затылок, больше ничего не помню".

Пленника отвезли в Луганск, где два с половиной дня допрашивали в захваченном здании СБУ. Результат — сломанные рёбра, ушиб головного мозга. Друзьям Бондаренко удалось его вытащить — без документов и личных вещей. Под чужой фамилией Вячеслава отправили в луганскую больницу, откуда он снова чуть не угодил в подвал СБУ. Дежурный врач сообщил сепаратистам, что к ним поступил подозрительный тип. Бондаренко едва успели увезти из клиники. Он решил, что нужно бежать.

Уехать поездом без документов невозможно, но помог ещё один знакомый. Он показал проводнику паспорт и билет, приобретённый на своё имя, потом вышел, а Бондаренко, прикинувшийся провожающим, уехал в Киев. В столице три недели пролежал в больнице. Написал заявление в милицию о том, что документы у него отобрали. Вскоре ему перезвонили из паспортного стола и сказали, что на него не распространяется закон о беженцах. Документы нужно было восстанавливать по месту жительства — в Луганске. "Повезло — спустя несколько дней открыли отделения для переселенцев, мы поехали туда. Я сдал документы, получал паспорт два месяца", — рассказывает Вячеслав.

В его новом паспорте стоит луганская прописка: вместо штампа — запись от руки. Адрес указали со слов Бондаренко. "Друзья смеются, что нужно было назвать адрес, допустим, депутата Ефремова", — улыбается он.

Вячеслав считает, что временное удостоверение личности могло избавить его от многих проблем. Без документов сложно передвигаться по стране, становиться на учёт, оформлять пособия, пенсии, банковские карты. "Как выяснилось, без паспорта можно жить, но нервозности это прибавляет", — говорит Бондаренко.

Полгода ожидания

Государство упростило жизнь переселенцам из Крыма, Луганской и Донецкой областей. Им разрешили восстанавливать паспорта на новых местах. Этим занимаются отделения миграционной службы, а также госпредприятие "Документ".

"Закон об оккупированных территориях обязал Кабмин разработать порядок паспортизации жителей Крыма, — рассказывает координатор юридического направления волонтёрской инициативы "Восток-SOS" Александра Дворецкая. — Закон, написанный в марте, вступил в силу 6 августа. То есть почти полгода люди не имели возможности ни получить новый паспорт, ни восстановить старый".

Только за последний месяц к Александре обратились более полусотни человек, оставшихся без документов.

Координатор организации "Восток-SOS" Александра Дворецкая сталкивалась с десятками раненых и переселенцев, которым необходимо восстановить документы

По её словам, всё осложняется тем, что в Украине многие данные (например, о месте регистрации или о призывниках) существуют лишь в бумажном виде, в карточках. Из-за этого оформление документов растягивается на месяцы. Ещё одна проблема: для получения паспорта мужчине призывного возраста необходим военный билет. Если он тоже утерян, жителям Луганской и Донецкой областей придётся сначала съездить в Северодонецк или Мариуполь, чтобы получить "военник".

Справка для получения справки

Даже если паспорт уцелел, оформление других документов для выезда на лечение может растянуться на месяц. Супруга раненого бойца Оксана Бабская убедилась в этом, когда выбивала справки для мужа.

В начале марта житель Коростеня Сергей Бабский ушёл в армию добровольцем. Парня направили в житомирскую 95-ю аэромобильную бригаду. 13 июня под Славянском Сергей попал в засаду. Его БТР шёл вторым в колонне. Машина приняла на себя выстрел из гранатомёта и загорелась. От огня пострадали три человека, сильнее всех — водитель, он умер через три дня.

Бабский получил ожоги 40% тела: пострадали лицо, руки, ноги. Его спасло то, что во время обстрела на нём был бронежилет и каска. "У Сергея ожоги четвёртой степени, кожа сама не восстанавливается, требуются пересадки, — говорит Оксана Бабская. — Два месяца в госпитале, всё это время его подшивали лоскутками. Кожу уже неоткуда брать: он на спине лежит, со спины нельзя. Плюс ко всему он получил баротравму".

Только благодаря настойчивости жены в сборе справок Сергей Бабский после тяжёлого ранения смог отправиться на лечение в Кливленд

В июле с Оксаной связались представители украинской диаспоры в США, предложили бесплатно лечить Сергея в Кливленде. Американской клинике требовался эпикриз. Ещё нужна была справка об обстоятельствах и месте ранения из части, где служил Бабский. Её подготовили, на удивление, быстро. Потом Сергея перевели из госпиталя в ожоговый центр. Оттуда потребовалась справка о том, что он проходит лечение и поэтому не может лично пройти собеседование в посольстве.

"В ожоговом центре сначала нужно написать заявление о том, что тебе нужна такая справка, — говорит Оксана. — Потом зарегистрировать его, получить согласие главврача, поймать нужного специалиста. Я ходила за врачами по пятам. А американцы тем временем недоумевали, почему муж до сих пор не у них". Собеседование в посольстве США прошло гладко, и в тот же день Сергею открыли визу.

"Бабскому повезло. Оксана — жена-танк. Но так везёт не всем",— говорит волонтёр Наталья Проценко.

Сергей Бабский стал первым украинским военнослужащим из зоны АТО, которого отправили на лечение в Штаты. Американцы готовы вылечить ещё нескольких раненых. Бойцы ждут документов.

Фото: Александр Чекменёв, Алексей Батурин, из личных архивов

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.